Первая кровь (1 видео)

Афганистан-скорбная страница в истории нашего отечества, и войска Дяди Васи сделали немало в этой войне. В память о них...

ПЕРВАЯ КРОВЬ.
СИГНАЛ «ШТОРМ-333»,
ОПЕРАЦИЯ «БАЙКАЛ-79»
Настало 25 декабря 1979 г., скорбная историческая дата – от-
правная точка в истории Афганской войны. В этот день, согласно ди-
рективе министра обороны, советские части и соединения 40-й Армии
стали переходить государственную границу СССР и ДРА. Мотострел-
ковые дивизии входили в Афганистан двумя потоками. Через Термез
(город на юге Узбекистана, порт на Амударье) 108-я МСД двигалась к
пакистанской границе (Пули-Хумри и Кундуз), а 5-я МСД через Кушку
(Туркмения, самая южная точка СССР) в направлении Герат, Шин-
данд. т.е. к иранской границе.
Вспоминает первый командующий 40-й Армией генерал-полковник
Ю.В. Тухаринов: «Общий замысел сводился к тому, чтобы двумя мар-
шрутами: Термез – Хайратан – Пули – Хумри – Кабул – Газни и Кушка
– Герат – Шинданд – Кандагар войти на территорию ДРА и таким обра-
зом опоясать кольцом наиболее жизненно важные центры республики.
Части предполагалось разместить в них гарнизонами и тем самым
создать условия для обеспечения жизнедеятельности Афганистана.
Однако уже перед самым началом ввода план претерпел кое-какие
изменения. Я получил приказ направить переправляющуюся первую
дивизию не в Кабул, а в Кундуз. Ввод же второй дивизии – с кушкин-
ского направления – осуществлялся несколько позднее». Группировка
ВДВ (103-я ВДД в полном составе, а также третий батальон и прочие
подразделения 345-го полка) посадочным способом должны были де-
сантироваться на аэродромы Кабула и Баграма.
Напомним, что накануне общего ввода советских войск 25 декабря
в Баграме на «советской» территории находились уже первый(бывший ошский) и вто-
рой батальоны 345-го полка ВДВ. Здесь же с 14 декабря пребывало и
управление части во главе с командиром полка гвардии подполковни-
ком Н.И. Сердюковым. Этому контингенту десантников предстояло
обеспечить при;м основных сил группировки ВДВ – части 103-й ВДД и
подразделения 345-го ГПДП, которые до 25 декабря оставались в
Союзе. В ночь с 24 на 25 декабря 1979 г. в Баграме посадочным спо-
собом десантировался артдивизион, а также взводы и подразделения
обеспечения 345-го полка. С 25 декабря 345-й полк (без третьего ба-
тальона, который высадился на Кабульском аэродроме) начинает
обеспечение при;ма личного состава и боевой техники полков и под-
разделений 103-й Витебской гвардейской воздушно-десантной диви-
зии.
Высадка в Баграме десантников 357-го полка и отдельных под-
разделений Витебской дивизии ВДВ представляла собой впечатляю-
щую картину по своей масштабности и организованности. Вот как за-
помнил этот момент офицер 357-го полка Владимир Шульга: «В Баг-
раме высаживались ночью. Быстро, ч;тко, без проволочек. Пятерка
ИЛ-76 заходила на посадку с интервалом в три минуты, между самол;-
тами, сразу выгружали технику и тут же уходили на взл;т. Через пять-
десять минут приземлялась следующая группа. Вс; было рассчитано,
продумано, отлажено. Посадка, взл;т, снова посадка. Гул турбин, про-
тяжный р;в моторов, лязг железа. Технику начинали прогревать ещ; в
самол;тах. Зимой по ночам ртутный столбик в Афганистане опускался
до минус сорока. Несмотря на то, что ИЛ-76 отапливался, дабы избе-
жать непредвиденных запинок, моторы прогревались загодя».
Не только солдаты, но и офицеры 103-й Витебской дивизии, ока-
завшись в Баграме, не знали, что на этой крупной авиабазе уже нахо-
дятся их коллеги, десантники с 345-го Ферганского полка. Привед;м
отрывок их воспоминаний гвардии полковника Юрия Ивановича Дву-
грошева, который в конце декабря 1979 г. командовал группировкой
103-й ВДД, десантировавшейся в Баграме (до ввода войск в ДРА Ю.И.
