Стать сотрудником ГАИ скоро сможет любой россиянин со смартфоном Стать сотрудником ГАИ скоро сможет любой россиянин со смартфоном 10 интересных фактов про телефоны, о которых вы могли и не подозревать 10 интересных фактов про телефоны, о которых вы могли и не подозревать Как живут детки российских олигархов: золотые блюдца, наполненные пафосом и высокомерием Как живут детки российских олигархов: золотые блюдца, наполненные... В Калининграде пешеход прошёл сквозь машину В Калининграде пешеход прошёл сквозь машину Работа за еду Работа за еду Теперь ты за мной побегаешь! Гражданин пришел за военным билетом в 27 лет Теперь ты за мной побегаешь! Гражданин пришел за военным билетом в... Когда не повезло с ассистентом: Новые фокусы от китайского волшебника и его друга, который вечно всё портит Когда не повезло с ассистентом: Новые фокусы от китайского... Про нестандартное мышление Про нестандартное мышление Тем временем в Северной Корее Тем временем в Северной Корее В поисках идеала В поисках идеала Вот так водитель видит дорогу за непогоды в темное время Вот так водитель видит дорогу за непогоды в темное время Юмор в стиле дизельпанк Юмор в стиле дизельпанк Выпущена новая модификация процессора «Эльбрус-8» Выпущена новая модификация процессора «Эльбрус-8» Гифки дня Гифки дня Подборка вещиц времен СССР подсмотренных у запада Подборка вещиц времен СССР подсмотренных у запада Что только не советуют! 8 самых тупых лайфхаков Что только не советуют! 8 самых тупых лайфхаков Как Советская Армия подавила Венгерское восстание Как Советская Армия подавила Венгерское восстание Архитекторы шутят Архитекторы шутят Сильвестр Сталлоне опубликовал в сети новый снимок с обворожительными дочками Сильвестр Сталлоне опубликовал в сети новый снимок с...

Чего ожидать в Новом Году? (3 фото)

468
3

Сегодня Джон Керри приехал в Москву на переговоры с Сергеем Лавровым. На повестке дня – ситуация на Ближнем Востоке. Успешность переговоров зависит от того, смогут ли лидеры достигнуть соглашения по ряду вопросов: кого считать оппонентами, дабы наносить по ним совместные удары, вмешиваться ли во внутренне правление Сирии касаемо Башара Асада.

Источник: deagosto.livejournal.com

Понравился пост? Поддержи Фишки, нажми:
0
24
Новости партнёров
А что вы думаете об этом?
Фото Видео Демотиватор Мем ЛОЛ Twitter Instagram
Отправить комментарий в Facebook
Отправить комментарий в Вконтакте
45  комментариев
Комментарий удален
−3
KOTOV_73 2 года назад
18+
Территориальный вопрос их испортил
Территориальный вопрос их испортилДля обсуждения статью Илларионова. Мнения могут быть разные,просьба без оскорблений и ругани.
.,
Комментарий удален
−1304
MAY1 2 года назад
По истории Украины.---------------------------
Почему Россия не Русь
31.01.2015 1532

Русь — историческое название Украины. Это — аксиома. Здесь нет никакого откровения, с этим согласны все историки и политики. Отсюда следует, что украинцы являются прямыми потомками русов — казалось бы, тоже аргумент, не требующий доказательства. Ан нет. Как известно, наследниками Руси провозгласили себя не украинцы, а народы, населяющие соседнюю страну, территорию которой киевские русы покоряли в IX–XII веках.
Получилось что–то наподобие Румынии — румыны гордятся своей древней историей Дакии, но называются почему–то именем военных колонизаторов из Рима. По той, конечно же, причине, что долгое время Румынией управляли потомки римских цезарей, называвшие себя римлянами. Точно так получилось и с бывшей колонией Руси — Московией, правили которой потомки киевских князей.
Разница между Россией и Румынией, унаследовавших название колонизировавших их стран, состоит в том, что румыны не претендуют на наследие Рима — у них есть свое великое прошлое, ничем не хуже римского. А у России своего прошлого нет. То есть, оно есть — но это, в большей степени, наследие древней Чуди, которую покорили русы. Мечась в поисках своих легендарных корней, которые бы примирили представителей сотен народов Российской Федерации, в последние годы там начали лепить историю какой–то мифической Тартарии, наследниками которой якобы являются россияне. По этой версии даже хан Батый, оказывается, будто бы являлся Александром Невским.
