Приехав в Россию студентка из Казахстана стала миллионершой! Приехав в Россию студентка из Казахстана стала миллионершой! Потрясающие растения нашей планеты Потрясающие растения нашей планеты Жизнь — это не просто боль, а настоящая мясорубка Жизнь — это не просто боль, а настоящая мясорубка Вы удивитесь, узнав кое-что об этих бабочках Вы удивитесь, узнав кое-что об этих бабочках Биткойн – где правда, вашу мать? Биткойн – где правда, вашу мать? Двое против двухсот Двое против двухсот Шкурки Шкурки Радистка Лена, или она молчала, даже когда ей отрубили кисти рук Радистка Лена, или она молчала, даже когда ей отрубили кисти рук Как мы с немцами в снежки играли Как мы с немцами в снежки играли В сувенирный магазин пришел олень. Через полчаса он появился там снова со всей семьей В сувенирный магазин пришел олень. Через полчаса он появился там... Многодетной матери, которую наградили термосом, вручили новый "подарок" Многодетной матери, которую наградили термосом, вручили новый... Джордж Клуни подарил друзьям по миллиону долларов Джордж Клуни подарил друзьям по миллиону долларов Сибирский хаски Ануко ненавидит Рождество и показывает это всем своим видом Сибирский хаски Ануко ненавидит Рождество и показывает это всем... 8 интересных фактов о фильме «Самая обаятельная и привлекательная» 8 интересных фактов о фильме «Самая обаятельная и привлекательная» Картинки с надписями для настроения Картинки с надписями для настроения Смешные комментарии из социальных сетей Смешные комментарии из социальных сетей Девушку поймали пьяной за рулем и посадили в камеру Девушку поймали пьяной за рулем и посадили в камеру Александр Иванов, поэт-пародист Александр Иванов, поэт-пародист Собакомедведь постепенно привыкает к людям Собакомедведь постепенно привыкает к людям

Свободный, как ветер. Злой, как собака. И одинокий, как волк (1 видео)

Съехавший набок нос, борода с проседью, нестройные ряды зубов, заметный дефект речи. В руках два пакета, через плечо сумка, в сумке ноутбук, том Тургенева, перчатки для смешанных единоборств, шорты. В свои 41 Вячеслав «Али-Баба» Юровских — главный ММА-путешественник России. Его били в усадьбе Лермонтова, он сходился стенка на стенку в Перми, без паспорта ехал драться в Чечню, падал в жуткий нокаут в городе Кингисепп.
Тут надо бы объяснить, почему Вячеслав носит с собой сумку и два пакета: ему негде оставить вещи. Прошло уже 12 лет с тех пор, как он стал бездомным.
— 12 лет с перерывами, — уточняет он. — Были четыре года, когда я работал сторожем одного магазинчика на «Маяковской». Там и жил.
— Где вы ночевали вчера?
— В подъезде. А позапозавчера — в подземном переходе метро «Аннино».
До усадьбы Лермонтовых-Столыпиных в Середниково надо ехать с Ленинградского вокзала, выйти на станции Фирсановка, а дальше автобусом номер 40 до конечной остановки «Санаторий «Мцыри» (в усадьбе был противотуберкулезный санаторий). Когда 19 августа 2011 года Али-Баба подъезжал к остановке «Мцыри», у него был еще относительно целый нос.
В усадьбе под присмотром внучатого племянника поэта проводились бои людоедской версии Т-1. Достаточно сказать, что в лицо лежащему сопернику там можно бить и обутой ногой, и лбом. Ровно так Али-Бабе и ударили.
— Когда он ударил головой, я подумал: «Пипец». А потом он встал и нанес обутой ногой топчущий удар в лицо. Все в шоке, у меня нос сломан. Мне говорят: «Вы будете вправлять?» А я так хорошо задышал, так четко начал говорить, что решил отказаться. Зря, конечно: этот эффект быстро прошел. Зато после Т-1 мне уже ничего не страшно.
Вечером того же дня Али направился в Санкт-Петербург на турнир «Стрелка». Там он, запутавшись в правилах, боднул молодого соперника и был дисквалифицирован: «Стрелка» все же несравнимо человеколюбивее, чем Т-1. Но сложно не бить головой в субботу, если тебя били головой в пятницу.
Ворочаясь на верхней полке плацкарта поезда Санкт-Петербург — Анапа, Али-Баба промакивал салфетками кровь из пятничной гематомы, которую ему рассекли в субботу. В Москве надо было выходить около шести утра, проводник забыл разбудить — и Али проснулся, когда поезд уже подкатывал к Рязани. И странно в этой истории только то, что Али-Баба не нашел в утренней Рязани никакого турнира, в котором мог бы принять участие, а принялся устало пробираться в Москву — без денег.
В чеченский город Шали Вячеслав отправился не только без денег, но и без паспорта. В день отъезда он понял, что потерял его. Без паспорта ему предстояло доехать до Петербурга — и уже оттуда вместе с петербургской сборной сесть в поезд до Гудермеса.
— Меня, как правило, два раза в день для проверки документов останавливают, но тут московская полиция помогла: сделали быстро справку об утере, проводили до поезда, все объяснили проводнику. Я в Чечню как решил ехать: узнал, что формируют сборную Петербурга для поездки в Шали, и вписался. Я обычно выступаю в категории до 70 кг, но тут было место только в 65, так что два дня пути я почти не ел, чтобы в вес попасть. Вообще проезд и питание оплачивались, за победу платили 10 000 рублей, за поражение — 5000. Только надо было сначала отдать свои деньги за билет, а у меня их не было. Поехал я чудом: человек, которого я первый раз видел, узнал о том, что я хочу поехать на бой в Чечню, и дал столько денег, сколько у него было в кармане. Просто так, от души.