Двугрошев являлся заместителем командира Витебской дивизии
ВДВ по противовоздушной обороне. Пользовался расположением у
В.Ф. Маргелова. В начале Афганской войны был первым военным ко-
мендантом Кабула, находился в ДРА 27 месяцев): «Когда разгрузка
последнего самол;та подходила к концу, на л;тном поле появилась
движущаяся к нам техника с включ;нными фарами. Зная о том, что
рядом находится танковая часть афганской армии, несколько человек
получили команду подготовить гранатом;ты.Их остановила группа за-
хвата. К всеобщему удивлению, в этой части оказался десантник из
батальона – майор О.Г. Пустовит 345-го парашютно-десантного полка,
который на машине ГАЗ-66 привозил питьевую воду. Десантный ба-
тальон 345-го парашютно-десантного полка был направлен в Афгани-
стан по просьбе афганского правительства под видом технического
обслуживания авиации на аэродром Баграм, где размещались совет-
ские самол;ты и вертол;ты. Безусловно, об этом нам не было из-
вестно (выделено нами – Д.С.). Разгрузка группировки была законче-
на быстро, без происшествий и огневого воздействия. Возник вопрос:
где и как разместиться? На машине, которую мы остановили, я доб-
рался до командования батальона. При возвращении в батальон я со-
брал командный состав всей группировки. В не; входили 357-й ПДП,
сап;рный батальон, зенитный дивизион, ремонтный батальон, меди-
цинский батальон, разведрота, авторота. Обстановка оставалась не
совсем ясной. Мною было принято решение – занять круговую оборону
на окраине аэродрома…»
К утру витебские десантники с поставленной задачей справились.
Позиции были подготовлены, несмотря на то, что гвардейцам прихо-
дилось в темноте ковыряться в каменистом грунте. С рассветом перед
воинами группировки 103-й ВДД открылась диковинная панорама гор-
ной страны. Рядом с позицией группировки проходила трасса, по кото-
рой проезжали разнотоннажные автомобили. Многие машины оста-
навливались, и скоро здесь, у позиций десантников, образовалось
большое скопление простых афганцев. По свидетельству наших оче-
видцев, афганские граждане были настроены к «шурави» дружелюбно,
а многие даже приветствовали наших воинов поднятыми руками.
Однако одно обстоятельство омрачило настроение десантников.
Недалеко от наших позиций на холме располагалась батарея зенит-
ных расч;тов афганской армии. Стволы афганских зениток грозно
смотрели на советскую десантуру. Было заметно, что афганские сол-
даты настроены недружелюбно, их расч;ты пребывали в полной бое-
готовности, их зенитки могли в любой момент начать сокрушающий
огонь по нашим позициям. Однако этого не произошло. Стрельба на
авиабазе Баграм начн;тся через день, тогда же появятся, увы, первые
жертвы.
Итак, в конце дня 25 декабря 1979 г. в Баграме находились две
группировки ВДВ: 345-й полк под командованием гвардии подполков-
ника Н.И. Сердюкова, а также 357-й полк 103-й ВДД с отдельными
подразделениями этой же Витебской дивизии, которыми командовал
гвардии подполковник Ю.А. Двугрошев. Главный десантник, генерал
Н.Н. Гуськов, командующий Оперативной группой ВДВ в Афганистане,
находился уже в Кабуле, где ему уже через сутки с небольшим пред-
стояло руководить операцией по захвату десантниками главных пра-
вительственных военных и прочих объектов.
Таким образом, в Баграме в тот же момент не было единоначаль-
ника, которому подчинялись эти две группировки ВДВ.
А между тем, как покажет история, уже через день (27 декабря,
день рождения В.Ф. Маргелова по старому стилю) ферганским и ви-
тебским десантникам предстоит совместно брать штурмом военные и
технические объекты на этой мощной афганской авиабазе.
Очевидно, 26 декабря заместитель командующего ВДВ по боевой
подготовке генерал-лейтенант В. Костыл;в отдал приказ о вхождении
345-го полка в состав группировки 103-й ВДД, которой руководил Ю.И.
Двугрошев. Теперь, когда десантные части в Баграме должны были
представлять одну группировку с одним е; временным командующим,
естественно, встал вопрос об организации взаимодействия. Прежде
всего, необходимо было отработать систему переговорной таблицы и
кодовых сигналов. Согласно воспоминаниям Ю.И. Двугрошева, пере-
говорная таблица состояла из шести последовательных сигналов:
1. – «Шторм-333» – к боевым действиям приступил;
2. – «Зарево-555» – вышел к объекту;
3. – «Ураган» – задачу выполнил;
4. – «Штиль-888» – задачу выполняю;
5. – «Буря-777» – веду бой.
6. – «Тишина-999» - сопротивление не оказывают
Итак, всего через сутки воинам объедин;нной группировки ВДВ
предстояло захватить комплекс объектов и зданий, которые находи-
лись в ведении афганской военной администрации. В случае сопро-
тивления афганской стороны (прежде всего зенитчиков) советский де-
сант неминуемо был обреч;н на безвозвратные потери. Поэтому ко-
мандование группировки ВДВ и решило попробовать тактику мирного
увещевания. Однако трудность была в том, что устранение президента
Афганистана Х. Амина от власти ещ; не произошло (это событие слу-
чится через день, 27 декабря), а среди военных-афганцев в Баграме
были его верные приверженцы, прежде всего среди офицеров. Пере-
говорный процесс с афганской стороной было решено поручить совет-
ским военным советникам, которые, находясь по договор;нности в аф-
ганских подразделениях в Баграме, были известны личному составу,
прежде всего афганским офицерам. Военные советники потрудились,
в общем-то, результативно. Они убеждали афганцев не оказывать со-
противление советским войскам в случае смены власти (Амина) и при-
хода к руководству страной прогрессивных сил. Увещевания продол-
жались целые сутки, а в 16-00 часов 27 декабря командованию груп-
пировки в ЗКП доложили, что почти все афганские воинские подразде-
ления дали заверения не противодействовать «шурави». Исключени-
ем были расч;ты зенитной батареи, стволы пушек которой по-
прежнему были разв;рнуты в сторону советских войск.