Абсурдность такого утверждения настолько очевидна, что в итоге творцы новейшей истории России возвратились к старой, имперской версии своего происхождения — от Руси. По которой все русы в годы монголо–татарского нашествия переселились на север, а Киев заняли пришельцы из Галичины, «смесь поляков и русинов», которые уже «не имели права» называться Русью. Согласно этой теории, современные русские — как бы наиболее «славянистые» из всех славян. Данный миф, созданный в имперских целях для ассимиляции украинцев и беларусов, к сожалению, активно поддерживается всей правящей элитой РФ.
И если раньше историки имперской России сами же и назвали Русь Киевской (чтобы логично звучала Владимирская, а потом и Московская Русь), то после обретения Украиной независимости в российских книгах и учебниках Киевскую Русь переименовали на Древнюю Русь — чтобы поменьше упоминать Киев. Но, как ни крути, а территория исконной Руси находится за пределами России. Поэтому концепция творения мифа «русского мира» снова изменилась, и началась массовая идеологическая обработка граждан своей страны в том, что украинцев как нации нет, и поэтому украинцы не имеют права на свое государство. И началось «освобождение» «русского мира». Ради этого была придумана мифическая Новороссия и «сакральный» для России Крым.
Вот так история превратилась в войну. А желание украинцев жить независимой от России жизнью почему–то стало называться фашизмом.
И это в той ситуации, когда Россия — и как страна, и как народ, проживающий в этой стране — к Руси исконной, на наследие которой она претендует, имеет весьма косвенное отношение.
Потому что, во–первых, Русь (которая Киевская, или Древняя) никогда и не была единым монолитным государством. Она состояла из княжеств, которые имели довольно широкие автономные полномочия.
Во–вторых, непосредственно Русью не называлась вся территория от Новгорода до Тьмутаракани. В летописи всегда отдельно говорилось о руси, и отдельно — о словенах. Словенами назывались, как известно, новгородцы. Истинно русская земля в то время — это земли Киева, Древляни, Галичины и Волыни.
Русь – не Россия
То, что ни Новгород, ни Суздаль, ни Владимир не были Русью, говорят сами русские летописи. Например, «Новгородская первая летопись старшего извода» в записи от 1135 года сообщает: «Въ то же лето заложи церковь камяну святыя Богородиця на Търговищи Всеволодъ, Новегород, съ архепископъмь Нифонтомь… Въ то же лето, на зиму, иде въ Русь (выделено ред.) архепископъ Нифонтъ съ лучьшими мужи и заста кыяны съ церниговьци стояце противу собе, и множьство вои; и божиею волею съмиришася».
Та же летопись в записи от 1149 года: «Иде архепископъ новъгородьскыи Нифонтъ въ Русь, позванъ Изяславомь и Климомь митрополитомь…».
Запись от 1177 года: «Преставися Глебъ, князь Рязаньскыи, Володимири въ порубе. Въ то же время слепленъ бысть Мьстиславъ князь съ братомь Яропълкомь от стръя своего Всеволода, и пусти я въ Русь». Эта запись говорит о том, что в 1177 году Глеб Рязанский организовал поход против владимирского князя Всеволода Большое Гнездо, но потерпел поражение и был взят в плен вместе с сыном Романом, тестем Мстиславом Ростиславичем (ростовским князем) и его братом Ярополком. Глеб был казнен, сыну его жизнь сохранили, а Мстислава и Ярополка Ростиславовичей (племянников Всеволода) владимирцы ослепили (хотя их князь Всеволод этого не хотел делать) и отпустили в Киев, в Русь. На что еще можно обратить внимание в летописной записи — так это на то, что Новгородская летопись называет дядю стрыем. Слово «стрый» сегодня, как известно, сохранилось не в России, а в Галичине. Впрочем, как и именами князей называют своих детей сегодня чаще всего в селах и городах украинских Карпат, а также в Сербии, Чехии, Польше и других западнославянских государствах — но не в России.
Так где же была исконная Русь?