В поезде Али отсыпался, голодал и привыкал к новой капе, которую там же сварил в крутом кипятке. Надевать ее на бой он очень не хотел.
— Если я капу надеваю, это сразу минус от дыхалки. У меня нос-то не дышит после Т-1. Но судьи часто запрещают выходить без капы. Вот и в Чечне так было.
В Чечне Али на заполненном стадионе города Шали проиграл по очкам местному 21-летнему чемпиону по ММА и боевому самбо. После боя Вячеславу вручили 5000 рублей и кинжал.
— У меня врожденный дефект речи. Когда я родился, маме говорили: «Откажитесь от него, он урод, зачем он вам нужен?» Мама со мной намучилась, конечно, до сих пор имена-отчества врачей помнит. 10 операций было. Родителям очень благодарен, что не отказались от меня. Они потом второго ребенка боялись заводить, но брат родился нормальный. Я девять лет учился в школе-интернате на Урале. Вид из окна: на пригорке тюрьма, рядом кладбище. Я потом думал: а ведь были люди, у которых вся жизнь прошла в этом треугольнике. Интернат — тюрьма — кладбище.
После интерната Вячеслав окончил художественное училище в Казахстане, в 1993-м поступил на журфак МГУ (в тот же год поступила, например, Дана Борисова), в 1998-м стал аспирантом.
— Когда учился, всегда был голодный. Стипендию мне не платили, поэтому я собирал бутылки. Они копились в моей комнате и сдавались в черный день. Благодаря этому покупался хлеб и даже какая-то беллетристика. Помню, однажды приехала мама, зашла в мою комнату в общежитии и увидела, сколько там бутылок: «Слава, ты что, пьешь?»
На пятом курсе Али пошел в университетскую секцию самбо — и как-то так вышло, что после окончания учебы он стал преподавать физкультуру студентам журфака. Уже тогда ему негде было жить.
— Я пошел преподавать в надежде, что мне выделят комнату в общежитии. В первый год работы я ночевал в подвалах, на вокзалах, месяца три спал в машине своего студента — насколько можно уснуть в машине зимой. Дожидался открытия метро, дремал пару часов — и ехал преподавать. В тренерской нельзя было оставаться: она вечером закрывалась. В университете я зарабатывал 2000 рублей в месяц. За четыре года работы я так и не получил комнаты — и пошел сторожем в магазин за 12 000.

Он работал грузчиком, охранником в пивной, курьером, корреспондентом, фотографом, наблюдателем на выборах, официантом на балу олимпийцев, снимался в массовке в трех фильмах: «Мама», «Яды, или Всемирная история отравлений», «Всадник по имени Смерть». Мы говорили в общей сложности около восьми часов — и раз в 10 минут Вячеслав стабильно припоминал, кем он работал еще.
— Вы в киоске когда-нибудь сидели? Здорово развивает клаустрофобию. А зимой это такой холодильник. На ночь садишься — под утро в стакане плавает лед.