Между тем, переброска частей ВДВ, Витебской дивизии по возду-
ху к этому моменту уже завершилась. Как известно, последний лайнер
с советским десантом на борту приземлился на афганскую землю в 14
часов 30 минут 27 декабря. Теперь вся общая группировка ВДВ (103-я
ВДД и 345-й ГО ПДП) была в сборе и ожидала приказа действовать.
Время «Ч» должно было вот-вот настать, рок нежданный войны дол-
жен был свершиться.
Руководитель группировки гвардии подполковник Ю.И. Двугрошев
вызывает на ЗКП командный состав всех частей и подразделений ВДВ
в Баграме, которым в той или иной степени предстояло участвовать в
штурме военных объектов на баграмской авиабазе. Согласно приказа,
группы захвата с наступлением темноты должны были скрытно подой-
ти к назначенным объектам и ожидать сигнала «Шторм-333», после
получения которого захватить объект и разоружить афганских военно-
служащих.
Десантникам 345-го полка была поставлена, очевидно, наиболее
ответственная и опасная задача. Им предстояло захватить позиции
зенитного дивизиона, под прицелом которого находился аэродром. Как
уже отмечалось, стволы зенитных установок были развернуты на по-
зиции десантников. Ферганским десантникам также предстояло захва-
тить казармы л;тного состава и ряд других объектов. Согласно воспо-
минаниям ныне здравствующих ветеранов 345-го полка, участвовав-
ших в тех событиях, среди этих объектов были штаб гарнизона афган-
ских подразделений в Баграме, бомбосклад, четыр;хствольные пуле-
м;тные станковые установки (КПВТ).
Афганский зенитный дивизион мог оказаться крепким орешком.
При штурме этого объекта десантники, вооруженные стрелковым ав-
томатическим оружием, могли, конечно, понести бы большие потери.
Поэтому было решено усилить группы захвата из 345-го полка двумя
зенитными батареями. Этому зенитному дивизиону (командир гвардии
подполковник В.П. Савицкий) было приказано открыть огонь по кры-
шам зданий, в случае, если афганская сторона предпочт;т сопротив-
ление.
И вот час «Ч» настал. Это случилось в 19-30. В это самое время в
Кабуле началась операция «Байкал-79», в которой участвовали 103-я
дивизия ВДВ, а также два подразделения 345-го полка, а именно 9-я

рота и разведрота. Десантникам совместно со спецподразделениями
КГБ предстояло захватить важнейшие военные, государственные объ-
екты, отстранить от власти Х.Амина, парализовать силы, верные зло-
дею. Место Амина предстояло занять Бабраку Кармалю, который был
креатурой советского руководства. В этот момент будущий президент
Афганистана находился в Баграме под защитой наших десантников и
спецназовцев. Пребывая в страхе, Кармаль («Колька Бобров», как его
называли наши солдаты в Баграме) покорно ожидал свою судьбу.
В Баграме операция по захвату объектов началась в тот же мо-
мент, что и в Кабуле.
Итак, как происходили события на этой огромной авиабазе, нахо-
дящейся от Кабула в 60 км к северу? Читатель, очевидно, согласится,
что будет лучше предоставить слово непосредственным свидетелям и
участникам событий 27 декабря 1979 г. в Баграме, которые в истори-
ческой литературе условно именуются как операция «Шторм-333». В
нашем распоряжении ценнейший исторический источник – воспомина-
ния гвардии подполковника Ю.И. Двугрошева, который, как уже отме-
чалось, в тот момент командовал объедин;нной группировкой ВДВ в
Баграме. Поэтому я на время откладываю перо и предоставляю слово
Юрию Ивановичу: «В 19 часов 30 мин. зазвонил ЗАС-овский телефон.
Меня срочно пригласили к аппарату. Звонили с Оперативной группы
ВДВ. Е; возглавлял заместитель командующего генерал-лейтенант
Н.Н. Гуськов, который руководил переброской 103-й ВДД и 345-го ГО
ПДП, а также непосредственно управлял всеми имеющимися силами в
Афганистане во время свержения аминовского режима. Находилась
оперативная группа в Кабуле. По телефону был передан ожидаемый
сигнал «Шторм-333», который моментально сообщили в войска.
В ожидании доклада от частей о получении сигнала и его выпол-
нения замер… Связь со всеми частями и группами перестала сущест-
вовать одновременно. Главное в боевой обстановке – это потеря свя-
зи. По моему телу прош;л «мороз» от мысли, что потеряно управле-
ние. Почему, отчего и в ч;м причина, я не знал. Дал команду срочно
проверить все виды связи. Время тянулось медленно. Через несколько
минут общего молчания связь ч;тко заработала. Почему связь была
прервана, оста;тся для меня до сих пор загадкой.