«Так ли мне нет причастия в земле Русской», — говорил Юрий Долгорукий, живя в Суздале, и услышав об изгнании сына своего из Киева. Летопись передает и слова Андрея Юрьевича Боголюбского: «… Нам нечего делать в Русской земле». Получается, что предки нынешних русских — совсем не русские люди для летописцев Руси.

На карте Речи Посполитой красным цветом показана территория Русского воеводства — административно–территориальной единицы Польского королевства — образованного около 1434 года из земель Галицко–Волынского княжества (Львов, Галич, Перемышль). Административным центром Русского воеводства был город Львов. Сегодня в самом центре исторического Львова есть улица Руська, свидетельствующая о тех временах.
До занятия этих земель Казимиром Великим (1340) они назывались Русским королевством. В 1254 году Даниил Галицкий принял в Дорогочине титул «короля Руси» от Папы римского Иннокентия IV. Потомки Даниила Романовича Галицкого имели титул «Rex Russiae» и «duces totius terrae Russiae, Galicie et Ladimirie» («король Руси» и «князь всей земли русской, галицкой и владимирской» (Владимира-Волынского).
В XI–XIII веках летописи отделяли Русь — Киевское и Галицко–Волынское княжества — от северных княжеств, которые позже стали называться Московией, а потом Россией и фактически присвоили себе имя Русь. Но «поехать в Русь» из Новгорода, Ростова или Суздаля в летописях означало поехать на юг, как правило, в Киев, или дальше, на Волынь и Галичину.
«Новгородская первая летопись старшего извода» в записи от 1180 года сообщает: «Въ лето 6688 [1180]. Переставися кънязь Мьстиславъ Новегороде Ростиславиць, вънукъ Мьстиславль, месяця июня въ 14, и положиша и въ святии Софии у святыя Богородиця. И послаша новгородьци къ Святославу въ Русь по сынъ, и приведоша Володимира въ Новъгородъ, и посадиша и на стол въ 17 август».
В этом же, 1180 году, Суздальская летопись говорит: «Иде князь Святослав… с половцы поганымы, с черниговцы из Руси на Суздаль ратью». Немногим ранее, в 1155 году Ипатьевская летопись пишет: «Юрий Владимирович… иде из Суздалья в Русь и приде Киеву». Еще более убедительно эта же летопись говорит, что в столицу суздальской земли приходили купцы «из Царьгорода, и от иных стран, из Русской земли и аче латинан». Русская земля поставлена между Царьградом и латинским западом.
Таких записей, прямо говорящих о том, что северные земли, ныне входящие в состав России, Русью не были, очень много в летописях, которые входят в 43 тома «Полного собрания русских летописей» (ПСРЛ).
Но эти летописи не переведены на современный русский язык. И понятно почему — они отрицают право России на Русь.
На современнный русский язык переведена только «Повесть временных лет», которая доводит свое повествование до 1117 года. Все остальное, вплоть до ХV века, практически упрятано от широкого круга людей, и доступно только тем, кто специально интересуется этой темой.
Работа над полным собранием летописей была начата в 1830–е годы и до сих пор далека от завершения. Тексты издаются в оригинале, с разночтениями по различным спискам, но без перевода и комментария (иногда лишь с краткими примечаниями). Однако многие русские летописи, особенно XVII века, остаются неизданными, а издания XIX века во многом устарели.
Главная причина незаинтересованности в переводе на современный русский язык русских летописей в России — летописи четко, однозначно и многократно указывают, что Русь — это не Россия.
Земли Суздальская, Владимирская, Ростовская и другие, которые потом стали Московской землей, на протяжении нескольких столетий Русью не назывались и Русью не считались. Они дуже бунты поднимали, например, в 1176 году, как об этом говорит Лаврентьевская летопись, против князя и требовали, чтобы он не приводил к ним «русь» и не раздавал им должностей.
В Лаврентьевской летописи за 1152 год читаем: «Поиде Гюрги (Суждальский) с сыном своим, и с Ростовцы, и с Суждальцы, и с Рязанцы, со князи Рязанскими в Русь».
Троицкая летопись за 1223 год сообщает: «На татар около Днепра собрались все князи Рустии и все князи Черниговскии».
