FISHKINET
добавить
пост
Сообщество Факты 733 поста • 489 подписчиков подписаться
fishki.net Душераздирающие фотографии детей-нищих на улицах Викторианской Британии

Душераздирающие фотографии детей-нищих на улицах Викторианской Британии (18 фото)

14099
18

100 с лишним лет назад их можно было видеть повсюду: детей, живущих подаянием прямо на улице. Многие из них были сиротами, но часть и из неблагополучных семей с родителями-алкоголиками. Дети, которые сбежали от такой жизни и стали бездомными, как правило, становились попрошайками или жертвами проституции: возраст согласия в то время составлял всего 12 лет...

×

Источник:  — переведено специально для fishki.net

Понравился пост? Поддержи Фишки, нажми:
0
43
Новости партнёров
А что вы думаете об этом?
Фото Видео Демотиватор Мем ЛОЛ Twitter Instagram
Отправить комментарий в Facebook
Отправить комментарий в Вконтакте
Мой статус онлайн виден пользователям
49  комментариев
Лучший комментарий
Скрыть
Показать все 1 ответ
80
Дашуля 10 месяцев назад
Меня на этих фотках смущают белые чистые передники и чисто вымытые, на некоторых даже уложенные, волосы

Вы действительно хотите удалить комментарий?

Удалить Отмена
Комментарий удален
15
Оксана 12 месяцев назад
ищу хорошего парня

Вы действительно хотите удалить комментарий?

Удалить Отмена
204
Серый 12 месяцев назад
И если бы не революция 1917 года это [мат] продолжалось

Вы действительно хотите удалить комментарий?

Удалить Отмена
2
13 12 месяцев назад
Россию вспомните лучше..

Вы действительно хотите удалить комментарий?

Удалить Отмена
111
Михаил Черников 12 месяцев назад
Небольшой отрывок из серии романов "Каменный пояс"..
После блужданий по переулкам Мак-Миль привел Черепанова в лачугу гончара. В небольшой, бедно уставленной только самым необходимым комнате приютилось целое семейство. Гончар Вильгельм Воорд, унылый худосочный мужчина, обрадовался, узнав, что Мирон русский.
- Мы с Фанни уступим ему свою постель! - сказал он маклеру. - Теперь мы сможем вносить плату за квартиру проклятому пауку Дугласу Хегу!
Рабочий указал уральцу на свою убогую постель.
- А где же вы будете сами почивать? - спросил Мирон.
Гончар махнул рукой.
- Проживем и без этого! - улыбнулся он. - Я когда-то служил моряком и привык ко всем невзгодам. Бывал и у вас, в России.
Последнее признание прозвучало особенно тепло. Мирону стало жалко эту приветливую семью, и он сказал:
- Нет, я не согласен занять вашу кровать. Разрешите мне занять этот топчан? - показал он на широкий деревянный диван.
Хозяева с благодарностью взглянули на Мирона, и он стал устраиваться на ночлег.
Стены в помещении пронизывала сырость, воздух был застоявшийся, прокисший. "Плохо живется английскому рабочему!" - подумал уралец и вечером, за огоньком, разглядывая гончара, спросил:
- Тебе, поди, лет пятьдесят наберется?
Слабая улыбка мелькнула на лице рабочего.
- Ты ошибаешься, - ответил он уныло. - Мне всего тридцать два года, но работа на господина фабриканта состарила меня на целых двадцать лет! Жена моя стала совершенным скелетом, а ведь ей всего двадцать девять!
В измученной, костлявой женщине трудно было признать молодую мать. Не только серое, изможденное лицо старило ее, но и потухшие мертвые глаза говорили о страшной усталости.
- Мы вечно голодны! Заработка не хватает на питание, - пожаловалась молодая хозяйка. - Сестра моя работает на фабрике обоев, и ей приходится не слаще моего. Но моему мальчугану еще хуже: ему всего семь лет, а он уже работает!
- Где же он? - спросил Мирон.
- Он еще на работе, - ответил гончар. - Я скоро пойду за ним на фабрику. Каждый день я ношу его на спине туда и обратно, так он слаб. Работа по шестнадцать часов в сутки сильно изнуряет, приятель. В полдень, в обеденный перерыв, я убегаю к нему с работы, чтобы покормить. Он стоит у машины, ест и работает! Ему на минуту нельзя оставить ее и уйти на свежий воздух. Мне приходится становиться на колени, чтобы накормить его. Вот как живем мы здесь, в своей старой доброй Англии! - с горькой иронией закончил он и вздохнул.
Он долго смотрел на трепетный свет огонька, думая о чем-то своем. Не утерпев, он снова продолжал:
- Трудно нам изменить свою жизнь. Ведь и мое детство проходило так, как у сына. Я начал работать гончаром, когда мне исполнилось всего семь лет и десять месяцев! Сначала я относил в сушильню изготовленный товар в формах, а затем приносил обратно старые формы. Каждый день я работал по пятнадцать часов. Теперь ты видишь, почему я так рано постарел!

Вы действительно хотите удалить комментарий?

Удалить Отмена
14
ИринаСпицына харитон устиныч йорк 12 месяцев назад
Одна из моих любимых книг детства.
А ещё "Без семьи".

Вы действительно хотите удалить комментарий?

Удалить Отмена
Показать все 7 ответов

На что жалуетесь?