Аэродром сразу ожил. Стрельба слилась в единую трескотню и
гул. От трассирующих очередей стало почти светло. Было непонятно,
почему возникла такая организованная стрельба. Ведь заверения во-
енных советников были убедительны. Первым открыл огонь одиноч-
ными выстрелами танк Т-54, расположенный ближе всех к ЗКП. Пере-
до мной возник крепкого телосложения майор Егоров, заместитель
командира зенитного дивизиона по вооружению, с гранатом;том и по-
просил разрешения подавить его. К счастью, танк замолчал сам и
больше не сделал ни одного выстрела. Первое донесение поступило
от группы захвата стоянки самол;тов МИГ-21 и казарм, где размещал-
ся л;тно-технический состав. Группа захвата молниеносным броском
захватила стоянку. Л;тчики, получив приказ на взл;т, поспешили к са-
мол;там, но было уже поздно. Встретив десантников, они без выстре-
лов отступили в казармы, заняли оборону, готовые дать отбой. Коман-
дир зенитной батареи старший лейтенант В.А. Геталов перед штурмом
казарм дал несколько очередей из зенитных установок (ЗУ-23) оско-
лочными снарядами по крыше здания. Моментально появился белый
флаг. Батарея без выстрелов ворвалась в казарму, разоружила 84 че-
ловека л;тно-технического состава. Командир батареи принял реше-
ние всех их поместить в котельную под усиленной охраной. Операция
прошла без жертв с обеих сторон.
При захвате казарм, где размещался личный состав афганского
зенитно-артиллерийского дивизиона, возникло осложнение. Когда
группа захвата ворвалась в казарму, то нервы у командира дивизиона
не выдержали, и обещания своего не оказывать сопротивления не
сдержал. Как только первый десантник миновал его, он выхватил пис-
толет и выстрелил ему в спину. Хорошо ещ;, что вс; обошлось только
ранением.
Жаркий бой разгорался в ангарах для самол;тов и за командный
(диспетчерский) пункт. Не желали мирного исхода и продолжали со-
противление расч;ты ДШК. Зенитная батарея крупного калибра, кото-
рая держала под прицелом десантников и ЗКП, хотя и была наготове,
не успела даже зарядить орудия.
Через сорок минут бой стал затихать. Мне стали поступать докла-
ды о том, что все объекты блокированы, диспетчерский пункт и аэро-
дром готовы к при;му самол;тов. В медицинский батальон, который
был разв;рнут для при;ма и оказания помощи раненым, поступили
три человека. Убитых с нашей стороны в Баграме не было (выделе-
но нами – Д.С.). Крупнокалиберные пулем;ты и одиночные автоматчи-
ки продолжали вести огонь.
На ЗКП резко зазвонил телефон ЗАС (засекреченная автоматиче-
ская связь). Меня срочно пригласили к аппарату. Как только взял труб-
ку, услышал женский голос, который предупредил о том, что со мной
будет говорить министр обороны. Естественно, я был удивл;н. По-
слышался спокойный голос. Первое, что услышал, был вопрос: «Как
обстановка?» Я доложил, что задача выполнена, убитых нет. В ответ
прозвучало: «Спасибо», и аппарат замолчал.
Снова резко зазвучал телефон. На этот раз звонил заместитель
командующего ВДВ по боевой подготовке генерал-лейтенант В. Кос-
тыл;в, который передал приказ: «В Баграме оста;тся один 345-й ПДП.
357-му ПДП, всем спецчастям и ЗКП через тридцать минут убыть в го-
род Кабул. По прибытии на место получить задачи. Я пытался объяс-
нить ему, что через тридцать минут убыть не могу, так как ид;т пере-
стрелка. Просил разрешения войти через час. В ответ услышал резкую
брань и угрозу, что пойду под суд. Пришлось с этой просьбой обра-
титься к руководителю операции генерал-лейтенанту Н.Н. Гуськову.
Выслушав меня внимательно, он разрешил всей группировке выйти
через час. На командный пункт я вызвал всех командиров частей и
приступил к постановке задач. Как только он включил фонарик и осве-
тил карту, открыли огонь. К счастью, никого не задело. Пришлось всем
срочно переместиться и укрыться за боевыми машинами. При выезде
из Баграма колонну несколько раз обстреляли одиночные автоматчи-
ки, но вс; обошлось без жертв. Совершив марш, все войска прибыли в
город Кабул на аэродром. Нас встретили представители оперативной
группы…»
Напомним, что в Баграме были сосредоточены основные силы
345-го полка, а именно: первый (бывший «ошский» ПДб 111-го ПДП) и
второй батальоны, артдивизион и командование полка во главе с
гвардии полковником Н.И. Сердюковым. Третий батальон под коман-
дованием гвардии капитана А.М.Алиева в ночь на 25 декабря 1979 г.
был высажен посадочным способом на аэродроме Кабул.
