Свобода или дикость? Как воспитывают детей за границей (31 фото) Свобода или дикость? Как воспитывают детей за границей (31 фото) Пенсионерка, выигравшая 506 миллионов, таинственно исчезла Пенсионерка, выигравшая 506 миллионов, таинственно исчезла Дизайнер, прекрати! 30 странных детских игрушек, на которые больно смотреть Дизайнер, прекрати! 30 странных детских игрушек, на которые больно... Приставов шокировала квартира пенсионерки, оставившей соседей без газа Приставов шокировала квартира пенсионерки, оставившей соседей без газа Как я чуть не стал вегетарианцем в Индии Как я чуть не стал вегетарианцем в Индии Как меняется наша жизнь - фото прошлого и настоящего Как меняется наша жизнь - фото прошлого и настоящего Главная беда России — барские привилегии власти Главная беда России — барские привилегии власти Он в одиночку построил себе бревенчатую избу. И показал, как это сделал Он в одиночку построил себе бревенчатую избу. И показал, как это... Неадекватные подростки в магазине Новосибирска Неадекватные подростки в магазине Новосибирска Дизайнеры упаковки - враги потребителя! Дизайнеры упаковки - враги потребителя! Этот блокнот показывает разные объекты после того, как его полностью используют Этот блокнот показывает разные объекты после того, как его... Обычный день простого крымского пенсионера Обычный день простого крымского пенсионера История из жизни моего приятеля участником которой я стал История из жизни моего приятеля участником которой я стал 8 бесплатных услуг в поездах, о которых не знают многие 8 бесплатных услуг в поездах, о которых не знают многие Пентагон испугался российского подводного дрона с ядерными боеголовками Пентагон испугался российского подводного дрона с ядерными... Подборка "автожести": фотографии из автосервисов Подборка "автожести": фотографии из автосервисов Пожарный поймал сброшенную с третьего этажа горящего здания девочку Пожарный поймал сброшенную с третьего этажа горящего здания девочку Спасибо товарищу Брежневу за моё счастливое детство Спасибо товарищу Брежневу за моё счастливое детство Про лжепатриотов Про лжепатриотов

Звезда эпохи (1 фото)

3319
1

Одеколон «Шипр»

Метки: СССР  история  
Любите повспоминать, как всё было раньше?
Присоединяйтесь, поностальгируем вместе:
0
26
Новости партнёров
А что вы думаете об этом?
Фото Видео Демотиватор Мем ЛОЛ Twitter Instagram
Отправить комментарий в Facebook
Отправить комментарий в Вконтакте
30  комментариев
Показать все 7 ответов
396
Sagirez Доктор Джонс 2 года назад
Вкусён чертяка ! ( " А кто не без греха , пусть первый бросит в меня камень ."
396
Sagirez Доктор Джонс 2 года назад
Пользуясь случаем , хочу предоставить на суд читателей замечательную поэму !

Евгений ЕВТУШЕНКО



Баллада о пьянке



Мы сто белух уже забили,
цивилизацию забыли,
махрою легкие сожгли,
но, порт завидев, — грудь навыкат!
друг другу начали мы выкать
и с благородной целью выпить
со шхуны в Амдерме сошли.

Мы шли по Амдерме, как боги.
Слегка вразвалку, руки в боки,
и наши бороды и баки
несли направленно сквозь порт;
и нас девчонки и салаги,
а также местные собаки
сопровождали, как эскорт.

Но, омрачая всю планету,
висело в лавках: «Спирту нету».
И, как на немощный компот,
мы на «игристое донское»
глядели с болью и тоскою
и понимали — не возьмет.

Ну кто наш спирт и водку выпил?
И пьют же люди — просто гибель...
Но тощий, будто бы моща,
Морковский Петька из.Одессы,
как и всегда, куда-то делся,
сказав таинственное: «Ща!»

А вскоре прибыл с многозвонным
огромным ящиком картонным,
уже чуть-чуть навеселе;
и звон из ящика был сладок,
и стало ясно: есть! порядок!'
И подтвердил Морковский: «Е!»

Мы размахались, как хотели,—
зафрахтовали «люкс» в отеле,
уселись в робах на постели;
бечевки с ящика слетели,
и в блеске сомкнутых колонн
пузато, грозно и уютно,
гигиеничный абсолютно
предстал тройной одеколон.

И встал, стакан подняв, Морковский,
одернул свой бушлат матросский,
сказал: «Хочу произнести!»
«Произноси!» - все загудели,
но только прежде захотели
хотя б глоток произвести.

Сказал Морковский: «Ладно, - дернем!
Одеколон, сказал мне доктор,
предохраняет от морщин.
Пусть нас осудят — мы плевали!
Мы вина всякие пивали.
Когда в Германии бывали,
то «мозельвейном» заливали
мы радиаторы машин.

А кто мы есть? Морские волки!
Нас давит лед и хлещут волны,
но мы сквозь льдины напролом,
жлобам и жабам вставим клизму,
плывем назло имперьялизму?!»
И поддержали все: «Плывем!»

«И нам не треба ширпотреба,
нам треба ветра, треба неба!
Братишки, слухайте сюда:
у нас в душе, як на сберкнижке,
есть море, мамка и братишки,
все остальное — лабуда!»

Так над землею-великаном
стоял Морковский со стаканом,
в котором пенились моря.
Отметил кэп «Все по-советски...»
И только боцман всхлипнул детски:
«А моя мамка — померла...»

И мы заплакали навзрыдно,
совсем легко, совсем нестыдно,
как будто в собственной семье,
гормя-горючими слезами
сперва по боцмановой маме,
а после просто по себе.

Уже висело над аптекой
«Тройного нету!» с грустью некой,
а восемь нас, волков морских,
рыдали, — аж на всю Россию!
И мы, рыдая, так разили,
как восемь парикмахерских.

Смывали слезы, словно шквалы,
всех ложных ценностей навалы,
все надувные имена,
и оставалось в нас, притихших,
лишь море, мамка и братишки
(пусть даже мамка померла).

Я плакал — как освобождался,
я плакал, будто вновь рождался,
себе — иному — не чета,
и перед Богом и собою,
как слезы пьяных зверобоев,
была душа моя чиста.