реально смешные истории

Горячее Лучшее Новое
Настройки
отсортированы по популярности отсортировать по времени
отсортированы по времени отсортировать по популярности

История эта произошла с одной девушкой около МакАвто в Пятигорске. Читайте, очень интересно и весело.

история, девушка, смешно, полиция

История эта произошла с одной девушкой около МакАвто в Пятигорске. Читайте, очень интересно и весело.

Веселое детство

Это было летом на даче, мне тогда было 10-11 лет.
Я со своими братьями как и все дети занимался всякой фигней, играли в салки или прятки.
Но вот как-то раз днем после плотного обеда у меня прихватило живот и мне приспичило посрать.
В-общем пошел я в туалет!
Многие из вас я думаю догадываются какие туалеты стоят на дачах.
Наш вариант толчка - это глубокая яма около 3-4 метров в глубину, на которой стояла маленькая будка.
Эта будка и была толчком!
Для дальнейшего рассказа поясню что дырка в полу находилась на уровне от говна в 2-ух метрах, то есть если залезть под будку то там можно
повиснуть, а до говна еще будет около метра.
Ну так вот зашел я в сортир, сел на очко и начинаю обильно гадить, и тут вдруг к туалету прибегают 2-е моих братьев.
Я сидел на очке а они стояли рядом за дверью, мы мирно беседовали, я гадил и разговаривал с ними. Но вдруг они решили надомной поиздеваться!
Они закрыли дверь в туалете на внешнюю защелку и сказали что не выпустят меня пока я их не рассмешу.
К тому времени я уже закончил срать и мне нужно было как-то выходить из вонючего сортира!
И что же я дурак сделал?
Я решил их повесилить!
Я встал над дыркой в полу и начал спускать туда левую ногу и болтать ей, потом спустил вторую и опустил себя по пояс во внутрь толчка!
Мои же братья за всем этим наблюдали в небольшой зазор между будкой(сортиром) и землей, они видели как свисают мои ноги и им вроде как-то от этого
было весело, они говорили типа давай спустись еще по ниже и мы откроем!!
я так провисел еще секунд 30 а потом услышал что братья убежали от толчка, но дверь мне не открыли!
И тут я услышал как к туалету кто-то идет.
Растерявшись от неожиданности я начал вылезать из дырки, но в суете у меня с левой ноги свалился резиновый сапог, он полетел прямо вниз в гущу
4-ех метрового дерьма!
Тут-то я и испугался т.к чувствую что начинаю соскальзывать вниз как тот сапог,у меня уже не было сил подтянуться, ну и что бы не упасть мне
пришлось полностью залезть в очко под сам туалет!
Там под очком я ногами нащупал балки (нижняя конструкция туалета)
я встал на них обеими ногами и стоял.
В этот момент дверь в туалет распахнулась.
Мне стало не на шутку страшно, я представил себе что щас тот человек, который вошел в туалет не осознает что я сижу там внизу, меня жутко пугала
мысль что на меня щас будут СРАТЬ!!!!
Естественно у меня был выбор либо попробовать уклониться от падающего сверху говна , либо заорать, чтобы меня вытащили из очка ( но об этом бы
узнала бы вся деревня)

Веселое детство

Это было летом на даче, мне тогда было 10-11 лет.
Я со своими братьями как и все дети занимался всякой фигней, играли в салки или прятки.

Дон Кихот и Бык - кора.....(из воспоминаний поручека)
Житуха в офисе скучная, но тут повезло: загнали нам сорок харь стажерок-практиканток из института – бери какую хошь. Ну, я беру Танечку (рост
180, ноги 110), и начинаю ее учить волшебным тайнам, мля, профессии. Ну, и кокосы попутно подкатываю. Учится, лапочка моя, хорошо, и все-все
понимает, и на кокосы смотрит вполне благосклонно. Сама спрашивает:
- Ты, наверное, хочешь со мной тово… переспать?
Нет, грёбаный попугай – хочу сделать из тебя опытного манагера! Но лет-то ей 20, я таких недопонимаю: хрен проссышь, что у нее на уме, может