Кабул столичный показался,
Десант в готовность приведен.
Взревели БМД, и каждый взялся
За автомат. Приказ бойцам зачтен.
Сюда же стали прибывать основные силы 103-й Витебской диви-
зии ВДВ (350-й ПДП и 317-й ПДП), которая вечером 27 декабря была
уже в Кабуле и участвовала в операции «Байкал-79», предусматри-
вающей захват 17 важнейших государственных объектов, в том числе
и президентский дворец Тадж-Бек, в котором находился Хафизулла
Амин. Третьему батальону 345-го полка, как и первому и второму ПДб
в Баграме, предстояло захватить объекты на Кабульском аэродроме
сразу после получения сигнала «Шторм-333». Этот исторический сиг-
нал был получен на аэродроме в 20 часов 30 минут уже в т;мное вре-
мя суток. Десантники капитана Алиева задачу по захвату указанных
объектов на аэродроме Кабул выполнили довольно оперативно. В 21
час аэродром был во власти крылатых гвардейцев.
Разведроте 345-го полка было суждено участвовать 27 декабря в
операции «Байкал-79». План этой операции был результатом коллек-
тивной работы Министерства обороны и КГБ СССР. Среди его разра-
ботчиков был и представитель ВДВ, гвардии полковник А.В. Кукушкин,
начальник разведки ВДВ. (После окончания военного училища в
1943 г. воевал на фронтах Великой Отечественной войны. Был два-
жды ранен. Участвовал в Берлинской операции. С 1948 по 1951 гг.
обучался в Военной академии им. Фрунзе, затем служил на Дальнем
Востоке в 37-ом гвардейском воздушно-десантном корпусе. В 1968 г
участвовал в операции по вводу войск в Чехословакию. При В.Ф.
Маргелове являлся начальником разведки ВДВ. В декабре 1979 – ян-
варе 1980 гг. – начальник штаба Оперативной группы ВДВ в Афга-
нистане. Участвовал в планировании и организации ввода частей
ВДВ в ДРА. Отслужил в Вооруж;нных силах 43 года, из них 34 в ВДВ).
Согласно плану операции «Байкал-79» силами объедин;нной совет-
ской группировки (около 10 тыс. чел.), состоящей из ВДВ (103-я ВДД,
подразделений 345-го ГО ПДП), спецгрупп КГБ («Гром»), КУОС («Зе-
нит»), роты пограничников и спецназа ГРУ ГШ («мусульманский» ба-
тальон), предстояло захватить 17 важнейших объектов государствен-
ного и военного значения. Среди этих объектов были радио- и теле-
центр. Захват этих зданий и было поручено разведчикам 345-го полка.
Совершенно не случайно эту задачу поручили разведроте, которой
командовал старший лейтенант А.В. Попов. Этому элитному подраз-
делению ферганского полка было необходимо любой ценой захватить
радио и телецентр; ведь Бабраку Кармалю, которому к концу дня 27
декабря суждено стать новым президентом ДРА, предстояло высту-
пить с обращением к гражданам Афганистана.
Ещ; 21 декабря 1979 г. разведрота Александра Попова на четы-
р;х БМД передислоцируется в Кабул. Рота была усилена отделением
зенитчиков (ЗУ-23), а в группу захвата входило несколько бойцов из
спецподразделения «Зенит» под командованием майора Анатолия
Рябинина.
До начала операции по захвату этих объектов оставалось не-
сколько дней. За это время предстояло сделать рекогносцировку. Не-
обходимо было просчитать варианты выхода группы захвата к объек-
там, изучить систему обороны и расположения огневых средств и бро-
нетехники. С этой задачей руководители группы справились, план за-
хвата радио- и телецентра был составлен накануне часа «Ч». Суть
плана заключалась в следующем. Внешнюю территорию объектов ох-
раняла танковая рота (одиннадцать танков и несколько БМП-1). Бойцы
разведроты должны были внезапно ворваться на территорию, отсечь
огн;м экипажи от боевых машин, не дав, таким образом, афганским
танкистам открыть ответный огонь. Ставка делалась на внезапность,
ибо у десантников было всего четыре «бээмдэшки». После ликвидации
внешнего пояса охраны десантниками разведроты офицеры-
зенитовцы врываются внутрь здания радио- и телецентра и, подавив
сопротивление внутренней охраны, захватывают объекты и берут их
под оборону. Трудность заключалась в том, что при штурме внутрен-
них помещений было необходимо во что бы то ни стало не повредить
радиотелевизионную аппаратуру и электрокоммуникации; ведь почти
сразу после свержения Амина и захвата важнейших объектов в Кабуле
по радио с обращением к населению Афганистана должен был высту-
пить новый руководитель Афганистана и НДПА Бабрак Кармаль. План
получил одобрение у руководства Оперативной группы ВДВ в Кабуле.
Полковник А.В. Кукушкин поставил разведроте 345-го полка соответст-
вующую задачу.