Али-Баба мало спит ночью. Одна из его худших ночевок была незадолго до отъезда на турнир «Дух воина» в Екатеринбург: он провел почти пять часов в подземном переходе при минусовой температуре. Вячеслав был в трех штанах, но все равно довольно быстро околел и разминался, чтобы согреться. Время в таких случаях идет особенно медленно.
— Двери на станцию «Аннино» открываются в 5:35 по четным дням, а по нечетным — в 5:45. Разумеется, я стоял там в нечетный день. Казалось, эти 10 минут никогда не кончатся. Ночью я если и сплю, то урывками. Если в подъезде, то в лучшем случае с двух до пяти. Главное — дотянуть до открытия метро. Потом можно сесть в поезд и подремать на кольцевой. Мне когда-то попался листок отрывного спортивного календаря, где были расписаны фазы сна. То есть можно спать мало, но достаточно, чтобы высыпаться. В Подмосковье я как-то раз ночевал в домике на детской площадке. Я лежал там с поломанными на соревнованиях ребрами. Это был фильм ужасов: жучки, комары, пауки, муравьи. Еле дождался первой электрички.

Вообще-то у Али-Бабы есть дом: в промышленном городе Н-ске живут его родители и брат. Недавно он ездил туда на пару месяцев восстанавливать паспорт.
— Н-ск высасывает из меня все силы. В Москве я хожу в театр, в кино, на концерты. Только за вчерашний день я встретился с Александром Ширвиндтом, видел Тома Круза, сходил в театр Петра Фоменко. А там я сижу в квартире и неделю коплю силы, чтобы сходить в магазин. Медленная и беспощадная деградация. Плюс постоянные выбросы с заводов — форточку не откроешь. Самое потрясающее, что в Москве я могу ночевать в подъезде, а утром ехать в «Ритц-Карлтон» на пресс-конференцию Шварценеггера.
Вячеслав добывает пригласительные в театр и кино, аккредитовывается на пресс-конференции (впервые я увидел его вживую пару лет назад, когда он задавал неглупый вопрос Федору Емельяненко), он трезв и опрятен — в нем не опознать бездомного.
— Есть люди, у которых я могу помыться, постирать вещи. На днях я ходил стирать к знакомой, а у нее самой весь балкон завешан бельем. И я сушил вещи в подъезде: на перилах, на батарее.
Наблюдать за перемещениями Али-Бабы интереснее, чем за большинством турниров по ММА в России. Свои заметки он публикует на mmablog.ru, где ему предложил вести блог Николай Бухарин — товарищ Али-Бабы по университетской секции самбо, а сейчас житель Канады и обладатель черного пояса по бразильскому джиу-джитсу.
— Я не смотрю бои, я в них участвую. Но когда меня называют бойцом — это смешно. Я не боец, а пародия. Я драться-то не умею.
Удачный бой Вячеслава в смешанных единоборствах выглядит так: он терпеливо ест удары в голову, потом клинчует, переводит соперника в партер — и там уже выходит на удушающий или болевой. В боях он повреждал плечо, ключицу, поясницу, колени, пальцы, ребра, стопу — и ничего из этого не пролечил: ребро и стопа, скажем, срослись неправильно. Зачем он вообще начал драться, Вячеслав не может объяснить ни своей маме, ни себе самому. Это просто началось.
— Для меня это субботний аттракцион. Я забиваю в «Яндекс»: «Соревнования по борьбе». И вылезает, например, вольная борьба в Орле. Если получается занять денег на билет, еду туда. Я очень боялся первых соревнований, меня так трясло — и когда ехал в поезде, и когда выходил на ковер. Больше всего я опасался, что это запишут на видео и выложат в интернет. Это же так стыдно!
Сейчас сеть забита боями с участием Али-Бабы — от Сыктывкара до Шали. Все чаще его выступления транслируются: 30 марта он был на «Духе воина» в Екатеринбурге (трансляция шла в интернете), а 9 мая подрался на петербургском стадионе «Петровский» в финале турнира уличных боев «Стрелка», который покажет канал «Боец». На соревнованиях помельче бои пишутся на фотоаппарат Вячеслава.
— Я всегда говорил людям: если меня убивать будут, все равно снимайте. Фотоаппарат, если что, себе оставите.
Текст: Александр Лютиков 04 января 2014 г.

1024
1
Понравился пост? Поддержи Фишки, нажми:
1
6
Новости партнёров
А что вы думаете об этом?
Фото Видео Демотиватор Мем ЛОЛ Twitter Instagram
Отправить комментарий в Facebook
Отправить комментарий в Вконтакте
6  комментариев
5
Tony 2 года назад
Кремень!