до сих пор прынца ждет? Говорю вежливо: отчего ж, можно и в кинишку, но в оконцовке – пуркуа бы, собственно, и не в писю? У нее голос на
слезе: ты мне, говорит, тоже нравишься, но ничего у нас не получится… Это почему? Я, говорит, «уже дважды пробовала пройти этот путь с
мужчиной», но ничего не получилось, наверное, я какая-нибудь неправильная, они не могут… - и в краску вся! Это с твоими студентами, что ли –
смеюсь я – правильно, чего они могут, кроме как пятерки получать? А я мэн бывалый, короче, хорош кролика клонировать, поехали…
Приехали. У меня стандартная хата офисного раба: пустая поляна, СD да двуспальный аэродром, и Танечку трохи ломает от пейзажа, но я наготове:
выписал ей полторашку красного, заморского, называется «Бык-кора», типа раскрепоститься. А сам уже крепость вскрываю, пахнет так шопес…ец:
девичья пелотка, свежепомытая, розовая, духами чуть спрыснутая… Сам из штанов выпрыгнул, Танечку на спинку нежно повалил, прицелился, и
замирая от предвкушения, туда – бык…
Что за притча?! Вошел на полштыка, и – как в стену кирпичную! Бык, бык, бык-бык-бык…Эффект нулевой. Нет, конечно, стоит у меня не так, как
десяток лет назад, при желании согнуть можно, но – стоит же, до сих пор никто не жаловался! А у Танечки уже слезы на глазах, и голос дрожит:
предупреждала же, мол, я уродка, ничего у нас с тобой не получится…
- Нет уж, - говорю, - душа моя, никакая ты не уродка, ты очень хорошая, а это просто недоразумение какое-то, но мы его щас разрешим палюбе…
И давай ее пытать! Час целый, ну как только: и с упора лежа, и сверху на себя насаживал – рывком, и на стиральную машину на брюшко клал, сам
сзади – да чтоб тебя разорвало! Да половины и все, будто реально там корой заросло… Только что, в натуре, как бык, с разбега не пробовал.
Пальцем тыкал. Банку вазелина «Норка» извел, и сам по ходу пьесы кончил два раза, да все не то: на полштыка – не тема! У меня аж скулы сводит,
разум мутится – так хочется задвинуть до упора, аж по самые кокосы… Хоть плачь!
- Танечка, - говорю, - а ты хоть сцышь-то нормально, не мешает ничего?
- Нормально, - говорит.
- А течка у тебя раз в месяц бывает?
- Бывает, - говорит, а сама плачет, - а это… мне мама намекала, у нее такие же проблемы были… у нас в роду кожа грубая, это наследственное…
- Ладно, - говорю, - солнышко мое, ты успокойся, соси вот «Бык-кору». Ложись на спинку, глазки закрой, а дяденька будет делать тебе волшебный
релакс…
Почал я вторую банку «Норки», принес из холодильника огурец (длинный такой, гладкий – парниковый) и давай им работать. Танечка взвизгивает –
больно ей, а я сам уже злюсь, ну, и перегнул палку – сломал овощ. Взял из инструментального ящика шпатель, повыковыривал из волосни вазелин да
огуречные семечки, стряхнул их яростно на пол, думаю – хватит! Пора переходить к крайним мерам.
Принес из холодильника непочатый батон полукопченой. Хорошая колбаса, дорогая – «Дон Кихот» называется, с крупным перцем, в запястье почти
толщиной, вся такая благородной плесенью покрытая… Я ж тебя, думаю, нимфетка бронированная, ща потешу деликатесом! А Танечка смотрит на этот
транклюкатор, и глаза у нее делаются по 5 советских копеек:
- Может, - говорит, - ты на нее хоть этот… презерватив оденешь,… а то она вся в пенициллине…
Справедливо. А хвать-похвать – нет гандонов в доме, а время первый час ночи, а дежурная аптека за два квартала. Х…ле делать – побежал.
Врываюсь туда, ору:

Дон Кихот и Бык - кора.....(из воспоминаний поручека)
Житуха в офисе скучная, но тут повезло: загнали нам сорок харь стажерок-практиканток из института – бери какую хошь.