Начало общей операции в Кабуле «Байкал-79» было назначено на
19 часов 30 минут. За 15-20 минут до наступления часа «Ч» разведро-
та начала скрытно выдвигаться к объектам, готовясь к штурму. Ровно в
установленное время операция началась. Как и планировалось, раз-
ведчики-десантники с двух направлений (со стороны посольства США
и узла связи) ворвались на внешнюю территорию радио- и телецентра
совершенно внезапно, действовали смело и дерзко, по-маргеловски.
Из противотанковых гранатом;тов гвардейцы почти сразу подбили три
танка и одну БМП. Эта уничтоженная афганская бронетехника про-
должала гореть до раннего утра, сотрясая атмосферу взрывами разо-
рвавшихся в боеукладке снарядов. Вс; произошло так неожиданно для
афганцев, что воля и боевой дух их были парализованы, на сопротив-
ление эти люди были не способны. Готовые к стрельбе три БМП, семь
танков (помимо подбитых) огонь по десантникам так и не открыли. Де-
ло было сделано. Офицеры-зенитовцы стремительно ворвались в
здание и взяли его штурмом. Некоторые афганцы из числа граждан-
ского техперсонала радио- и телецентра, как явствует из некоторых
источников, благодарили советских воинов за освобождение от «ига
Амина». Следует отметить один факт. Объекты, штурмуемые развед-
ротой и зенитовцами, находились недалече от американского посоль-
ства. Во время этого боестолковения, которое началось внезапно,
воздух так сотрясался от взрывов и выстрелов, что работники посоль-
ства США подверглись паническому ужасу, завидев очереди от трас-
сирующих пуль; дипломатические работники стали прятаться под сто-
лы и кровати, кто-то от страха успел укрыться в подвальном помеще-
нии. Вскоре по радио новоиспеч;нный президент ДРА Бабрак Кармаль
выступил с обращением к афганскому народу.
За время этого почти скоротечного боя (чуть более получаса) со-
ветская сторона безвозвратных потерь не понесла. Из разведроты ра-
нения получили четыре бойца, один из них – тяж;лое (в ноги). В группе
зенитовцев раненых не было. Среди афганцев семеро воинов были
убиты. Весь контингент охраны объекта (чуть более 100 чел.) был пле-
н;н.
Операция, таким образом, была успешно осуществлена. Коман-
дир разведроты старший лейтенант Александр Попов и его замести-
тель Локтев были награждены орденом Красной Звезды. Боевых на-
град удостоились и несколько бойцов этого подразделения. Через
день после окончания общей операции «Байкал-79» разведрота была
возвращена на авиабазу Баграм, где дислоцировался почти весь 345-й
полк ГО ПДП.
Как уже отмечалось, общим планом операции «Байкал-79» было
предусмотрено овладение штурмом 17 наиболее значимых государст-
венных и военных объектов в Кабуле. Основной замысел этой опера-
ции сводился к тому, чтобы физически отстранить Амина от кормила
власти и не дать возможности верным этому проклятому президенту
силам удерживать режим. Поэтому, согласно плану операции «Байкал-
79», предусматривалась отдельная и самая важная операция по за-
хвату президентского дворца Тадж-Бек и физической ликвидации Ами-
на. Эта операция, получившая кодовое название «Агат», должна была
быть осуществлена силами КГБ и ГРУ МО, а именно: двумя группами
офицерского спецназа – «Гром» и «Зенит», а также т.н. «мусульман-
ским» батальоном («мусбат»). Все указанные подразделения были
подчинены гвардии полковнику Г.И. Бояринову (единственному офи-
церу, имевшему уже боевой опыт проведения спецопераций). Совет-
ским военным руководством в Кабуле было решено усилить «мусбат»
элитным подразделением ВДВ из состава 345-го полка. Выбор пал на
9-ю роту старшего лейтенанта Валерия Востротина. Напомним, что эта
рота оказалась на земле Афганистана первой из подразделений Фер-
ганского полка (1 декабря 1979 года). Утром 26 декабря по приказу
комполка Н.И. Сердюкова 9-я рота В.А. Востротина, а также взвод ПТУ
под командованием гвардии капитана Ажисламова и лейтенанта А.
Севостьянова были направлены в Кабул, к зданию Дар-Уль-Аман. Ро-
те было приказано усилить «мусульманский» батальон. О предстоя-
щем штурме десантники не знали. В помещениях этого объекта вре-
менно располагался «мусульманский» батальон (520 чел.), который
официально должен был охранять персону Амина. Десантникам для
расположения отвели два помещения на втором этаже этого здания.
Здесь же гвардейцев переодели в форму солдат афганской армии, как
и солдат «Мусбата». Некоторым десантникам с большим ростом обла-
читься в чужеземную форму оказалось проблематично. В.А. Востротин
вспоминает: «Личный состав роты расположился в одной комнате.
Офицеры – в другой. Нам выдали афганскую форму и приказали пе-
реодеть солдат. Форма была в основном маленькая, а у меня самый
маленький солдат был ростом 1 метр 78 см. Но ничего – переоделись.
Вместе с нами переодели и сотрудников КГБ».
