Он сделал предложение с помощью крошечного котенка, и это было невероятно мило Он сделал предложение с помощью крошечного котенка, и это было... Магазин для нищих в Европе Магазин для нищих в Европе Воришка воришке - рознь... (рассказ охранника супермаркета) Воришка воришке - рознь... (рассказ охранника супермаркета) Учитель поставил кол за правильно выполненную домашнюю работу Учитель поставил кол за правильно выполненную домашнюю работу Это просто... автозамена Это просто... автозамена Честные рожи нашей эстрады Честные рожи нашей эстрады Коротенький и забавный обзор Lada Niva Urban Коротенький и забавный обзор Lada Niva Urban Сюрреалистическая Россия Сюрреалистическая Россия В этот момент я понял, что детство кончилось В этот момент я понял, что детство кончилось Момент неудачного запуска ракеты С-300 попал на видео Момент неудачного запуска ракеты С-300 попал на видео Женщины - такие женщины. Подслушано из серии - начинающие дамы-водительницы Женщины - такие женщины. Подслушано из серии - начинающие... Как насильники выбирают жертв? Они рассказали, а мы в шоке! Как насильники выбирают жертв? Они рассказали, а мы в шоке! Студентка создала батарею, которая может работать 400 лет Студентка создала батарею, которая может работать 400 лет Гифки дня Гифки дня Любительницу селфи смыло волной во время шторма в Сочи Любительницу селфи смыло волной во время шторма в Сочи Писатель Юрий Поляков: Почему «элита» считает нас быдлом Писатель Юрий Поляков: Почему «элита» считает нас быдлом Помните с кем изменяете, иначе попадёте в подобную ситуацию Помните с кем изменяете, иначе попадёте в подобную ситуацию Муж сделал для своей жены гигантский рождественский календарь с настоящими подарками внутри Муж сделал для своей жены гигантский рождественский календарь с...

Истории

13194

Хранитель


На углу Московской и Астраханской подошва ботинка скользнула по льду – падая, я едва не сломал руку. Обычный день. Как и триста шестьдесят четыре предыдущих из самого жуткого этапа моей жизни. Завтра ровно год, как умерла Ирина. Это было первое несчастье, позже последовали и другие – менее оглушительные: тяжелая болезнь матери; отъезд на ПМЖ в Германию лучшего друга; смерть двоюродной сестры... Наверное, это цинично, но уход из жизни любимой девушки затмил все остальное.
Отряхиваю с куртки снег, тихо матерюсь и осторожно шагаю дальше, выискивая взглядом припорошенный снежком лед. Впереди залитая желтым светом площадь Сенного рынка. Ненавижу это бойкое, обильное до бомжей и хачиков место. Вечная грязь, вонь, толчея, орущая из ларьков попса. Уже близко. Последние два года я работаю продавцом-консультантом в «Ассорти». Каждый день, за исключением редких выходных, следую заученному распорядку: безумная трель будильника, ледяная вода в умывальнике, несколько скребущих взмахов старой бритвой по измятому лицу. Давящее одиночество пустой кухни; гул кофемолки и обжигающий напиток, аромата которого почти не чувствую. Одеваюсь и, хлопнув дверью, ныряю в холодный мрак просыпающегося города…
До «Ассорти», где предстоит изъясняться с туповатыми клиентами, можно доехать на автобусе или трамвае, но обычно я иду пешком. Даже в холод или дождь. Четверть часа прогулки окончательно вырывают сознание из небытия, из чумовых воспоминаний. Хотя нет – видения из глубин памяти одолевают не только ночами. Иногда образ Ирины является и днем, когда случается затишье в торговом зале.
Слева остановка «Центральный колхозный рынок». Широкая Астраханская за площадью сужается и переходит в кривую неухоженную улицу с идиотским названием «Танкистов». А конец сквера примечателен «блошиным гипермаркетом» – так горожане величают стихийный базарчик, регулярно разгоняемый ментами. Пенсионеры упрямы и непобедимы: денег блюстителям не отстегивают, послушно собирают хлам, уходят. А через час-два неизменно возвращаются. Ничего не поделаешь – закалка социализмом.
Сонно. Муторно. Похмельно. Вчера до поздней ночи тупо пялился в мигавший телек и не заметил, как вылакал бутылку мартини. Опять под те же воспоминания…
– Пакуй вещички и проваливай, – доносится сбоку пристрастный голос. Над беззащитным седобородым старцем нависли три бугая-омоновца. По одному эти дятлы не ходят – боятся. Старший не унимается: – Уматывай! Даю минуту!..
Умаляющее прижимая ладони к груди, пожилой торговец слабо возражает…
Я помню старца. Сколь рано не топал бы на работу, он уже седлает деревянный ящик на железном люке тепломагистрали. И вечером, возвращаясь тем же маршрутом, каждый раз выхватываю взглядом сутулую фигуру. Никого уж нет: ни покупателей, ни коллег-продавцов. А он все сидит, будто никогда не покидает насиженного места.
– Уберу. Сейчас все уберу, – поспешно складывает он в потрепанную сумку реликтовый товар: ржавый фонарик, цветные карандаши, обувную щетку… И жалобно просит: – Только позвольте мне остаться.
Сержант пинает ящик и повышает голос:
– Проваливай!
Вообще-то я всегда придерживаюсь мнения: лучше стать негром, чем свидетелем. Но тут что-то внутри взбрыкнуло и матерно заверещало.
– Ну, сидеть-то в сквере не возбраняется, – сбавляю шаг.
– Чего? – надменно оборачиваются менты.
– Ничего. Просто хотел напомнить: граждан нужно уважать. Особенно если им под восемьдесят.
Старший прищуривается:
– А тебе-то сколько, гражданин?
– Какая разница?
– Дай-ка документики.
Лезу во внутренний карман, подаю паспорт. Сержант лениво листает странички… Переминаюсь с ноги на ногу, жду вердикта доблестных борцов с преступностью. И вдруг ловлю взгляд старца. Взгляд подслеповатых выцветших глаз. Он смотрит пристально и по-доброму – как на спасителя, протянувшего руку в самый отчаянный и тяжелый миг. С такой же благодарностью смотрят на хирургов отошедшие от наркоза пациенты. Наверное, также смотрела бы на врача Ирина, если бы…
– Ладно, старик, сиди пока, – цедит жлоб в милицейской форме и с ухмылочкой пихает мою ксиву в свой карман: – А ты пойдешь с нами.
