Теории заговора, оказавшиеся правдой Теории заговора, оказавшиеся правдой Карта мира, которая расскажет, в чем ваша страна "самая-самая" Карта мира, которая расскажет, в чем ваша страна "самая-самая" Он сделал предложение с помощью крошечного котенка, и это было невероятно мило Он сделал предложение с помощью крошечного котенка, и это было... Должок Должок Воришка воришке - рознь... (рассказ охранника супермаркета) Воришка воришке - рознь... (рассказ охранника супермаркета) Честные рожи нашей эстрады Честные рожи нашей эстрады Учитель поставил кол за правильно выполненную домашнюю работу Учитель поставил кол за правильно выполненную домашнюю работу Коротенький и забавный обзор Lada Niva Urban Коротенький и забавный обзор Lada Niva Urban В этот момент я понял, что детство кончилось В этот момент я понял, что детство кончилось Сюрреалистическая Россия Сюрреалистическая Россия Момент неудачного запуска ракеты С-300 попал на видео Момент неудачного запуска ракеты С-300 попал на видео Женщины - такие женщины. Подслушано из серии - начинающие дамы-водительницы Женщины - такие женщины. Подслушано из серии - начинающие... Как насильники выбирают жертв? Они рассказали, а мы в шоке! Как насильники выбирают жертв? Они рассказали, а мы в шоке! Гифки дня Гифки дня Писатель Юрий Поляков: Почему «элита» считает нас быдлом Писатель Юрий Поляков: Почему «элита» считает нас быдлом Муж сделал для своей жены гигантский рождественский календарь с настоящими подарками внутри Муж сделал для своей жены гигантский рождественский календарь с... Праздник к нам приходит! Рецепт главного новогоднего блюда от пермского чайного сомелье Праздник к нам приходит! Рецепт главного новогоднего блюда от... Секс-роботы с лицами знаменитостей скоро появятся в продаже Секс-роботы с лицами знаменитостей скоро появятся в продаже

Забытый Тольятти. От «Паккарда» Сталина до «Жигулей» (7 фото)

347
7

Услышав слово «антиквариат», кто-то тут же повернётся и уйдёт. Погодите! Автомобильный антиквариат – это вовсе не те трону­тые временем «древности», которые стойко охраняют осовевшие от скуки сфинксы и музейные старушки. Старые автомобили – птицы дру­гого полёта, и для многих из них музей – чужая стихия.

Когда мне сказали, что первые серийные "Жигули" по международным нормам уже считаются антикварными, я был приятно удивлен, если не сказать больше. А прибавьте к ним все, что выпущено 21 год назад и более и до сих пор нещадно эксплуатируется на дорогах... Да это же просто клад. Теперь-то вы согласитесь: «автомобильная свалка», как называют нашу родину некоторые товарищи, – звучит слишком грубо и неромантично. Куда красивее – музей под открытым небом.
От «Паккарда» Сталина до «Жигулей»
Держу пари: многие из вас даже не догадываются, что являются владельцами антиквариата. Нет, он не затерян среди хлама, не зарос вековым слоем пыли – наоборот, на ходу и кому-то еще послужит. Я имею в виду автомобили. В Тольятти и в России таких гораздо больше, чем мы себе представляем.
Страна непуганого антиквариата