Итак, штурмовой группировке под руководством полковника
Г.И. Бояринова предстояло выполнить почти невыполнимую задачу –
малыми силами захватить президентсткий дворец Амина, который в
тех условиях являлся неприступным объектом для «шурави». Этот
дворец был построен ещ; в 30-е гг. XX в. немецкими архитекторами,
располагался на 20-метровом холме на окраине Кабула и был обнес;н
мощными стенами. Дворец имел сильную систему обороны, подступы
к нему были заминированы, со стороны Кабула к нему вела единст-
венная серпантиновая дорога. Согласно плану операции «Агат», ос-
новная роль в захвате Тадж-Бека отводилась спецгруппам «Гром» (24
чел., руководитель майор М. Романов) и «Зенит» (30 чел., руководи-
тель майор Я. Сем;нов), которые, ворвавшись внутрь здания дворца,
должны были ликвидировать Амина. «Мусульманский» батальон (154
оо СпН) блокирует 1-й и 3-й танковый батальоны афганцев, охраняю-
щих дворец президента, давая возможность основной штурмующей
группе прорваться к Тадж-Беку и захватить объект.
Настало 27 декабря 1979 г. – момент начала общей операции
«Байкал-79». В этот исторический день подразделениям штурмовой
группировки задачи ставили несколько раз. Известно, что командиров
подразделений собирали три раза для постановки задач: первое со-
вещание – в 14.00, второе – в 15.00 и третье – в 18.15. На последнем
(третьем) совещании время начала операции было назначено на
19.00.
Командир 9-й роты 345-го ГО ПДП получил от генерал-майора
Ю.И. Дроздова боевую задачу по блокированию и нейтрализации 2-го
афганского мотострелкового батальона. Востротинцы должны были
выйти на указанный им рубеж (батальонный плац) и огн;м со всех ви-
дов оружия (в.т.ч. и с орудий и пулем;тов своих БМД) подавить сопро-
тивление 2-го батальона, заблокировав его.
В начале восьмого часа вечера 9-я рота на «бээмдэшках» при-
строилась в общую колонну, заняв место за БТР-ами «Мусбата». В
половине восьмого колонна тронулась к назначенным рубежам. Когда
вереница БМД приблизилась к дворцу Тадж-Бек, десантники открыли
огонь по окнам второго и третьего этажа объекта. Это действо было
предусмотрено поставленной задачей. Однако огонь по дворцу бойцы
9-й роты могли вести лишь с автоматического оружия, поскольку перед
дворцом проходил вал, который и не позволил вести огонь по Тадж-
Беку из гладкоствольных орудий с БМД. Уже через несколько минут 9-
я рота вышла к расположению 2-го афганского батальона. Десантники
приступили к выполнению поставленной задачи.
Вот как описывает эту боевую акцию сам Валерий Александрович
Востротин: «Выдвинувшись на плац 2-го батальона, мы развернулись
в цепь и открыли огонь из всех стволов по казармам. По нам открыли
огонь с тыла. Мы оставили в тылу штаб батальона. Из него и вели
огонь по нам. У нас появились потери. Погиб рядовой Калмагамбетов.
Был ранен рядовой Барышников. Я приказал своему заместителю по-
давить огонь из штаба батальона. 1-й взвод развернулся в сторону
штаба и открыл огонь по нему. Через некоторое время огонь оттуда
стих, и находившиеся там афганцы во главе с командиром батальона
сдались нам в плен. Командир батальона предложил сходить к ба-
тальону и договориться о прекращении огня и сдаче батальона. Я со-
гласился. Доложил Холбаеву. Тот на меня матом. Пообещал отдать
меня под трибунал. Я приказал своему заместителю вернуть команди-
ра батальона. Он успел догнать его и вернуть назад. К утру сопротив-
ление стихло. Тех, кто не разбежался, мы взяли в плен и согнали в
котлован рядом со штабом батальона. Один взвод переместился к до-
роге со стороны Дарм-Уль-Амана.
Через некоторое время им навстречу вышли десантники – 3 БМД
и взвод из артдивизиона (3 пушки Д-30) из 350-го полка 103-й дивизии.
Я выехал им навстречу и представился. Ими командовал старший
лейтенант Солдатенко, с которым мы вместе учились в Рязанском
училище. Он начал проверять, действительно ли я тот, за кого я себя
выдаю: стал задавать вопросы, кто был командиром роты в училище и
т.д. Когда признал меня, подъехал ближе. Мы с ним немного погово-
рили. Ни он, ни я свои задачи не раскрывали. Поговорив со мной, он
развернул свою группу, и они отъехали назад. Через некоторое время
на связь вышел Холбаев и предупредил, что на нас идут танки».