Летописи дают список князей, принимавших участие в битве на Калке в 1223 году. Они сначала собрались в Киев на совет под главенством трех князей: Мстислава Романовича Киевского, Мстислава Мстиславича Удатного Галицкого и Мстислава Святославича Черниговского. Вот перечень князей, которых Троицкая летопись называет русскими (не считая киевских): Данило Романович Волынский, Владимир Рюрикович Овручский, Мстислав Ярославич Немой Луцкий, Александр Глебович Дубровицкий (Дубровица ныне в Ривненской области), Святослав Ингваревич Шумский (Шумск ныне в Тернопольской области). Также были Андрей Иванович Туровский и Юрий Ярополкович Несвижский (Несвиж — ныне город в Минской области). К черниговским в то время относились также рыльский, трубчевский, курский, козельский князи.
Сегодня историки пишут о том, что в бою на Калке принимали участие князья «южной и центральной Руси». Но древние летописи, как видим, пишут иначе: «все князи Рустии и все князи Черниговскии». То есть, даже черниговские князи русскими не были. А сегодня даже Москва называет себя русской.
Вот так вот фальсифицируется история.
В Лаврентьевской летописи под 1249 годом читаем: «Хан приказаша Александру Киев и всю Рускую землю, а Андрей сиде в Володимери». В дополнении к Ипатьевской летописи то же самое: «Сартак Батиевич царь Татарский даде Киев и Рускую землю Александру Ярославичу Киевскому, … а брату его Андрею Володимеровичу Московскую землю».
Как видим, летопись различает Русскую и Московскую земли. Данила Романовича летопись называет не просто галицко–волинським князем, а князем «Русской земли»: «Данилови Романовичю князю бывшу велику, обладавшу Рускою землею, Киевом и Володимером й Галичем».
Даже самый авторитетный историк России С.М. Соловьев отличал северную Московию от Руси: «Юрий Ростовский выступил в поход на Русь» («Чтения и рассказы по истории России»). Причину такого выделения Руси объясняет сам Соловьев: «Поехал русский {т. е. киевский, потому что Русью собственно называли один Киев с округом}». В самой известной своей книге («История России с древнейших времен») Соловьев называет Русь «Киевской областью» и характеризует ее как «Русь в самом тесном смысле». Соловьев, конечно, на Галичину постарался не обратить внимания, так как она в то время была в составе Австро–Венгрии.
А В.О. Ключевский («Курс русской истории», 1904 г.) характеризует северные земли (в частности, Ростово–Суздальщину), на которых, собственно, состоялось «образование… великорусского племени», как край, «который лежал вне старой коренной Руси и в XII в. был более инородческим, чем русским краем», потому как там «в XI–XII вв. жили три финских племени: мурома, меря и весь…».
Тем не менее, в сочинениях российских историков и писателей мы имеем бесконечное употребление не только названия «Русь» в значении «Россия», но и названия «Россия» в значении «Русь», в то время, когда письменные источники того времени нигде не отобразили названия «Русь» применительно к нынешним землям России.
Русью территория России никогда не была даже изначально. А той Руси с центром в Киеве, которая контролировала все восточные славянские княжества, вообще не стало еще в в XI веке. Фактически узаконивание этого факта — создание полностью независимых княжеств — произошло в 1097 году на Любечском съезде князей, состоявшемся в городе Любече (на реке Днепр) по предложению Владимира Мономаха. Историки интерпретируют этот съезд как «объединение русских княжеств с целью договориться о прекращении междукняжеских распрей из–за уделов и сплотиться против разорявших Русь половцев».
На самом деле историки имперской России полностью сместили акценты Любечского съезда и словами о великой миссии Владимира Мономаха об «объединении Руси» прикрыли основную суть этого собрания князей в Любече: узаконить независимость отдельных княжеств и уже по этой причине остановить войны друг с другом, объединив свои усилия против половцев. Но главное — на основе независимости и равенства. Съезд закрепил право на отдельное наследование каждого из нескольких сложившихся на тот момент княжеств рамками определенной ветви династии Рюриковичей. То есть, основное решение Любечского съезда: «Кождо держить очьчину свою».
Киев с Туровом и Пинском и титул великого князя был оставлен тогда Святополку Изяславичу, как старшему князю. Владимиру Мономаху было отдано Переяславское княжество, Суздальско–Ростовская земля, Смоленск и Белоозеро. Олегу и Давыду Святославичам — Чернигов и Северская земля, Рязань, Муром и Тмутаракань. Давыду Игоревичу — Владимир–Волынский с Луцком. Володарю Ростиславичу — Перемышль, Васильку — Теребовль.
