Могучие Рейнджеры – Второй трейлер Могучие Рейнджеры – Второй трейлер Любимая еда Дональда Трампа и других сильных мира сего в фотопроекте Дэна Баннино Любимая еда Дональда Трампа и других сильных мира сего в... Про кота Про кота Он сбежал на войну в 11 лет : грудью ложился на пулемет, дважды его хоронили заживо Он сбежал на войну в 11 лет : грудью ложился на пулемет, дважды... Прокуратура попросила лишить Мару Багдасарян водительских прав пожизненно Прокуратура попросила лишить Мару Багдасарян водительских прав... Египет. Как я впервые побывал на море. Мое субъективное мнение Египет. Как я впервые побывал на море. Мое субъективное мнение Дональд Трамп официально стал президентом США Дональд Трамп официально стал президентом США На съемочной площадке "В джазе только девушки" На съемочной площадке "В джазе только девушки" Кулеш. По мотивам "Как казаки кулеш варили" Кулеш. По мотивам "Как казаки кулеш варили" Она творит настоящие чудеса со старыми фотографиями Она творит настоящие чудеса со старыми фотографиями 19 фотографий продуктов, которые удивят вас 19 фотографий продуктов, которые удивят вас В Бразилии мать зарезала и сожгла своего 17-летнего сына, потому что он был геем В Бразилии мать зарезала и сожгла своего 17-летнего сына, потому... Как племянница Новый год отмечала Как племянница Новый год отмечала У птиц все как у людей: увидев такие скворечники, я почему-то захотел стать птицей У птиц все как у людей: увидев такие скворечники, я почему-то... 25000 рублей в день, или развод от Югра Нефтетрейд 25000 рублей в день, или развод от Югра Нефтетрейд Салют USR в небе над Вашингтоном по случаю инаугурации Трампа расшифровали как «Соединенные Штаты Ро Салют USR в небе над Вашингтоном по случаю инаугурации Трампа... Гифки дня Гифки дня Армейский Дзен. Табор уходит в небо Армейский Дзен. Табор уходит в небо Самый дорогой дом в Америке выставлен на продажу: $250 миллионов - и он ваш! Самый дорогой дом в Америке выставлен на продажу: $250 миллионов -...

Письмо француза об обороне Севастополя (1 фото)

1693
1

Письмо французского солдата из Крыма, адресованное в Париж некоему Морису, другу автора:
«Наш майор говорит, что по всем правилам военной науки им давно пора капитулировать. На каждую их пушку — у нас пять пушек, на каждого солдата — десять. А ты бы видел их ружья! Наверное, у наших дедов, штурмовавших Бастилию, и то было лучшее оружие. У них нет снарядов. Каждое утро их женщины и дети выходят на открытое поле между укреплениями и собирают в мешки ядра. Мы начинаем стрелять. Да! Мы стреляем в женщин и детей. Не удивляйся. Но ведь ядра, которые они собирают, предназначаются для нас! А они не уходят. Женщины плюют в нашу сторону, а мальчишки показывают языки.
Им нечего есть. Мы видим, как они маленькие кусочки хлеба делят на пятерых. И откуда только они берут силы сражаться? На каждую нашу атаку они отвечают контратакой и вынуждают нас отступать за укрепления. Не смейся, Морис, над нашими солдатами. Мы не из трусливых, но когда у русского в руке штык — дереву и тому я советовал бы уйти с дороги. Я, милый Морис, иногда перестаю верить майору.
Мне начинает казаться, что война никогда не кончится. Вчера перед вечером мы четвертый раз за день ходили в атаку и четвертый раз отступали. Русские матросы (я ведь писал тебе, что они сошли с кораблей и теперь защищают бастионы) погнались за нами. Впереди бежал коренастый малый с черными усиками и серьгой в одном ухе. Он сшиб двух наших — одного штыком, другого прикладом — и уже нацелился на третьего, когда хорошенькая порция шрапнели угодила ему прямо в лицо. Рука у матроса так и отлетела, кровь брызнула фонтаном. Сгоряча он пробежал еще несколько шагов и свалился на землю у самого нашего вала. Мы перетащили его к себе, перевязали кое-как раны и положили в землянке. Он еще дышал: «Если до утра не умрет, отправим его в лазарет, — сказал капрал. — А сейчас поздно. Чего с ним возиться?».
Ночью я внезапно проснулся, будто кто-то толкнул меня в бок. В землянке было совсем темно , хоть глаз выколи. Я долго лежал, не ворочаясь, и никак не мог уснуть. Вдруг в углу послышался шорох. Я зажег спичку. И что бы ты думал? Раненый русский матрос подполз к бочонку с порохом. В единственной своей руке он держал трут и огниво. Белый как полотно, со стиснутыми зубами, он напрягал остаток своих сил, пытаясь одной рукой высечь искру. Еще немного, и все мы, вместе с ним, со всей землянкой взлетели бы на воздух. Я спрыгнул на пол, вырвал у него из руки огниво и закричал не своим голосом. Почему я закричал? Опасность уж миновала. Поверь, Морис, впервые за время войны мне стало страшно. Если раненый, истекающий кровью матрос, которому оторвало руку, не сдается, а пытается взорвать на воздух себя и противника — тогда надо прекращать войну. С такими людьми воевать безнадежно»

Источник: интернет

Понравился пост? Поддержи Фишки, нажми:
1
6
Новости партнёров

А что вы думаете об этом?
Фото Видео Демотиватор Мем ЛОЛ Twitter Instagram
Отправить комментарий в Facebook
Отправить комментарий в Вконтакте
6  комментариев
315
Walter_Lee_Cranston 2 года назад
Славно греет душу Русского это письмо.
многое ли изменилось с тех пор?
39
Sasa 2 года назад
Западу нас не понять. Зачем бороться если и так все безнадежно? Ан нет. Мы боремся. Мы, настоящие русские,идем до конца или ползем, это как получиться. Ради чего? Да ради того, чтоб нас никто не учил как жить! Нашей славянской цивилизации как минимум 5000 лет. И до сих пор нас никто не выжил с нашей территории. Сколько было захватчиков? И что с ними стало? Где Орда, где Ливонцы, где Турки, да и другие позже? Вот потому мы у них вызываем страх, необъяснимый ужас и непонимание. А то что не понятно, они пытаются уничтожить или переделать. Получиться?
З.Ы. "За всё время оборонительных войн, территория России увеличилась в сотни раз!"- это не я сказал!