– С какой стати? Законов не нарушал, документы в порядке.
– Пошли-пошли. И лучше помалкивай, а то умирать в камере будешь долго – до самой китайской пасхи…
Да, в нашей стране все до омерзения просто. Стоило наплевать на несправедливость и прошмыгнуть мимо – ходил бы за клиентами в теплом торговом зале. А не стерпел, высунулся – получи!.. * * *
Под утро невежливо будит пинок:
– Эй, тело, подъем!
Равнодушно поднимаюсь с деревянных нар.
– Куда теперь?
– На волю.
– Так быстро? Я же особо опасный преступник. Рецидивист. Главный враг Государства и Единой России.
– Поговори мне! – верещит молодым поросом служивый. И больно тычет дубинкой в почку: – Прямо по коридору – к дежурному. И больше не попадайся…
Скукотища. Это у них типа урока на долгую память: не перечь власти, и все будет мягким пухом. Или вековая привычка, утвержденная с перепою железным Феликсом: утопить в дерьме и непременно дождаться, когда затихнет последний «бульк».
Ладно. Плетусь по коридору, кутаясь в китайском синтепоне – продрог за ночь в камере до костей, словно вечность бороздил Атлантику одинокой льдиной. Мля, думал хуже чем есть не бывает! Оказывается у меня бедная фантазия…
– Проверь, – швыряет целлофановый пакет дежурный капитан.
Часы, сотовый, документы, бумажник, сигареты, шнурки, поясной ремень…
– Все?
– Нет, – храню серьезность рожи. – Часы были на золотом браслете. А здесь замусоленный ремешок из кожзама.
– Какая же ты сволочь, – миролюбиво скалится дежурный. – Наверное, хочешь пару дней помечтать в позе дискобола?
Козел ты вилкопоповицкий, а не капитан.
По-военному прикладываю ладонь к непокрытой башке и спешу ретироваться за стеклянную дверь. Пока не отменили реабилитацию.
На улице снова смотрю на часы. Пять утра! Домой идти поздно, на работу – рано. Впрочем, в «Ассорти» все одно появиться стоит. Вчера по дороге в отделение сержант Дебилко великодушно дозволил сделать звонок по мобиле. Типа адвокату. Насмотрелся, идиот, Голливудской лажи!.. Наши адвокаты в восемь утра посылают дальше, чем портовые грузчики. Потому я набрал номер администраторши и чистосердечно признаться, что трясусь на носилках скорой помощи с острым приступом геморроя. Старая сука не поверила. Будто я только и делал, работая в их гребанном «Ассорти», что оформлял больничные. Велела приехать и расстаться мирно: написать заявление по собственному желанию.
Ну и хер с ней! Сворачиваю с Московской на Астраханскую. И опять шлепаю задом по той же замерзшей луже. Господи, когда же кончится эта пытка под названием «жизнь»?!
* * *
Впереди залитая желтым светом площадь Сенного рынка. Ненавижу это бойкое, обильное до бомжей и хачиков место. Вечная грязь, вонь, толчея, орущая из ларьков попса. Уже близко…
Менты, словно знали, каким способом меня лучше казнить – почти на сутки заперли в камере одного. Без соседей. Без товарищей по несчастью. Лежа на деревянных нарах и почесывая разбитое сердце, опять вспоминал Иру. До одури. До галлюцинаций. Потому сейчас стараюсь сосредоточиться на другом – устал, вымотался думать о ней…
– Интересно, – бормочу под нос, – в такую рань я никогда здесь не бывал. Даже в те авралы, когда нас выдергивали помогать в разгрузке товара.
Внезапно и впрямь рождается интерес: неужто седовласый старец уже дежурит на своем поломанном ящике?
Подхожу ближе к площади. Сидит. Точно сидит! Вон его сутулая фигурка – чернеет средь редких деревцев, над теплой «таблеткой» люка.
Невольно притормаживаю и всматриваюсь: жив ли, не замерз?
Нет, легонько ворочает пальцами поднятых к лицу рук, согревает их слабым дыханием. Ненормальный. Кому он продаст свой хлам, если вокруг ни души? Ментов и тех нет – слишком рано.
Поравнялся. Иду дальше, ускоряя шаг. Не узнал. Ну и бог с ним. Что мне до него?..
Вдруг сзади дребезжащий тенорок:
– Эй, парень!
Меня? Оборачиваюсь. Дедулька воздел руку, точно толкает речь с броневика. Странно, – что ему нужно? Впрочем, торопиться некуда – охрана не пустит в торговый зал раньше шести. Молча возвращаюсь.
– Ну, здравствуй, милок, здравствуй, – шепчут тонкие губы, чуть прикрытые серебряной бородой.
– Здрасьте.
– Отпустили?
– Куда они денутся. По правде сказать, мне раньше не приходилось…
– Ты же честный человек, – останавливает он мой лепет, – а честные люди никогда не употребляют выражение «по правде сказать».
Старик по-доброму улыбается, неловко двигается на шатком ящике и предлагает местечко рядом. Сажусь на самый край, достаю сигареты. Спохватившись, предлагаю собеседнику.
Тот машет крючковатой ладонью.
– Я свое откурил. Расскажи-ка мне лучше о себе…
* * *
Да, слушать он умеет. Чем дальше я повествую о свалившихся напастях, тем больше он к себе располагает. Рассказ невесел, но что поделать – печальной жопой радостно не пукнешь. И старец жадно ловит взгляд; сопереживает, шевелит клочковатыми бровями; мелко кивает и щурится. Потом долго молчит, задумчиво созерцая слюдяные снежинки, волшебно мерцающие в оранжевом мареве ночных фонарей.
– Выходит, сегодня год, как… ушла твоя Ира?
– Да, – беззвучно соглашаюсь я.
– А во сколько?