Но сразу после «объединительного» съезда разразилась новая война. Традиционно поводом к началу этой войны, длившейся с 1097 по 1100 год, считается беспрецедентное на тот момент ослепление Давыдом Игоревичем Василька Ростиславича теребовльского в одном из городов, принадлежавших Святополку. Давыд и Святополк в последующих переговорах называли информацию о готовившемся союзе Василька с Владимиром Мономахом с целью захвата Васильком Волыни и Турова, а Владимиром — Киева. Часть историков допускают, что подозрения в адрес Василька и Владимира Мономаха не были беспочвенными, поскольку сразу вслед за ослеплением Василька Владимир вместе с Давыдом и Олегом Святославичами пошли на Киев, и в случае успеха мероприятия Владимир Мономах мог стать киевским князем. В итоге войны Василько и его брат Володарь отстояли свои владения, а Волынь перешла от Давыда к Святополку по решению нового съезда в Уветичах (1100 г.), став киевской волостью. Снова независимой Волынь стала при правлении внукам Владимира Мономаха — князя Изяслава Мстиславича, правившего на Волыни в 1146–1154 гг.
А Владимир Мономах, став таки великим князем киевским по приглашению самих киевлян (правил с 1113 по 1125 гг.), ненадолго подчинил себе еще часть княжеств, в частности, Новгородское, Туровское, Минское. Но, во–первых, это было действительно ненадолго, во–вторых — даже подчиненные княжества имели каждое своего отдельного князя и им самостоятельно управлялись. Говорить же о каком–то едином государстве нет оснований.
То есть, фактически уже с XI века восточные славянские княжества были полностью независимыми. В XII веке наиболее влиятельными из княжеств были Волынское (до 1199 существовало отдельно от Галицкого княжества), Смоленское, Черниговское и Владимиро–Суздальское. Киев оставался лишь номинальной столицей Руси и считался общим владением княжеского рода. При этом «Русской землей» в узком смысле слова именовались Киевское, Галицкое и Волынское княжества.
Киев к концу XII века даже собственной династии уже не имел, его стол занимали князья, приходившие из других земель.
Единственное, чем отличался Киев от других городов: тот, кто его контролировал, получал титул «великого князя» и мог претендовать на формальное главенство в династии Рюриковичей — хотя бы по той причине, что в Киеве жил митрополит и находились главные храмы, он являлся неоспоримым культурным и религиозным центром Руси.
Но в 1169 году Киев потерпел политическую катастрофу.
Произошло это после смерти в 1167 году Ростислава Мстиславича (внука Владимира Мономаха), когда на княжение в Киев киевляне пригласили Мстислава Изяславича, князя Волынского.
Это не всем князьям понравилось. Ведь войны между княжествами продолжались. А у Мстислава к тому времени возник конфликт за уделы Киевской земли с Мономаховичами, коалицию которых возглавил владимиро–суздальский князь Андрей Юрьевич Боголюбский.
В итоге, в 1169 году впервые в своей истории Киев — мать городов русских — «был взят вооруженною рукою при всеобщем сопротивлении жителей, и в первый раз мать городов русских должна была подвергнуться участи города, взятого на щит» (С.М. Соловьев).
Вот как об этом сообщает Ипатьевская летопись: «Два дня грабили весь город, Подол и Гору, и монастыри, и Софию, и Десятинную Богородицу, и не было помилования никому и ниоткуда. Церкви горели, христиан убивали, других вязали, жен вели в плен, разлучая силою с мужьями, младенцы рыдали, смотря на матерей своих. Взяли множество богатства, церкви обнажили, сорвали с них иконы, и ризы, и колоколы, взяли книги, все вынесли смольняне, и суздальцы, и черниговцы, и Ольгова дружина. А поганые зажгли монастырь Печерской Святой Богородицы, но Бог молитвами Святой Богородицы оберег его от такой беды. И было в Киеве стенание, и туга, и скорбь неутешная, и слезы непрестанные».