Следует признать, наверное, что дерзкие и результативные дей-
ствия десантников 9-й роты на рубеже 2-го афганского батальона бы-
ли ещ; обусловлены и мощной огневой поддержкой знаменитых «Ши-
лок», ЗСУ-23 (23-мм счетвер;нная зенитная установка на общей само-
ходной базе). Несколько «Шилок» в ходе штурма вели бешеную
стрельбу по Тадж-Беку, а также по БМП 3-й афганской мотострелковой
роты. Обладая весьма высокой скорострельностью (2 тысячи выстре-
лов в минуту из одного ствола), «Шилки» оказались грозным оружием,
наводящим ужас и трепет на афганских бойцов. Две другие такие зе-
нитные самоходные установки своим ураганным огн;м верно поддер-
живали 9-ю роту, нейтрализующую 2-й афганский батальон.
С подавлением сопротивления 2-го афганского батальона участие
9-й роты Востротина в спецоперации «Агат» не закончилось. Почти
сразу десантникам пришлось участвовать в ещ; одной боевой акции.
Командир – «мусбата» майор Х.Т. Холбаев передал Востротину по
рации, что к Тадж-Беку идут колонны афганских танков. Как позже вы-
яснилось, этот танковый батальон был единственным подразделением
кабульского гарнизона, решившимся прийти на помощь Амину. Вале-
рий Александрович Востротин вспоминает: «Мы выставили впер;д
ПТУРы и стали ждать. Через некоторое время показались 3 колонны
танков. По количеству танков мы определили, что на нас движется
танковый батальон. Когда они приблизились, мы расстреляли несколь-
ко танков из ПТУРов, один танк Т-55 и один БРДМ пытались уйти в
сторону дворца Генштаба, но мы их догнали и остановили. Там нахо-
дился и командир батальона. Тем временем экипажи остальных тан-
ков тоже сдались. Их всех мы посадили к остальным пленным в котло-
ван. Когда обстановка немного успокоилась, я съездил в Тадж-Бек и
доложил о выполнении задачи. Дроздов поблагодарил меня и сказал,
что будет представлять меня на Героя Советского Союза. После док-
лада я вернулся в роту. Через некоторое время пришли грузовые ма-
шины, в которые мы загрузили пленных. Наших погибших и раненых
мы загрузили в наши машины, которые должны были сопровождать
пленных в расположение. Я поехал вместе с ними».
Спецоперация «Агат» по устранению Хафизуллы Амина от власти
была успешно осуществлена менее чем за один час. В ходе штурма
дворца Тадж-Бек офицерами «Грома», «Зенита» и «мусульманского»
батальона президент Амин был убит; в перестрелке также погибли два
его несовершеннолетних сына. Малолетняя дочь президента, стре-
лявшая из пистолета во время штурма, была ранена в ноги; е; и дру-
гих родственников Амина заключили в политическую тюрьму Пуличар-
хи). Уже к девяти часам вечера общая операция «Байкал-79» была в
целом завершена. Как и планировалось, важнейшие государственные
объекты в Кабуле и Баграме были в руках советского десанта и спец-
наза. В 20 часов 45 минут новоявленный президент ДРА Бабрак Кар-
маль выступил с обращением к народу Афганистана (вернее, по ра-
диокоммуникациям воспроизвели обращение Кармаля, записанное
заранее на магнитопл;нку).
За успех операции «Байкал-79», осуществл;нной 27 декабря
1979 г. в Кабуле и Баграме, десантники 345-го ГО ПДП и 103-й ВДД
заплатили безвозвратными потерями. Пролилась первая кровь, поя-
вились первые погибшие. Согласно списку воинов 345-го полка ВДВ,
погибших на афганской земле с 1979 по 1989 гг., в тот день, когда про-
звучал сигнал «Шторм-333», с жизнью простились 8 гвардейцев-
десантников; в указанном списке из 412 фамилий эти первые погиб-
шие воины числятся под номерами: 71, 89, 137, 143, 266, 280, 305, 396.
Вот их имена:
1. гвардии ефрейтор, ст. оператор ПТУР Головня Олег Павло-
вич – 27 декабря 1979 г.;
2. гвардии младший сержант, командир отделения Двойников
Алексей Сергеевич – 27 декабря 1979 г, авиабаза Баграм;
3. гвардии ефрейтор, стрелок-гранатом;тчик Калмагомбетов
Амангельды Шамшитович – 27 декабря 1979 г., президент-
ский дворец Тадж-Бек;
4. гвардии рядовой Кашкин Валерий Юрьевич – 27 декабря
1979 г.;
5. гвардии рядовой, стрелок Очкин Владимир Иванович – 27 де-
кабря 1979 г., авиабаза Баграм;
6. гвардии рядовой, механик-водитель Поворознюк Владимир
Васильевич – 27 декабря 1979 г.;
7. гвардии рядовой, стрелок-зенитчик Савоськин Владимир Ва-
сильевич – 27 декабря 1979 г.;
8. гвардии рядовой, ст. радиотелеграфист Шелестов Михаил
Васильевич – 27 декабря 1979 г.

Светлая им память!

Любите повспоминать, как всё было раньше?
Присоединяйтесь, поностальгируем вместе:
1
1
Новости партнёров

А что вы думаете об этом?
Фото Видео Демотиватор Мем ЛОЛ Twitter Instagram
Отправить комментарий в Facebook
Отправить комментарий в Вконтакте
1 комментарий