– В половине седьмого вечера ее сбила машина на пересечении Большой Казачьей и Рахова, – обессилено бормочу, выплеснув в рассказе последние силы. – А через час на операционном столе… ее не стало.
– Э-эх… вижу, худо тебе. Худо. Как говориться, танго нельзя станцевать без партнера. Послушай, ты хорошо знаешь этот район?
– Как свои сто пять клавиш.
– Непонятно, но понятно, – улыбается старец, мягко уложив шершавую ладонь на моей руке. Внезапно под кустистыми бровями вспыхивают задорные искорки: – А если бы появился шанс все поправить – рискнул бы?
– О чем вы? – нервно тяну из пачки очередную сигарету.
– Я серьезно, парень.
«Сумасшедший. Подфартило, однако! Лучше бы я вчера прошел мимо…»
– А вот это ты зря, – угадывая мысли, качает он седой головой. – Я ведь вчера сделал важное открытие.
– И какое же?..
– Глядя на тебя, понял, что остались еще неравнодушные люди. Не повымерли, слава Богу! Ты не испугался, подошел, вступился…
Я пожимаю плечами – дескать, ничего особенного не сделал.
– Нет, мил человек, – крепче сжимает он мое запястье, – нет! Для меня это очень важно!
– Что именно? – удивляюсь его волнению.
– Важна вера в хороших людей. А еще важно всегда оставаться здесь – на этом месте, – озирается по сторонам дедок.
– Рыночная конкуренция?
С минуту худая бородка вздрагивает в унисон смеющемуся тенору; бесцветные глаза тонут в паутине морщин.
– Я вовсе не торгаш, – утерев слезы, признается новый знакомец. – А старинные вещицы раскладываю на газете для виду. Для прикрытия.
– Какого прикрытия?
– Оно необходимо для основной работы.
– Что за работа?
– Я служу хранителем.
Умолкаю, все боле утверждаясь в мысли: чокнутый.
– Хранители не имеют права надолго покидать назначенного поста, – с горящим взором продолжает пенсионер. – Я, конечно, иногда отлучаюсь: согреться в кафе и попить чайку, или добежать до общественного нужника. Но мое отсутствие длится десять-пятнадцать минут. И соседи-продавцы присматривают за…
– За чем они присматривают? – не выдерживаю я. – За каким постом? За сломанным ящиком?!
Он опять смеется, а бородка издевательски приплясывает… Потом резко замолкает и глухо топчет валенком мерзлую землю.
– Вот мой пост! Вот!
Тысячи снежинок взлетают вверх, оголяя темную ржавчину круглого люка…
* * *
Шарю лучом света по каменным сводам и недовольно ворчу:
– Похоже, мы оба спятили. Он от старости, а я от одиночества…
Седовласый торговец или «хранитель», как он назвался, помог сдвинуть крышку люка и спуститься по кривым скобам на дно колодца.
– Нет-нет, тебе не к Детскому парку! Тебе в сторону улицы Танкистов, – услышал я эхо сдавленного шепота. – Да, и еще… возможно, к концу перехода станет худо. Потом очнешься в чем мать родила.
– Это как?! В крови и слизи?
– Вроде того. Не пугайся – у выхода найдешь, во что одеться. Счастливо…
По большому счету это направление меня устраивало. Именно там высился безобразный промышленный корпус, захваченный в лихолетье молодым миллионером Гордейчуком и переоборудованный под строймаркет «Ассорти». «Какая разница? Ковылять на работу верхом по замерзшим лужам, или ползти под землей», – размышлял я, спрыгнув вниз и включив подаренный дедом фонарик.
Путешествовать под сводчатым потолком предстояло пару минут. Нора шириной в метр и около двух в высоту; никаких труб или того, что присуще подземным коммуникациям. Простой тоннель. Местами кирпичные стены покрыты сизым инеем или пушистой плесенью; местами камень дышит паром.
Мне пох. Иду, чтобы поскорее избавиться от компании престарелого шизика. Иду и вспоминаю… Нет, не Иру, а его фразы. Сбивчивые, сумбурные, непонятные…
Метров через двести ощущаю слабость и тошноту. Верно от голода – я ведь сутки ничего не жрал.
Сверху гремит трамвай. Присаживаюсь на корточки, тяну из кармана сигарету. Закуриваю…
Становиться худо. Совсем худо. Как и обещал чудной дедок…
* * *
Не понимаю, что это было. Безмятежный сон? Спокойное беспамятство? Ни боли, ни ощущений, ни мучительных снов. Ничего…
Очнулся от зябкого сквозняка. Сыро и почти темно.
Сел, прислонившись спиной к холодной кладке. Припомнил последний час. Нащупал умирающий фонарь, усмехнулся своей доверчивой дури и вдруг понял: совершенно голый. Мля, раздели! Ни брюк, ни документов, ни денег! Идиот…
Вернуться и набить морду?
Кому?.. «Хранителя», небось, и след простыл. Да и не дело это – поднимать руку на стариков.
Ладно, надо идти. Не оставаться же здесь навеки. Если наверху еще темно – как-нибудь доберусь до «Ассорти». А там приятели помогут.
Встаю и, чертыхаясь, освещаю дорогу тусклым лучом. Через сотню шагов тупик с лесенкой наверх. У нижней скобы нахожу ворох поношенных и пропахших гнилью вещей: брезентовые штаны, ватник, кирзовые ботинки. Медленно одеваюсь, карабкаюсь к свободе, сдвигаю башкой тяжелый люк. В глаза бьет яркое декабрьское солнце. Сколько же я проспал в этом чертовом тоннеле?..
Снующий вокруг народ не обращает внимания на вылезшего из преисподней работягу. Квартал до «Ассорти» преодолеваю за минуту.
– Привет, – бросаю охраннику на входе. Тот изумленно таращит глаза.
Бегу к напарнику Сашке; не отвечая на его вопросы, строчу заявление…
А вот сучка-администраторша ни сколь не удивлена моему прикиду. И письменную просьбу об увольнении принимает с едкой ухмылкой.
– Ну-ну, – мычит на прощание. – Желаю творческих успехов в ассенизаторском деле.