Брали и разоряли Киев 11 князей: младшие братья Андрея Боголюбского Глеб Юрьевич Переяславский и Всеволод Юрьевич (будущий Всеволод Большое Гнездо); князья смоленской ветви Мономаховичей Роман Ростиславич Смоленский, Давыд Ростиславич Вышгородский, Рюрик Ростиславич и Мстислав Ростиславич; князья ветки Ольговичей Олег Святославич Новгород–Северский, Игорь Святославич Курский и Путивльский (будущий участник похода на половцев и герой «Слова о полку Игореве»); Владимир Андреевич Дорогобужский. В составе войска победителей упоминаются ростовцы, владимирцы, суздальцы, полочане, муромцы, рязанцы.
Защитниками Киева, кроме Мстислава Изяславича, на тот момент являлись галицкий князь Ярослав Осмомысл (непосредственного участия в конфликте не принимал), сыновья самого Мстислава: Роман, правивший в Новгороде и Святослав, оставшийся вместо отца на Волыни, Иван Юрьевич Туровский с братьями, Всеволодовичи Городенские.
После поражения Киева Мстислав Изяславич бежал на Волынь, во Владимир–Волынский, а Андрей Боголюбский от киевского престола отказался и передал его своему младшему брату — Глебу Юрьевичу Переяславскому.
В 1170 году Боголюбский послал войска под руководством своего сына Мстислава со смолянами, рязанцами и муромцами на Новгород, где ещё княжил сын изгнанного из Киева князя, Роман Мстиславич. 22 февраля 1170 года союзники окружили город, однако Новгород выстоял. Тогда Андрей Боголюбский применил экономическую блокаду против Новгорода, и через полгода новгородцы попросили мира и князя на престол.
Но главное — после 1169 года связь между киевским княжением и статусом самого сильного князя стала необязательной. В последующее время старшие суздальские и волынские князья, с переменным успехом воюя за Киев, предпочитали передавать бывшую столицу своим второстепенным родственникам. 2 января 1203 года город подвергся второму разгрому, на этот раз от рук смоленского князя Рюрика Ростиславича. И хотя Киев продолжать выполнять роль координационного центра, в частности, в 1183 году против половцев (битва на реке Орели) и в 1223 году против монголов (битва на реке Калке) — роль правящей столицы всех славянских княжеств он утратил.
В.Н. Татищев и Н.М. Карамзин считали, что нежелание Андрея занять киевский стол трактовалось как перенос столицы Руси из Киева во Владимир или как разделение Руси на две части: Киевскую и Владимирскую. В современной литературе это мнение обычно отвергается, как не имеющее под собой фактической основы. Потому что титул князей «всея Руси» продолжал прилагаться к князьям киевским. А утверждение о какой–то Владимирской Руси в то время противоречит летописям, на тот момент Русь была только лишь на юге.
Карамзин пишет, что в 1169 году впервые Киев не сам сдался и открыл Золотые ворота, а был взят силой, приступом. И сетует, что грабители, разоряя Киев, забыли что они русские. Хотя они, как свидетельствуют летописи, русскими и не были.
Историки имперской России, стараясь привязать территорию России к Руси, тем не менее отмечали, что после 1169 года уже нельзя было говорить о единой стране.
Лев Гумилёв назвал разорение Киева «ярким примером утраты этнической комплементарности». По его мнению, поступок Андрея Боголюбского показывает, что для него и его дружины (то есть суздальцев, черниговцев и смолян) Киев был «столь же чужим, как какой-нибудь немецкий или польский замок». До этого момента на Руси было принято поступать подобным образом только с иностранными городами, на княжеские междоусобицы практика разорения никогда не распространялась. И Гумилев был прав — Киев был чужим для князей Владимиро–Суздальского княжества. Несмотря на то, что корни княжеской династии Рюриковичей на Руси, начиная от Игоря, происходили из Киева.
После погрома Киева Андреем Боголюбским город еще на протяжении 130 лет оставался религиозным центром всех восточных славян. Лишь в 1299 году митрополит Киевский и всея Руси Максим (по национальности грек, прибывший на Русь из Константинополя в 1283 году) переехал из Киева в Брянск, а затем во Владимир, забрав из собой весь митрополичий причт. В Киеве был оставлен только митрополичий наместник.
То есть, Киев мог считаться столицей Руси как объединенного государства славянских княжеств почти 360 лет — если считать от момента поражения Коростеня и фактического присоединения древлян до утраты Киевом статуса не только политического, но и религиозного центра.