Это нам смешно. Тем же, кто профессионально занимается автомобильной стариной, так не кажется. «Пуганного, – говорят, – да еще как». Это нам все равно, а они трепетно относятся к этой теме. Ведь истинный антиквариат – это не все без разбора: машины в первозданном состоянии, а особенно с хорошей «родословной» – уж они-то все на счету. И грустно, что рынок таких автомобилей иссякает буквально на глазах. Несколько раз его «выбирали» чуть ли не подчистую.
По словам одного из ведущих отечественных «антикваров», председателя Клуба «Следопыты автомотостарины» при Московском городском союзе автомобилистов Леонида Круглова, в нашей стране это случилось в три захода. Началось в конце 1950-х, когда сталинская гвардия полетела со своих мест. В то время пропало очень много именных автомобилей, в том числе спортивный «Мерседес-500», подаренный Сталину. Машину вывезли в Швецию, отразив затем эту историю в мемуарах. Вторая волна пришлась на стык 60-70-х годов, когда в Союзе начали создаваться автоклубы. Один из них, рижский, почти полностью состоял из машин, вывезенных из Москвы, в том числе из богатейшего музея ЗИЛа. Теперь этой коллекции нет – машины разграблены или разбиты. То же самое в Таллинне (правда, там еще мог сохраниться единственный на территории бывшего СССР «Ягуар-СС 100»).
Третий «заход» на российский антикварный рынок продолжается с начала девяностых. В обеих столицах действует ряд СП, занятых реставрацией и незаконным вывозом такой техники. Нередко – под заказ. Кроме того, в Москве активно работают итальянские перекупщики. В свое время весь мир обошли фотографии: роскошный «Мерседес-770», принадлежавший некогда известному немецкому конструктору, грузят в самолет в Шереметьево. И таких случаев сколько угодно. Иногда машины увозят по частям, в металлоломе.
Как и все прочие, антикварные автомобили просто-напросто крадут – нередко очень грамотно, на выбор. Так был украден на вывоз лучший на территории Союза «Виллис» – его следов не нашли. Другую машину, уникальную «Альфа-Ромео-6С-2500», числящуюся в регистре фирмы-производителя, похитили у московского коллекционера Александра Рево. Причем воры «сплавили» ее чисто по-российски: машину, оцененную на аукционе в 1 миллион 200 тысяч марок, по словам Круглова, продали немцу всего за 100 тысяч. «Это была одна из трёх уцелевших машин (всего их было сделано шесть), она числилась в регистре фирмы «Альфа Ромео», была очень известной. Ситуация крайне интересная: участвовали мафии из Армении, Литвы, Питера, и таким вот кружным путём машина была вывезена. После того, как регистр «Альфа Ромео» совместно с Интерполом дал во всех европейских автомобильных жур­налах информацию о краже, владелец машины, который не знал всю эту историю, сам сдал её в полицейское управление в Штутгарте».
Под дырявым небом
Вообще, за последние два десятилетия «чистые» машины из России практически не уходили. Вроде бы, грех не воспользоваться тем, что плохо лежит. Около сорока процентов московского антиквариата на колесах стоит под открытым небом, во дворах. Те, что не воруют, часто просто бьют или растаскивают, а 1 сентября владельцы вообще ждут как нашествия: истосковавшаяся по «живому делу» орда пацанов возвращается в город и разносит все на своем пути.
«Мы совершенно бесправны, – говорит «антиквар». – Наши машины в половине, пожалуй, случаев не имеют госномеров, потому что собирались из металлолома. По действующим правилам они вообще не имеют права на жизнь. Они вне закона, и сама милиция может приехать и отбуксировать такую машину, как бездокументную...»
Коллекционеры пытаются как-то защищаться от всех напастей. Совместно с одной из страховых компаний разработали шкалу определения ценности автомобиля, положение о страховании – но до него дело, кажется, так и не дошло. Кажется, только МУР пошел навстречу, создав группу по борьбе с кражами автомобильного антиквариата, – но они просто не успевают. А госэкспертиза, созданная на базе Политехнического музея, за несколько лет не дала ни единого заключения о запрете вывоза за рубеж автомобилей и мотоциклов, выпущенных до 1945 года. Вот и получается: для нелегального вывоза границы по-прежнему открыты.
Бывают, правда, исключения. Например, одна болгарская фирма специализируется на легальных поставках советских автомобилей на Запад: машины класса «Москвич-407», «Победа», «ЗИМ», «ЗИС-110» пользуются спросом у солидных музеев и коллекционеров. Зато у нас многие до сих пор помнят, как АЗЛК скупал у автовладельцев тот же «407-й» – чтобы порезать на металлолом. Под нож пошли и последние зиловские сокровища – полугусеничный грузовик и трехосный «ЗИС». Но кое-что «фанатам» старины удается вытащить из-под пресса. Выкупают и не перестают удивляться подобным, как они считают, актам вандализма. Хоть бы что-нибудь оставили себе, история все же. Но когда-то процветавшие музеи при некоторых отечественных автозаводах умерли один за другим. И дело тут даже не в бедности.
«Боюсь, что со временем в Тольятти произойдет то же самое, что происходило и происходит со всеми нашими автомобильными заводами – не сохранят ни серийных автомобилей, ни, тем более, экспериментальных... Если вовремя не спохватятся», – добавляет Круглов. По словам известного коллекционера, на Западе редкая фирма теряет из виду свои творения. Почти при каждой действуют клубы владельцев выпущенной ею техники. Один из самых сильных – клуб «Моргана», живы клубы «ДКВ-ИФА» и многие другие. В Москве работают представители BMW и ФИАТа, в задачу которых входит поддержание связей и оказание помощи владельцам старых автомобилей своих фирм. Естественно, работают не бесплатно...
У нас же…
«Каждый умирает в одиночку»