Плевать. Я-то переоденусь и найду нормальную работу. А ты до смерти останешься кривоногой стервой. Стрельнув у Сашки штуку до расчета, почти счастливым запрыгиваю в подвернувшийся трамвай…
Где-то во дворах визжат дети; за углом по-военному рвутся петарды, напоминая о последней неделе истекающего года. В трех шагах от дома поворачиваю к ларьку, где тупо и по Марксу меняю деньги на товар. В лифте ополовиниваю бутылку. Сбивчиво объясняюсь с пожилой соседкой и беру запасной ключ от квартиры. Скидываю робу посреди комнаты, включаю в ванной теплый душ. И падаю на родной диван…
Жизнь, конечно, пытка, но случаются в ней блаженные минуты.
* * *
– Привет, милый. Как дела?
– Нормально. Ты откуда?
– Иду с работы. Нам подкинули неплохую премию, представляешь?
– Антикризисную?
– Почему антикризисную? – теряется Ира. – Обычную, новогоднюю. Разве в «Ассорти» сотрудников не поздравляют с Наступающим?
– Поздравляют. Просроченной краской и обойным клеем. Только я сегодня уволился.
– Уволился? Зачем?..
– А-а… Это отдельные танцы с бубном. Потом расскажу.
– Ладно. Какие планы на вечер?
Обычный сон. Обычная болтовня с Ириной. По телефону. Не догоняю только одну деталь: лежа на диване и прижимая к уху трубку, «любуюсь» ворохом гнилой одежды. Стало быть, знакомство с «хранителем» – тоже сон? А сутки, проведенные в камере? А мое увольнение?..
– С тобой все в порядке? – настороженно спрашивает девушка.
– Да вроде жив, здоров. А что?
Она вздыхает:
– Ну… ты как-то неуверенно разговариваешь. И голос у тебя нетрезвый.
– Да, чуток глотнул мартини… – оправдываюсь я. И вдруг меня прошибает: – Ира ты где?
– Я же сказала: иду с работы.
– Нет. Где ты в данный момент?
– На Казачьей. Подхожу к Рахова…
– А сколько времени?
– Почти половина седьмого…
– Стой! Остановись! – ору я в трубку. – Слышишь?!
– Что случилось?
– Остановись и жди меня! Поняла?
– Поняла…
– Нет, ты не поняла! Не переходи Рахова, слышишь?! Я сейчас…
Натягиваю брезентовые штаны, хватаю ватник – нет времени искать нормальную одежду. Не дожидаясь лифта, несусь вниз по ступенькам…
* * *
– Какой-то ты странный сегодня, – смущаясь, робко отвечает на поцелуи Ирина.
Мы стоим на углу Казачьей и Рахова. Прохожие с интересом оглядываются. Немудрено: работяга в замусоленной брезентухе обнимает девушку в короткой норковой шубке.
– Пойдем, – увлекаю ее в сторону дома.
– Так у тебя все-таки есть план на вечер?
– Нет. Но будет…
Бережно перевожу ее через дорогу и замечаю в витрине булочной мигающие цифры «2008». Неужели все это – реальность?..

– О чем задумался? – нежно проводит по моей щеке пальчиком Ирина.
Улыбаюсь – в темной комнате лиц все одно не видно. Выдыхаю табачный дым:
– Вспомнил одного человека.
Она с минуту напряженно молчит. Но женское любопытство побеждает:
– О ком же?
– О замечательном седовласом старце. Завтра я тебя с ним познакомлю…
– Зачем? – смеется Ира.
И вправду – зачем? Стоит ли возвращаться на год вперед, даже если теперь мы вместе? Хранитель не только вернул мою любовь, но и подарил лишний год жизни. Почему бы ни воспользоваться подарком? Нужно срочно отправить мать на обследование, пока не скрутила болячка. Пока не поздно – пообщаться с сестрой и другом…
И обязательно навестить старца. Поблагодарить, угостить горячим чайком из термоса и просто посидеть, поболтать. Старики это любят… С виду ему восемьдесят. Или восемьдесят пять. А сколько на самом деле?
Одному Богу известно…
©Валерий Рощин
Давай останемся друзьями?

Каждый нормальный человек хоть раз в жизнь переживает процесс расставания не по своей воле - бросают, короче говоря, хоть раз в жизни каждого нормального человека! Для кого то такое расставание становится серьезнейшей травмой, кто-то отряхивается, смеется цинично над пафосом бросающего и идет себе насвистывая дальше по жизни, пока не наткнется на новые отношения.
Самое интересное, что несмотря на тот факт что, безусловно, у каждой разбивающейся пары своя история, фразы, с помощью которых люди подводят черту в отношениях в общем и целом не отличаются особой оригинальностью. Кто-то ссылается на семейные причины, кто-то апеллирует к религии, кто-то беззастенчиво претворяется благодетелем… и все это так же старо, как и мир, в котором каждую минут рождаются и распадаются новые союзы. А есть и такие невежливые «бросальщики», которые вовсе не утруждают себя объяснением причин, но об этих невоспитанных товарищах мы поговорим в другой раз.
«Понимаешь, дело в семье…»
Семья – это святое, у того, кого бросают просто не остается аргументов, когда на свет божий выкатывается такая тяжелая артиллерия. «Я бы женился на тебе, если бы у тебя уже не было двоих детей… Если бы я только встретился тебя до твоего предыдущего брака, я бы ух!..», - разве остается хоть шанс у обвиняемой после такого безжалостного использования фактов? Или «Знаешь, ты стала мне как сестра. Люблю тебя как свою младшую сестричку… Но ведь это не совсем то, чего ты от меня хочешь?» (произносится с надеждой на положительный ответ)
Хороши также ссылки на маму – «Да не могу я на тебе жениться, ты же не умеешь готовить борщ, как мама!» или «Знаешь, а моя мама никогда не ругается матом. И это то, чего я ищу в свое будущей жене…» Все правильно, если что – кати на маму, мамы во всем вообще виноваты, это еще Фрейд доказал.
«Работа, проклятая работа!»