Но сама исконная Русь на север с митрополитом «всея Руси» и с князями Рюриковичами не уехала. Она осталась там, где и была.
Та же «Новгородская первая летопись старшего извода» от 1211 года ссобщает: «Приде Дмитръ Якуниць из Руси, и съступися Твьрдиславъ посадничьства по своеи воли стареишю себе: тъгда же даша посадничьство Дъмитру Якуничю». То есть, Новгород Русью таки не был — и об этом многократно говорит летопись.
«Новгородская первая летопись младшего извода» от 1325 года также упоминает Москву: «Прииде из Орды князь Александръ Михаилович… Того же лета поиха Моиси владыка к митрополиту ставится на Москву». Здесь мы снова видим, что летопись четко различает Русь и Москву: потому что когда епископ едет представляться из Новгорода в Киев, то летопись пишет, что он едет в Русь, а когда епископ новгородский едет к митрополиту в Москву — то, значит, «на Москву», а не в Русь.
И таких примеров в летописях не счесть.
Конечно же, российским историкам — создателям имперской истории России — эти примеры были ни к чему.
Да, конечно, обобщенное значение Руси, объединившей в одно время под своей властью огромные территории, — оно также присутствует в летописях. Но разница между исконной Русью и колонизированной русами территорией очень наглядно видна сегодня в самом обозначении национальной принадлежности основного народа, населяющего Россию. В русском языке все нации называются исключительно именем существительным, и есть только одна нация, называющаяся именем прилагательным — «русские». Притяжательное прилагательное, отвечающее на вопросы «чьи, чей?». Обозначает принадлежность чему–либо, кому–либо. Принадлежность Руси.
Русами, русинами, русичами называться могут только представители исконной Руси. И так до сих пор называют себя жители Закарпатья — в самой отдаленной от России части Украины. Украинские писатели Иван Франко, Ольга Кобылянская, Юрий Федькович тоже себя так называли — когда Галичина и Буковина были в составе Австро–Венгрии. Когда Украина была в составе Речи Посполитой — так себя называли Ярема Вишневецкий, воевода Адам Кисель и Богдан Хмельницкий. На чем сегодня и спекулируют российские имперцы, рассказывая о единой нации. Но русы и русские в обозримом прошлом никогда не были единой нацией.
Спустя 360 лет после потери Киевом статуса культурной и религиозной столицы Руси Хмельницкий присоединил нынешнюю Украину к Московии, цари которой, вслед за митрополитами и патриархами, уже называли себя правителями «всея Руси». Для отличия от «русских» населявшие Украину русины вынуждены были назвать себя вторым, «запасным» своим именем — «украинцы». Это имя, конечно, с одной стороны, означало «край земли», «окраину», но с другой — «край» как краину, страну. Кроме того, как мы помним, одной из народностей государства лютичей в междуречье Одера и Лабы были укры, пришедшие туда с территории Украины в VI веке.
Правители России, имея в своем составе территорию исконной Руси, многие годы проводили политику так называемой русификации, которая конечной своей целью имела полную ассимиляцию русов с русскими. Это продолжалось, как ни странно, на протяжении ровным счетом 360 лет. Это если брать с даты Переяславской Рады в январе 1654 года — до окончательного ментального разрыва с Россией в январе 2014 года.
В 1654 году Россия не была Русью — она была Московией. Об этом свидетельствуют летописи, книги, карты.

Сохранилось много западных карт XVI–XVII веков, на которых территория России обозначена как Московия, например, карта итальянца Баттисты Аньезе 1542 г., немца Себастиана Мюнстера 1544 г., француза Гийома Сансона 1674 г. и др.
Здесь — фрагмент карты Жерара ван Шегена 1689 г., на которой Россия обозначена как Moscovia. Словом Russia на этой карте обозначена территория Галичины.
