самое смешное в мире

Горячее Лучшее Новое
Настройки
отсортированы по популярности отсортировать по времени
отсортированы по времени отсортировать по популярности

Я уже некоторое время живу в Бельгии и многие вещи меня здесь удивили.
Забавно, но Бельгия, которая считается центром Европы, очень сильно отличается
от нашего понятия ''Европы" и тут многое просто дико для нашего человека. Я
решил составить список фактов, которые больше всего меня поразили. Некоторые
обще для всей Европы, некоторые только для Бельгии. Итак, факты о Бельгии:

Я уже некоторое время живу в Бельгии и многие вещи меня здесь удивили.
Забавно, но Бельгия, которая считается центром Европы, ...

Почему кореянки носили кофты, из которых торчала полностью или частично открытая грудь? Какой размер груди был у Эрики Ро, первой в мире женщины-стрикерши? Снимок обнаженной жены миллиардера - эти и другие невероятные и смешные голые факты читайте далее.
С конца XVII и до начала XX века кореянки носили очень короткие кофты, оставляя грудь полностью или частично открытой.
Кофты стали укорачиваться около 1690 г. и достигли полной минимальности к 1860 г., после чего опять стали удлиняться.
Это тогда была абсолютно стандартная повседневная одежда, хотя, конечно, теперь никто этого в кино не показывает.
Закрывали грудь только в праздничной одежде, да и то не все и не всегда - король Ёнчжо, например, новую на тот момент моду на короткие кофты очень даже приветствовал и среди придворных дам распространял.


Почему кореянки носили кофты, из которых торчала полностью или частично открытая грудь? Какой размер груди был у Эрики Ро, первой в мире женщины-стрикерши?

Зона турбулентности
Самолет мелко завибрировал, в иллюминатор было видно, что и крылья у него дрожали, как руки алкоголика в треморе. Пассажиры начали тревожно переглядываться. А самолет вдруг резко накренился и стал терять высоту.- Падаем! – прошептала Марина.И хотя стюардесса запоздало, но все же сообщила, что самолет попал в турбулентную зону и всем надо просто пристегнуться и пережить всего несколько неприятных минут, ее никто уже не слушал. Народ-то уже привык к тому, что воздушные суда, большие и маленькие, почти каждый день где-нибудь да падают. А вот сегодня очередь, видимо, дошла и до них.Марина вопила уже во весь голос:- Боже мой, мы сейчас упадем!Ее муж Андрей, и сам трясущийся от страха, попытался как-то успокоить Марину, отвлечь ее от ужасных мыслей. И не нашел ничего лучшего, как обнять и сказать проникновенно:- Раз уж такое дело, давай простимся, милая!- А-а-а! - заголосила Марина. – Я не хочу умирать!- Не бойся, это не страшно совсем, - убеждал ее Андрей. – Хлоп – и все! Никто ничего и не почувствует.- Правда? – притихла Марина. – Ты откуда знаешь? Ты что, уже падал? Без меня? Когда это было?- Давно, - неопределенно махнул рукой Андрей. – В армии еще.Это точно. В армии он один раз упал. Но не в самолете, а со второго яруса солдатской кровати. Во сне. И было ему тогда очень больно, потому что приземлился он на копчик. Но зачем это сейчас знать Марине?- Ну ладно, давай прощаться, - согласилась Марина и всхлипнула. – И давай простим друг другу, если кто в чем был виноват.Андрей подумал и поежился.- А это еще зачем?- Ну, так принято, милый, чтобы предстать перед Богом с чистой душой. Ну, вот я, например, виновата перед тобой в том, что на прошлой неделе спрятала твои удочки.

Зона турбулентности
Самолет мелко завибрировал, в иллюминатор было видно, что и крылья у него дрожали, как руки алкоголика в треморе. Пассажиры начали тревожно переглядываться.

Доброта
Костик вышел их подъезда и огляделся в поисках знакомых пацанов, но улица была пуста. Сплюнув под ноги для независимости (в этот раз получилось
гораздо лучше, чем всегда), мальчик обогнул дом и присел возле зарешеченного подвального окна и развернул целлофановый пакетик, в котором лжала
половинка оставшейся от обеда котлеты.
- Кс-кс-кс...
Серая кошка непривычно долго не показывалась.
- Муся, Муся, кс-кс-кс...
Подождав и позвав еще немного, Костик аккуратно положил котлетку на край отдушины, свернул пакет и побежал играть на школьный двор.
Через полтора часа взмокший и запыхавшийся мальчишка вернулся к отдушине с приятелем Виталькой.
- Вот тут. Я ее каждый день кормлю, у нее котята. А сегодня не пришла.
- Мышей, может, ловит?
- Какие мыши, тут их сроду нет. Крысы если только, и то вряд ли. Говорю, котята у нее, случилось, может, что...
В этот момент их подвала донесся звук - скрежет, хруст и какое-то чавканье. Ребят как ветром сдуло.
Стоя за углом дома и переминаясь с ноги на ногу, мальчики таращили друг на друга глаза и боялись сказать слова, что вертелись на языке. Наконец
Виталька решился:
- Там что-то сидит. Стопудов оно твою Муську схряпало. Вместе с котятами.
Костик задохнулся... Потом схватил Виталика за рукав курточки и горячо зашептал:
- Надо милицию позвать. А вдруг оно наружу вылезет. А у милиции все ж оружие есть - пистолеты. И спецназ тоже надо - у них автоматы и газ! а
Муська, может, и жива - запряталась от него!
Мальчишки припустили к магазину, где работала Виталькина мать.
Еще через полчаса у двери в подвал, кроме Костика с Виталькой, собрались соседи, толпа ребятишек и несколько собак. Подъехал милицейский ГАЗик.
- Так, граждане, пропустите. Где ключи от подвала?
- Какие ключи, там гвоздь загнутый двери держит.
Двое милиционеров отогнули гвоздь и вошли в подвал. Третий стал опрашивать жильцов:
- Кто вызвал наряд? Почему решили, что там убийца?
- Деденька, там кто-то стонет и хрустит, и чавкает!
- Все понятно. Ты, парень, понимаешь, что за ложный вызов твои родители штраф заплатят?
- Как за ложный? Ничего не ложный, там правда кто-то есть!