И то верно, на работе среднестатистический человек в наше время проводит 70% своей сознательной жизни, так почему же работа не может служить веской оправдательной причиной для бросающего? «Понимаешь, я банкир, я привык руководствоваться мозгом, а не другими органами, и мы вообще-то не сильны в любви…» или «Послушай, девочка, я просто не могу остаться и быть с тобой, у меня есть дело. И дело требует, чтобы я уехал на полгода в Уругвай, прости!» Или как вам хит от провинциального мачо: «Детка, я же бандит. Меня убьют, а ты будешь плакать, прощай.»
Садисты
Есть определенный биологический вид бросальщиков, считающих, что чем жестче они себя поведут, тем проще жертве будет их возненавидеть и прийти в себя после такого горя, как их, бросальщиков, исчезновение с ее, жертвы, горизонта. «Ты что, дура, и в самом деле считала что мы поженимся и заведем детей?!» или «Ты себя в зеркало видела? Есть еще вопросы?», ну или коронное: «Я просто встретил кого-то, от кого меня не так тошнит как от тебя, детка!»
Наверное, таких в детстве стоит держать подальше от неправильно трактуемой ими приключенческой литературы типа «Графа Монте-Кристо», ну или просто отстреливать в моменте, чтобы они не размножались и не передавали по наследству свой дурной ген. Как считаете?
Благотворители
Замаскированные садисты. Трусливые фиалы, что очень боятся выглядеть плохими в глазах женщины, прокормившей их полгода котлетами. При расставании обычно создается драматическая обстановка, строится воронка вопросов, в которую жертва мастерски загоняется и выходом из которой является самоличное признание жертвой факта несостоятельности отношений. Избитыми хитами от благотворителей являются фразы типа «Я тебя недостоин» и «Господи, мне очень трудно, но я просто не могу пользоваться твоей безграничной добротой…», или «Я ухожу сейчас, пока ты не влюбилась в меня слишком сильно… я думаю только о тебе и о том, чтобы не сделать тебе больно!» Или вот еще прекрасный вариант: «Забудь про меня, я тебя не стою. Я собираюсь дожить свои дни в полном одиночестве…» Господи, ну что на это скажешь?!
«Этого не хочет Бог!..»
В виду своей труднодостижимости Бог вообще очень удобная кандидатура для ссылок разного рода. Конфессиональные различия также вполне себе тема для разбивания отношений, ибо относятся они к категории слабопреодолимых препятствий. «Ты православная, а я еврей. Да, ты права, я не очень хорошо знаю что такое Талмуд, но ты же понимаешь – вопросы крови...» Или «Я не могу жениться на тебе, у нас религиозный конфликт - ты никак не признаешь меня своим Богом». Ну и более мистический вариант: «Давай договоримся и поженимся. В следующей жизни?»
Одной попой на всех стульях
А есть и очень трогательная категория жадных «бросальщиков» - «Слушай, мы расстаемся, но, может, я могу к тебе иногда захаживать?», «Мы не могли бы с тобой развестись, но все равно остаться вместе? Это же просто бумажка, какая разница?» Ну или хит всех времен и народов: «Да, я сейчас не готов к отношениям, но это не значит, что ты должна исчезнуть совсем из моей жизни»
А кто-то и вовсе не хочет играть во все эти двусмысленные игры, и честно признается в своем желание получить больше за те же деньги: «Это ужасно, но я люблю вас обеих. Можно я буду оставаться у тебя на выходные, а к ней уезжать в будни?»
Конечно же, есть и те, кто в своем стремлении подвести черту настолько изобретательны, что не укладываются ни в какое из вышеописанных определений. Ну как вам, к примеру, такая фраза: «У меня редкое психическое неизлечимое заболевание – я не могу долго оставаться рядом с одной женщиной. Это диагноз, к тебе никаких претензий» (кстати, автор заявления не долго мучился и женился а девушке, с которой стал встречаться сразу после отношений, завершенных этим шедевром).
Вот вам наш хит-парад «бросательных» фраз, собранных тщательно по подругам и знакомым:
5) «Я видел твою маму, я боюсь, что ты станешь толстой и поэтому не могу на тебе жениться»
4) «У тебя дедушка татарин?! Я после Ига татар на дух не переношу, все кончено!»
3) «Понимаешь, мне нравятся твои грудь и попа, но этого ведь недостаточно для брака. Жена же не только из попы и груди, она человеком должна быть.»
2) «Знаешь, у меня по мужской линии передается редкое заболевание, в 30 лет мы сходим с ума и начинаем трахать все, что движется. Я не хочу, чтобы ты страдала также, как моя мать!»
1) «Слушай, а если я женюсь на твоей подруге, ты сильно обидишься?»
Пособие по выживанию

После бездарно потраченного пива под очередной одноразовый ужастик средней руки. После очередной серии негодующих воплей типа «Ну куда ты прешь, овца??!!Ну маму твою за ногу!!! Фонарик, бля, возьми!! Бляха, да стреляй же… ааа, черт, поздно!!» и возмущенного разбрасывания попкорна и чипсов по комнате вокруг дивана. После стучания пятками об пол, а головой об стену от непроходимой тупости персонажей. В неё (в голову, не в стену!) пришла идея написать эту памятку. Памятка на случай, если вы вдруг оказались персонажем ужастика. Ну там, по иронии судьбы, или с перепою, или желание неудачно загадали золотой рыбке. В жизни всякое случается, а иногда к тому же и неожиданно. На всякий случай уточняю, что памятка написана для среднестатистического представителя гомо сапиенс, физически полноценного оиентировочно лет 20-40, пол – на выбор. Ибо если вы – одноногая 80-тилетняя старушка, страдающая диабетом, болезнями Паркинсона, Альцгеймера, эпилепсией и энурезом – то вам, извините за цинизм, в таком случае фарш и безнадега. Учите «Отче наш», по непроверенным сведениям, помогает. А если вы миленький розовощекий этакий купидончик в памперсах двух годиков от роду -то просто агукайте себе дальше и ни за что не парьтесь, играйтесь с погремушкой. В общем, поехали.