Российский писатель Алексей Толстой в своем романе «Петр Первый, изданном в 1934 году, слово «Московия» употребляет очень часто:
«Яков Номен, любознательный голландец, записал в дневнике:
«…Царю не более недели удалось прожить инкогнито: некоторые, бывшие в Московии, узнали его лицо. Молва об этом скоро распространилась по всему нашему отечеству. На амстердамской бирже люди ставили большие деньги и бились об заклад, — действительно ли это великий царь, или только один из его послов… Господин Гаутман, торгующий с Московией и неоднократно угощавший в Москве царя, приехал в Заандам, чтоб засвидетельствовать царю свое глубокое почтение…
После сего они долго беседовали о затруднительности северного пути в Московию и о преимуществах балтийских гаваней, — причем Гаутман не смел смотреть царю прямо в лицо, зная, что это могло бы рассердить его: он не мог терпеть, когда ему смотрели прямо в глаза. Был такой пример: некий… торговец захотел видеть царя за работой и просил мастера на верфи, чтобы тот удовлетворил его любопытство. Мастер предупредил, что тот, кому он скажет: «Питер, плотник заандамский, сделай то или это», — и есть царь московитов…
Он часто посещает жен тех рабочих, которые служат в настоящее время в Московии, пьет с женщинами можжевеловую водку, похлопывает их и шутит…
После масленой недели, когда великопостный звон поплыл над засмиревшей в мягком рассвете Москвой, про войну заговорили сразу на всех базарах, в слободах, на посадах. Будто в одну ночь нашептали людям: «Будет война — чего-нибудь да будет. А будет Крым наш, — торгуй со всем светом… Море великое, там ярыжка за копейкой за щеку не полезет». Приходившие с обозами пшеницы из–под Воронежа, Курска, Белгорода мужики–хуторяне и омужичившиеся помещики–однодворцы рассказывали, что в степях войны с татарами ждут не дождутся… «Степи нашей на полдень и на восток — на тысячи верст. Степь как девка ядреная, — над ней только портками потряси, — в зерне по шею бы ходили… Татарва не допускает… Сколько нашего брата в плен в Крым угнали, — эх!.. А воля в степях, а уж воля! — не то, что у вас, москали…».
Как видим, есть в романе Толстого и Московия, и московиты, и даже москали. Но с какого–то времени россияне «застеснялись» своей московщины, им непреодолимо всем, представителям всех наций этого многонационального государства, захотелось стать именно «русскими», и даже наследниками Руси, отодвинув в сторону «хохлов», непонятно для них откуда взявшихся. Появились какие–то расистские теории о превосходстве «русского мира» россиян над другими народами и нациями, о чистоте расы и т.п., что уже не раз в этом мире бывало.
В русской Википедии появление слова «Московия» теперь приписывается сугубо «польско–литовской пропаганде, пытавшейся на уровне терминологии обозначить ограниченность власти главы Русского государства пределами Московского княжества и отрицавшей правомерность его борьбы за воссоединение земель Древней Руси».
Русская Википедия утверждает, что «в качестве самоназвания латинизм Московия не использовался, войдя в русский язык не ранее XVIII века как не полностью освоенное заимствование». Более того, «оно является типичным варваризмом, в силу чего почти не отмечено ни в словарях XVIII–XIX веков, ни в современных исторических и толковых словарях».
Симптомами чего является вот эти попытки требования повышенного статуса, имперской миссии борьбы и исходящего из этого агрессивного поведения целого государства? Нет ответа. Как не было ответа и у Гоголя: «Русь, куда ж несешься ты? Дай ответ. Не дает ответа…».
Анатолий Герасимчук, UАргумент

Источник:
Немного истории
Немного историиНаслушался и насмотрелся всего.Нашел карты.На просмотр.Можно без обсуждения.Приветствуются ваши варианты.
© Fishki.net
Комментарий удален
−178
Цхивани 2 года назад
18+
Территориальный вопрос их испортил
Территориальный вопрос их испортилДля обсуждения статью Илларионова. Мнения могут быть разные,просьба без оскорблений и ругани.
/////
Комментарий удален
−994
Семенов 2 года назад
Ну и чё,дождались? Доллар 79 нефть 28.
Ждите дальше,Вова вам начудесит еще.
Показать ещё 5 ответов (из 31)
Комментарий удален
−2008
Sakura Обыватель 2 года назад
Куклу купи резиновую,ветеран труда.На кукле.
Комментарий удален
−994
Семенов Обыватель 2 года назад
Долляр снизился...сх.у.изился.
Комментарий удален
−2008
Sakura Обыватель 2 года назад
Куклу резиновую трахнул,одинокий лысый ветеран труда? Жалкое ты дерьмо.