Доброта
Костик вышел их подъезда и огляделся в поисках знакомых пацанов, но улица была пуста. Сплюнув под ноги для независимости (в этот раз получилось
гораздо лучше, чем всегда), ...

Зачем нужны георгиевские ленточки


Во второй мировой войне принимали участие почти шестьдесят стран. Как минимум две из них считают себя ее победителями. Как минимум одна из них до сих пор считает себя не вышедшей из этой войны. Вторая мировая война - война всех против всех. И у каждого из ее участников - своя правда.
У нас - своя правда. Мы ни с кем не собираемся делиться верой в эту правду. И никому, кстати, эту веру не навязываем. Нам нет нужды - в России каждый школьник знает, что Великая Отечественная война закончилась 9 мая 1945 года полной победой Советского Союза.
Написал - и сам не поверил. В России далеко не каждый школьник знает даже что такое Советский Союз. А уж про Великую Отечественную войну современные школьники слышали наверняка не больше, чем я и мои ровесники - про отечественную войну 1812 года. Вы знаете, что было 14 марта 1814 года? Точно так же наши дети не будут знать, что произошло 9 мая 1945 года.
В последние десять лет День победы как-то незаметно стал одним из двух, наряду с Новым годом, главнейших праздников моей страны. И именно это говорит о том, что мы его теряем. Дню победы осталось недолго. Просто потому, что это - не наша победа. Это победа наших дедов.
День победы стал нерабочим днем (то есть - атрибутированным праздником) только через 20 лет после окончания войны, в 1965 году. Потому что до того не было никакой причины отмечать дату в официальных календарях - день победы объединял всю страну, в которой не было ни одной семьи, которой не коснулась бы война. Это был всеобщий день поминовения и надежды, тот самый “праздник со слезами на глазах”. Люди вспоминали своих родных и близких. Нам вспоминать уже нечего - наши родители, если и застали войну, то только детьми. А мы знаем ее только по фильмам и рассказам дедушек. Нашим детям и внукам очевидцы о войне уже не расскажут.
Кроме того, появляются новые дни “со слезами на глазах”, которые без всяких дат в календаре и напоминаний объединяют достаточно большие группы людей и целые города. У жителей Беслана свой день поминовения, у жителей Нефтегорска - свой, у жителей Припяти, Ленинакана и Степанакерта - свои. Эти дни тоже растворятся во времени, как только уйдут из жизни все те, кого касаются поминаемые события.
Как только День победы был объявлен важнейшим национальным праздником, стало ясно, что это - поддержка горения, которое само по себе уже невозможно. Вечный огонь гаснет. Если праздник нужно поддерживать парадами и медиа-кампаниями в прессе - это не праздник, а официальное мероприятие. Парадами нацию не объединишь. И все идет к тому, что лет через десять-пятнадцать День победы рискует стать просто последним днем весенних каникул, о значении и смысле которого практически никто уже не будет помнить. Столетие окончания Великой отечественной войны отмечать будет глупо - это никого уже не будет касаться напрямую.
Вообще, праздники делятся на две категории - праздники, основанные на событии, и праздники, основанные на ритуалах. 8 марта - это день, когда все дарят девушкам тюльпаны. День святого Валентина - это день, когда все пишут открытки любимым. На Рождество готовят индейку. На Новый год ставят елку, слушают президента и пьют шампанское. Это праздники, основанные на ритуалах - зачастую необъяснимых и бессмысленных, но традиционных. А нет ничего сильнее бессмысленных традиций - ведь никого не волнует, что там было 8 марта и кто такой этот святой Валентин.
Есть праздники, основанные на событиях - например, Пасха или День победы сейчас. Если событие перестанет волновать общество - праздник умрет, как умерло 7 ноября. Бывает, что праздник объединяет обе категории - как Пасха, имеющая и событийную, концептуальную основу, и ритуальные атрибуты в виде крашеных яиц и куличей. День Победы в силу естественных причин стремительно утрачивает событийную основу. И сохранить его как национальный праздник можно только в том случае, если оснастить ритуальными атрибутами.
Удивительно - но у Дня победы никогда не было ритуальной составляющей. Воспоминания о друзьях-товарищах и первый тост не чокаясь - вот и все. Только три года назад появилась робкая попытка организовать такую атрибутику - георгиевские ленточки на автомобилях в Москве. Как и любой другой праздничный ритуал, эта ленточка бессмысленна - но если она приживется, то праздник может остаться как день, когда повязывают ленточки. Может, удастся придумать и иные ритуалы и традиции - но времени осталось не так уж и много.
Иначе День победы исчезнет в истории. И, кроме Нового года, у России не останется национальных праздников.

Зачем нужны георгиевские ленточки
Во второй мировой войне принимали участие почти шестьдесят стран. Как минимум две из них считают себя ее победителями.