Начнем с наболевшего… Типичный треш-ужастик: вы по какой-то совершенно неважной причине оказались запертыми с группой знакомых/незнакомых людей в замкнутом пространстве. Мммм, стая скорпионов в банке - очаровательно. Выбор антуража банки весьма широк: заброшенная космическая станция, затерянный островок, подводная лодка, заваленный снегом отель, старый добрый нацистский бункер и прочее. Новость хорошая – шансы выжить есть. Новость плохая – не у всех, причем далеко не у всех.
Да и время спасения неизвестно. Обычно, по закону жанра выбирается из бункера/ шахты и т.д. один-два измотанных до полного охуения счастливчика. Причем независимо от изначального количества персонажей. Поэтому ваша приоритетная цель – тупо пережить тотальное большинство ваших сотоварищей. Тут любые способы хороши. Помните, здесь у вас друзей нет по определению, исключение – супруг(а), дети и т.д. Это по сценарию возможно. Остальные же конкуренты, жадно дышащие вашим воздухом и пожирающие ограниченный запас жратвы-питья. Поэтому важно не терять головы, не бегать кругами, натыкаясь башней на углы и стены с воплями «О как же так??!! Такого не может быть!!» Пусть этим занимаются остальные. Пусть заламывают руки, нервно стучатся лбом в заклинившие двери, орут и бьют друг другу морды. Хуй с ними. А вы лучше, пользуясь всеобщим замешательством и первичной паникой, отожмите себе по-тихому из общих (пока общих!!) запасов лишней жратвы и воды. И, конечно же, прихватите что-нибудь тяжеленькое и удобно сидящее в руке для отстаивания своего гражданского права на суверенность и самоопределение. Ну там, монтировочку, ключик гаечный на 32, ножичек типа «Джон Браун» (отличная, кстати, вещь – рекомендую). Идеальный вариант – Дезерт Игл, а лучше Глок-18, у него патронов в обойме побольше. Экипировавшись таким образом лучше ненавязчиво отпочковаться от общего стада. Не привлекая к этому особого внимания. Сесть себе в уголок и наблюдать за разворачивающимся действом. А действо будет, обещаю! Скорпионы в банке нервно курят в сторонке по сравнению с людьми, вынужденными находится в одной куче больше суток подряд без возможности свалить. Посадите двух людей на месяц-другой в абсолютно пустой комнате, обеспечьте им регулярную жратву. И они все равно найдут повод, чтобы порвать друг-друга на тряпочки. Потому у вас на выбор две линии поведения.
Первая, активная, для суровых решительных личностей и конченых асоциальных психопатов: зачем ждать долгие дни и недели, пока ваши сотоварищи поубивают друг друга, поумирают от истощения и обезвоживания?? Помогите им сами!! Наверняка никто не догадается в первую же ночь оставить дежурных. Все будут дрыхнуть вповалку, истощенные обрушившимся стрессом. А вы ведь вняли моему совету, и уже сжимаете в потной ладошке острый и блестящий «Джон Браун»? Тогда вперед – сокращать численность населения!! главное, делать это тихо и аккуратно, от одного горла к другому, от одного к другому…. Вариант неплох, к тому же оставшись одни вы сможете растянуть запасы еды/воды на подольше на случай, если МЧС никуда не спешит. Из минусов: после чудесного освобождения грозит непонимание ваших действий уголовным законодательством, плюс дурная слава в СМИ. В общем, учителем младших классов вас после этого не возьмут. Но если у вас есть бригада хороших адвокатов или президент – ваш троюродный дядя, то дерзайте! Да и с другой стороны, провести остаток жизни на стабильном трехразовом питании с полнейшей определенностью в жизни – тоже вполне приемлемая альтернатива тихому гниению ваших останков в богом забытой дыре. В общем вариант суровый, чреватый последствиями, но эффективный.
Вариант второй – пассивный. Для ленивых домохозяек или извращенцев, прущихся от мучительной агонии умирающих от голода и жажды людей. Тактика нехитрая – сидеть аккуратно в углу, ни с кем не конфликтуя и не спуская руки с ломика за пазухой. В разведывательные рейды с особо любопытными в дальние коридорыотсеки не ходить. Найдут выход – скажут всем. В одиночку по темным закоулкам не шароебиться. Либо получите по тыкве от позарившегося на ваш ролекспумовские тапочкибанку тушенки коллеги по несчастью, либо найдете на свою задницу навостреный медвежий капкан. Жрать экономно – человек может больше месяца прожить без еды. А если урезать рацион и не сожрать все в первые двое суток – ваше жалкое существование может длится еще дольше. Пить еще экономней. Без воды вы склеите ласты весьма оперативно. На крайняк, можно пить мочу (по дискавери рекомендовали) – протянете пару лишних дней (правда, отсыплются нахрен почки). И при этом смотреть как один за другим отправляются к праотцам сокамерники. И надеятся, что вы здесь – самый суровый и выносливый, и что вам вообще жратва нахрен не нужна. Нудный вариант. Зато потом к вам не будет никаких претензий от прокурора. Но хлеб под подушкой вы будете ныкать еще оооочень долго после чудесного спасения.
Идем дальше по списку: весь мир (о милостивый Боженька!! за что??!!) внезапно заполонили зомби. И теперь мясные человечки встают из земляных кроваток и шляются по улицам, обедая верещащими обывателями. Так, урок первый – зомби бывают двух видов: классические – еле передвигающиеся унылые куски мяса. Они медленно, но занудно будут ковылять за вами тоскливо урча. Опасности от них почти никакой – только если зажмут в узком коридорчике. Страшны своим количеством. Любят ныкаться в темных комнатах и коридорах. Исходя из этого, надо всячески избегать закрытых пространств и помещений. Держаться широких улиц. В силу своей тупости совершенно не способны к логическим действиям. Поэтому зачастую можно выкрутиться из передряги просто забравшись куда-нибудь повыше. Вид второй – современные голливудские. Не всегда зомби (есть вариация на тему всяческих болезней типа бешенства), но суть та же. Безмозглые людоеды. Но уже весьма шустрые и сноровистые. Иногда не лишены зачатков интеллекта, но при этом совершенно безбашенные, как японские камикадзе. Не восприимчивы к боли и ранениям. Хотят только одного – перегрызть вам глотку и сожрать ваши трепыхающиеся внутренности. Уязвимым местом у обоих видов является голова. Декапитация останавливает ходячий труп почти в ста процентах случаев. Поэтому цельтесь в голову, господа и дамы, цельтесь в голову!