Вопрос, есть ли в России хоть какое-то подобие сервиса для антикварных машин, кажется Круглову, мягко говоря, странным.
- О чём вы говорите?!... Нужда, конечно, заставляет, объединяемся: кто – обойные работы, кто – жестянщик, кто – слесарь. Помогаем друг другу. Но, конечно, на свой страх и риск, под открытым небом… Мы подсчитали: порядка сорока процентов антикварных автомобилей в Москве не имеют не только крытых стоянок, но и легальных стоянок вообще. За десять лет через мои руки проходит уже шестая машина, и избавлялся я от них, в основном, не по своей воле: негде было хранить, раздевали, грабили.
- Тем не менее, вы не бросаете это дело. А с чего всё начиналось?
- Начал я, как и многие, «безлошадником»... Вообще, автомобилем увлекался с детства, отец был транспортником. Наверное, побудила, с одной стороны, любовь к технике. А с другой – к истории вообще. Ведь когда начинаешь заниматься старым автомобилем, вольно или невольно пытаешься отыскать и собрать всё, что относится к тому вре­мени. Вот у меня были две немецкие деревянные «ДКВ», и я, помнится, отыскал канистры того времени, инструмент. Стали появляться ещё какие-то атрибуты, вплоть до костю­мов.
- Своего рода желание гармонировать с машиной?
- Просто желание изучить это время. Найти ответы: почему автомобиль был именно таким, а не другим, чем были продиктованы те или иные конструктивные решения. И всё это одно за другим тянуло, тянуло...
В своё время я перешёл на автомобили пятидесятых годов (кстати, период, которому у нас пока не уделяется должного внимания: полагают, что 50-е – это ещё не история). Допу­стим, что такое «БМВ» 1957 года? Это фестиваль молодёжи и студентов в Москве, китайские шёлковые зонтики, послед­ние советские механические и первые электрические пате­фоны, первые наши электробритвы и электроутюги... У нас в клубе редко кто занимается только автомобиля­ми. Парень, у которого украли два антикварных мотоцик­ла – владелец одного из пяти работающих восковых фоно­графов, например.
- Вы полагаете, что автомобильный антиквариат – это тоже часть культуры?
- Бесспорно. Это фрагмент какой-то исторической эпохи. Судите сами: авто­мобилю больше ста лет, за это время случилось столько событий – две больших войны, множество мировых ката­строф, смена направлений в культуре. И всё это наложило отпечаток на автомобиль. Вы посмотрите, насколько похожа автомобильная история по двум периодам – после мировых войн. Как только люди вздохнули спокойнее, они потребовали себе автомобиль... Я почему и говорю, что у нас ко времени 50-х годов и позже относятся очень пренебрежительно. Спасибо, вот, бундесвер в свое время оказал «гуманитарную помощь» нашей армии, вернув очень много техники, которая осталась на тер­ритории бывшей ГДР. В Москву пришли «ГАЗ-51», «ГАЗ-63», которые тоже у нас не считались антиквариатом. На всю Москву остался один «ЗИС-150», один автобус «ЗИЛ-158», единственный «ЛАЗ-695». То же самое с легковыми автомо­билями. «Победы» нетронутые можно пересчитать по пальцам. Кабриолет «Победа» вообще один. Ни одной нетрону­той двадцать первой «Волги»... А 408-й «Москвич», 412-й?.. Вы сейчас не найдёте ни одного «Москвича»-фургона – 433-го и 434-го. Их нет! По автохозяйствам списали, и кончи­лись их дни. Вы не найдёте «МАЗ-500» с первозданной решёткой. По пальцам можно пересчитать нетронутые «ГАЗ-69»...
- А автомобильные музеи – им бы, казалось, беречь…
- Что интересно: в Москве шесть автомобильных музе­ев, о существовании которых практически никто не знает. Такое может быть только у нас. Есть, например, единствен­ный в мире музей такси. И хороший, между прочим: полтора десятка автомобилей, начиная с «ГАЗ-А» и до эксперимен­тальной машины, сделанной во ВНИИТе под руководством Долматовского. Все они сейчас стоят в 19-м таксопарке на пятом этаже, и ворота в зал заварены по соображениям пожарной безопасности. Случись что – машины оттуда про­сто не выкатить.
Существует свой музей в одной из автомобильных частей Подмосковья, где собрана практически вся военная колёсная техника. Я уж не говорю о таких музеях, как Кубинка...
Не знаю, насколько это верно, но мне рассказывали, что такой же примерно музей был в КГБ. Там собирали технику всех этих персон... Кстати, что касается этого музея – два-три человека в Москве, в том числе и я, совершенно слу­чайно видели «Мерседес-ССК», принадлежавший Менжин­скому. В середине 60-х годов этот «Мерседес» стоял у парад­ного подъезда КГБ. Как он туда попал и почему был выстав­лен посреди Лубянки, сейчас уже сказать трудно. Но я эту машину видел, трогал...
А многое и вовсе исчезло. На моём веку практически под корень уничтожили музей «ЗИЛа». Это же парадокс: един­ственный в стране полугусеничный грузовик и единственный трёхосный «ЗИС» порезал сам завод! Мы еще застали кончину музея при Серпуховском мотозаводе, и сей­час уже никто не помнит, как выглядели две мотоколяски «Спутник». А ведь завод этот был центром испытания машин по программе создания «Запорожца», через него прошли десятки интересных европейских автомобилей, от которых сейчас просто следов не осталось…

Реклама
×
Любите повспоминать, как всё было раньше?
Присоединяйтесь, поностальгируем вместе:
0
0
Новости партнёров

А что вы думаете об этом?
Фото Видео Демотиватор Мем ЛОЛ Twitter Instagram
Отправить комментарий в Facebook
Отправить комментарий в Вконтакте