Про попугайчиков


-- Дзззззззззззз! — требовательно раздалось в коридоре.
От неожиданности Карл Иванович просыпал горсть кунжута мимо лотка.
-- Дзззззззззззз! — снова раздалось в прихожей.
-- Иду, иду! — крикнул Карл Иванович, запахнул халат и закашлялся.
«Кого там в такую рань?» — думал он, шаркая тапочками по линолеуму, усыпанному перьями и зерном. Плотно закрыв за собой дверь комнаты, он приоткрыл входную дверь, накинув цепочку.
В полумраке лестничной площадки стоял высокий молодой парень с орлиным носом и таким же орлиным взглядом. Карл Иванович порылся в кармане халата, достал очки и нацепил их. Парень производил неопределенное впечатление: абсолютно выбритая голова настораживала, а стопка книг под мышкой успокаивала.
-- Доброе утро! — улыбнулся парень. — Мы проводим месячник по распространению книг преподобного учителя Свами Прабхупады. Вы слышали про Господа Кришну?
-- Слышал, — поморщился Карл Иванович. — Я все уже слышал в этой жизни, молодой человек.
-- Вы можете звать меня просто Коля, — улыбнулся молодой человек и вопрошающе покосился на дверную цепочку.
-- А могу я вас не звать? — саркастически произнес Карл Иванович, не собираясь снимать цепочку.
-- Могу спорить, — как ни в чем ни бывало продолжал Коля, — вы не очень в теме, как Господь Кришна дарует вечное наслаждение и освобождение от страданий!
-- И как?
-- Впустите господа Кришну в свое сердце!
-- Ему там не понравится, — вдохнул Карл Иванович. — Старое изношенное сердце, два инфаркта. Что ему там делать?
-- Да не ему, а вам! — рассмеялся Коля. — Попробуйте повторять: Харе Кришна, Харе Кришна — Кришна Кришна, Харе Харе. Сразу станет легче!
-- Просто повторять?
-- Конечно!
-- Повторять может и попугай.
-- А вот смотрите, что по этому поводу говорит Прабхупада... — Коля ловким движением распахнул верхнюю книгу строго посередине. — Вот, слушайте...
-- Коля, — перебил Карл Иванович. — Я старый человек, фронтовик, атеист. Найди себе юную красивую девочку и рассказывай ей все это. Поверь мне, Коля, выйдет куда больше проку.
Коля разочарованно вздохнул и по-детски вытянул губы трубочкой.
-- А кто-нибудь из внуков дома есть? — спросил он, аккуратно вглядываясь в сумрак прихожей.
-- Я один живу, — покачал головой Карл Иванович. — Внучка в Германии.
-- Ну... извините за беспокойство. Счастья вам! Харибол!
Карл Иванович запер дверь, дошлепал до кухни, налил стакан воды, сел в кресло и выпил. Некоторое время он дремал, откинувшись на плетеную спинку. Затем открыл глаза, посмотрел на часы, нацепил на голову радионаушники и включил телевизор. Телевизор тут же принялся бубнить, а Карл Иванович положил на колени стопку газет, а за ухо карандаш, просунув его за дужкой наушников. Газеты он листал быстро, останавливаясь лишь на предвыборных новостях. Пару раз нахмурился, а один раз понимающе кивнул и обвел карандашом заметку.
В какой-то момент ему показалось, что к бойкой скороговорке дикторши добавился посторонний гул. Карл Иванович сдвинул наушник с левого уха и прислушался. «Дзззззззззззз!!!» — надрывался звонок в прихожей.
Кратко выругавшись, Карл Иванович поднялся с кресла и поспешил к двери под непрекращающийся звон.
* * *
На лестничной площадке стояли две женщины лет по шестьдесят, одна держала в руке красную папку, а другой давила на кнопку звонка.
-- Прекратите трезвонить, с ума сошли?! — рявкнул Карл Иванович, и женщина испуганно отдернула руку. — Что надо?
-- А я уж думала, никого нет, — простодушно откликнулась дама с папкой, а ее спутница согласно закивала. — Доброе утро! Мы собираем подписи за кандидата в губернаторы от нашего округа Адаскина Эмиля Гарриевича.
-- Зачем? — нахмурился Карл Иванович. — Через неделю выборы. Зачем подписи?
-- Честно говоря, — вступилась вторая женщина, — мы бы хотели просто вас проинформировать о нашем кандидате. Эмиль Гарриевич — очень честный человек, у него два сына и четыре внука, он владелец сети супермаркетов «Русская троечка». Очень честный. Может, вы нас впустите?..
-- Как может честный человек владеть сетью супермаркетов? — не выдержал Карл Иванович. — Зачем твердить о том, чего не знаете? Заладили как попугаи: честный, честный! Так и говорите: талантливый предприниматель, удачливый бизнесмен. Про честность-то зачем? Нахапал денег на торговле оружием в первые годы перестройки. Я в «Русской троечке» даже зерно для птиц не покупаю!

Про попугайчиков
-- Дзззззззззззз! — требовательно раздалось в коридоре.
От неожиданности Карл Иванович просыпал горсть кунжута мимо лотка.