В общем, если внезапно вокруг начался массовый кипиш. канибаллизм и вообще ад, то настоятельно рекомендуется сначала чем-нибудь вооружиться, а не бегать как инфантильный имбецил с пустыми руками. Идеально – дробовик с фольфрамовой картечью, или остро наточенное мачете. Лучший вариант для разделки ходячего мяса. Да хоть обрезок трубы – тоже покатит на первое время. Особо эгоистичные типажи могут воспользовавшись хаосом отправить к праотцам какого-нибудь ошивающегося рядом служителя закона, пока он бездарно не растратил патроны стреляя мертвякам по ногам. В принципе, его все равно сожрут, так зачем тянуть. Меткий удар трубой по тыкве – и вы счастливый обладатель табельного макарыча! А дальше все зависит от вашей фантазии. Если вы случвайно подслушали на ФСБшной волне, или Президент информировал вас лично о том, что ареал обитания мертвяков ограничен городом/областью/страной, то план очевиден. Пробиваться с боями в незараженную и более приветливую к живым людям местность через энное количество зомбей и, весьма вероятно, хорошо натренированные военные заградотряды. Вряд ли у них будет желание просить вас членораздельно сказать "квинтессенция абстракционистской парадигмы" в доказательство благополучия вашего здоровья. Шмальнуть пару раз 50 калибром в вашу светлую (ну или рыженькую) голову гораздо проще, быстрее, эффективнее и надежнее. Придется поиграть в стелс-экшн. Вы же прошли в детстве "коммандос"? Надеюсь, все три части... Если вам страшно бродить по переполненным слоняющимися мертвяками улицам или боязно стрелять в окопавшихся по периметру брутальных спецназовцев, то можно попробовать отсидеться.
Для логова параноика лучше выбрать (еще лучше - заблаговременно) труднодоступное место, куда так просто не сможет забрести безмозглое гниющее тельце вашего соседа или коллеги. Например квартира этаже эдак на 5-6 с прочной стальной дверью, небольшим арсеналом, медикаментами и запасами питьевой воды. Но при этом варианте опять же нужен будет провиант, за которым, вероятно, придется устраивать вылазки в ближайшие точки общепита, киоски и супермаркеты. Вы же не знаете когда мертвые обыватели успокоятся сами или будут успокоены повторно силами доблестных защитников отечества. К тому же есть вероятность, что большие люди попробуют решить проблему кардинально. И будет в этом решении плутония-238 этак килотонн 20 в тротиловом эквиваленте... В общем, лично я бы предпочел прорыв с боями. Не люблю сидеть на месте и ждать... тем более гула моторов "Enola Gay". Еще как вариант, тотальное нашествие зомби. То есть в последние секунды телерадиовещания вы слышали истошные вопли о мертвых каннибалах из Лондона, Парижа, Лос Анджелеса и деревни Нижние Клязьмы. Иными словами, рвать когти, кажется, некуда, только если на необитаемый островок где-нибудь близ Антарктиды. Ну что ж, человек - животное с высоким коэффициентом приспосабливаемости. Найдите себе здоровую человеческую самку и учитесь жить в этом новом чудном мире. Зато ваши дети по утрам не будут хныкать, что не хотят идти в школу, а вам больше никогда не придет квитанция из налоговой размером в две трети вашей зарплаты. Плюс ежеутренняя стрельба из установленного на балконе М-249 по безмозглым зомбям, попивая кофе... Во всем ведь есть свои плюсы, правда?? Да и патронов в мире гораздо больше, чем каких-то шесть миллиардов!! При должном упорстве вашим праправнукам даже, возможно, удастся сжечь на масленницу последнего зомби.
Эпизод третий - потусторонняя угроза. Всякие демоны, восставшие из ада, вылезающие из телевизоров мокрые девочки (вот блин, почему из телека не может вылезти та шикарная девчонка с порноканала?? зачем каждый раз вылезает тощий, как, блять, учебное пособие рентгенологу, подросток с маниакальными наклонностями и фэйсом, страшным как догорающий в Хиросиме лепрозорий??) , бугимены и прочие бабайки... Для начала, объясните рационально и логически себе, а заодно, блять, и мне, нахуя вам лезть грозовой ночью в пятницу 13-го числа високосного года в сгоревшую со всеми пациентами психбольницу/ нацистскую паранормальную лабораторию/ катакомбы заброшенного метро/дом где убили всех актеров, игравших в телепузиках?? Я б хотя бы до рассвета подождал, что ли.... Но если вам приспичило, да и вас таких дебилоидов даже несколько, то сядьте в кружок у моего костерка, слушайте и записывайте! Ни при каком, бля, раскладе не разбредаться по незнакомой плохоосвещенной местности - это плохо кончается даже на рок-концертах, не то что в каком-нибудь проклятом имении. Держитесь всегда в поле зрения друг друга, вы сюда пришли не телок по углам за сиськи тискать. Экипируйтесь должным образом перед своей авантюрой: по два фонарика на брата с запасными батарейками, остро наточенный мачете с серебрянным напылением на лезвии (полностью серебряный меч-кладенец сейчас дороговато стоит, да купить можно не в каждом Ашане), автоматический пистолет/дробовик/ручной пулемет калашникова, прибор ночного видения, желательно хотя бы парочку старых-добрых смоляных факелов - открытый огонь - иногда очень полезная штука. По этой же причине можно взять с собой небольшой ранцевый напалмовый огнеметик - для качественной прожарки волосатых девочек в мокрых ночнушках, страховидных демонов и прочих исчадий. Если уж совсем пруха с интендантской частью пошла - возьмите еще фугасных гранат пяток - ой какая вещь полезная. Ну и для агитвойны прихватите библию с шрифтом по-крупнее, чтоб в полумраке читался, коран, торбу и сборник лирики юного экзорциста. Крестик на шею повесить не забудьте, шутки-шутками - а вдруг да поможет.Ну и там по обстоятельствам барахлишка возьмите, может у вашего демона какая-то индивидуальная аллергия, например на песни Кати Лель.
Смотрели "Константин" с Ривзом?? Берите пример - у него на каждую подлянку нечисти свой ништяк в кармане лежал. Ну что растолкали все по кармашкам разгрузки? Снимайте теперь ее, снимайте-снимайте, и нечего материться, я все равно не записываю за вами, а теперь надевайте броник. Да-да, в нем все равно спокойнее. А теперь разгрузочку с полезным барахлом поверх него - и вперед - пугать нечисть своим устрашающим видом спецназовца-экзорциста. Ну а дальше в зависимости от того, какая перед вами задача. Если найти яйцо, в котором игла, что смерть кащеева/пресловутой девочки/инфернального телепузика, то плотной группой прорываемся к месту его нахождения (помните первый совет? - НЕ разделяясь), не обращая внимания на пугающие завывания и жуткие стоны, поливая более агресивную нечисть напалмом, свинцом и цитатами из библии. Не поворачивайтесь спиной к неосвещенным проемам и помещениям, прикрывайте спину товарища, не поддавайтесь эмоциям и не отделяйтесь от группы. И бабайка не утащит вас, а падет смертью храбрых, нашпигованный свинцом и облитый горящим напалмом. Аминь! Нашли сундук с яйцом? Шандарахнуть по нему топором и дело с концом. Мission complete. Если спасаете попавших в полон сотоварищей - схема действий таже. Только без топора, нашли и организованно отступили с вражьей территории, а затем ебнули по проклятому логову залпом из ПЗРК и залили напалмом напоследок, чтоб больше никто сюда в замануху не попал. Если же у вас конкретная вендета с потусторонним гражданином - плотной хорошовооруженной группой айда на поиски. Хотя я этого не понимаю - проще при свете дня обиталище врага накрыть минометным залпом. Но если вы хотите лично ему голову отрезать, то прошу вас, не забудьте свой мачете с серебряным напылением. Потом на е-бэй продадите и будете жить богато и счастливо. А я к вам в гости приезжать буду. Пить хенесси иксо и писать очередную хренотень.
© Горр (Ака Чеширский Оборотень)

Понравился пост? Поддержи Фишки, нажми:
0
13
Новости партнёров

А что вы думаете об этом?
Фото Видео Демотиватор Мем ЛОЛ Twitter Instagram
Отправить комментарий в Facebook
Отправить комментарий в Вконтакте
13 комментариев
151
perdobak 8 лет назад
Мда...с Хранителем даже прослезился...Повезло парню
−399
135
barsi4 8 лет назад
последнее улыбнуло
Наше поколение это просто попа. Попа! Наше поколение это просто попа. Попа!
15 признаков эмоциональной незрелости и низкого интеллекта — проверьте себя! 15 признаков эмоциональной незрелости и низкого интеллекта — проверьте себя!
Человек, поработавший на производстве подсолнечного масла, поделился шокирующим фактом Человек, поработавший на производстве подсолнечного масла, поделился шокирующим фактом
Щенок, упавший в горячий гудрон, был обречен. Но случилось чудо Щенок, упавший в горячий гудрон, был обречен. Но случилось чудо
Тысячи странных существ вышли на пляж в Калифорнии Тысячи странных существ вышли на пляж в Калифорнии
Стал раздавать интернет для соседей бесплатно, но очень сильно пожалел о своём решении Стал раздавать интернет для соседей бесплатно, но очень сильно пожалел о своём решении
Настоящий герой нашего времени! 26-летний житель Энгельса спас трех бездомных собак, провалившихся под лед Волги Настоящий герой нашего времени! 26-летний житель Энгельса спас трех бездомных собак,...
10 фактов о человеке, которые вы могли до сих пор не знать 10 фактов о человеке, которые вы могли до сих пор не знать
15 самых изощренных психологических пыток 15 самых изощренных психологических пыток
Кран достал утопленную машину, а там... Кран достал утопленную машину, а там...
Подборка демотиваторов, которые поднимут вам настроение! Подборка демотиваторов, которые поднимут вам настроение!
Вмерзший в лед кот, которого спасли добрые люди, обрел новый дом Вмерзший в лед кот, которого спасли добрые люди, обрел новый дом
Секс-куклы. История и эволюция Секс-куклы. История и эволюция
Познакомьтесь: малыши-хамелеончики, самые очаровательные существа в мире! Познакомьтесь: малыши-хамелеончики, самые очаровательные существа в мире!
Парень влюбился в любительницу путешествовать со щедрыми мужчинами и ничуть не жалеет об этом Парень влюбился в любительницу путешествовать со щедрыми мужчинами и ничуть не жалеет об этом
Тест: Это секс-игрушка или нечто иное? Тест: Это секс-игрушка или нечто иное?
25 фотографий, которые способствуют кратковременным провалам в памяти 25 фотографий, которые способствуют кратковременным провалам в памяти
Бесценные житейские хитрости для одиночек Бесценные житейские хитрости для одиночек
Гифки дня Гифки дня
Вот что бывает, когда за дело берётся "настоящий мастер" Вот что бывает, когда за дело берётся "настоящий мастер"
Поразительные и необычные чайники Поразительные и необычные чайники
14-летний подросток убил спящую мать и младшего брата 14-летний подросток убил спящую мать и младшего брата
Во всем виноваты мужики Во всем виноваты мужики
Художник приглашает заглянуть в глаза семи смертным грехам Художник приглашает заглянуть в глаза семи смертным грехам
Так будет с каждым! Хозяин отомстил коту за ночные мяуканья Так будет с каждым! Хозяин отомстил коту за ночные мяуканья
Что шведу хорошо, то немцу смерть: как немцы пробовали сюрстрёмминг Что шведу хорошо, то немцу смерть: как немцы пробовали сюрстрёмминг
Поздно понял, что женился на глупой. Но куда теперь деваться? Поздно понял, что женился на глупой. Но куда теперь деваться?
Гифки дня Гифки дня
Российские звезды Instagram: секреты популярности Российские звезды Instagram: секреты популярности
Преподаватель справедливо наказал хулигана, кидавшего в него предметы Преподаватель справедливо наказал хулигана, кидавшего в него предметы