Истории

12929

Методом измора


После того, как Путин всерьез занялся жильем для военных,в разных местах стали решать этот вопрос, где как, но все-таки решать.
Но как всегда, бардака и откровенного воровства тоже было немало.

Недалеко от одного хорошего города областного масштаба нашли возможность выделить под коттеджную застройку очень приличный участок, организовали
постройку дорог и сетей на льготных условиях и обещали начать застройку коттеджами для служащих и уволенных военных в запас за счет жилищных
сертификатов.
Но, как известно ,застройка в России - морока и тягомотина та еще, и созданный военными кооператив, не имевший особого опыта, не смог быстро
пробиться через бюрократию.
А тут подсуетилась компания, у которой местные власти были если не в кармане, то на коротком поводке.
Быстренько взяли кредит? и не успели военные моргнуть глазом, как участок оказался в руках дельцов.
Поднялся скандал, местные власти перешерстили, но земля осталась в руках у пройдох.
Цены на землю они, естественно? вздули до умопомрачения, так что на жилищные сертификаты можно было купить разве что участок для сортира.
В это время к одному из офицеров приехал отец, который хотел помочь сыну построиться.
Деньги у него были, но не очень много.
А мужик этот был отставной военный юрист, из тех, что работают головой, а зарплату и звания получают не даром.
Его специализацией было разрешение всяких межэтнических и национальных ситуаций в армейской среде.
Этого добра в нашей армии было и есть всегда много, так что опыта, знаний и связей этот дяденька имел предостаточно.
Собрали самых близких друзей на совет.
Сын юриста с помощью отца и друзей все же купил втридорога один из участков в центре будущего поселка, который уже начал понемногу раскупаться и
застраиваться «новыми русскими».
На этом участке очень скоро, опять-таки с помощью друзей, вырос простенький, но очень просторный дом.
Дом был оформлен и сдан в эксплуатацию по всем правилам.
Пройдохи радовались: мол, нашлись деньги у одних военных - найдутся и у других, в долги залезут и прочее.
А нет - распродадим богатеньким Буратино, и дали обширную рекламу.
Но радовались они рано.
Вскоре дом был официально сдан в аренду небольшой (по бумагам) цыганской семье.
Через две недели их было там уже не меньше пятидесяти - всех возрастов и типов, особенно много было цыганят. Появилась и скотина - хромой мерин, козел с очень вредным характером, десяток коз, не поддающееся подсчету количество собак и кур.
В течение короткого времени чинный поселок превратился в кипящую смесь цыганского табора с базаром.
Везде днем и ночью бродили и галдели непонятные личности, приставали ко всем обитателям и прохожим с типичным цыганским набором предложений:
что-либо купить, сыграть, погадать, «снять порчу» - как обычно.
Детвора саранчой прочесывала все окрестные дворы, сараи и дома, и тащила, ломала и портила все, что лежало плохо и не очень плохо.
Пойманные на месте преступления цыганята визжали, кусались, царапались и сами кровянились.
Очень неохотно приезжавшая на вызовы милиция вместо ареста пойманных цыганят составляла на вызывавших протоколы «об избиении ребенка».
И сразу же в райотдел поступали очень грамотные жалобы на «зарвавшихся озвереших владельцев, избиваших до крови несчастных детишек за украденные
яблоки или разбитое во время игры стекло», и те были рады, если удавалось отделаться предупреждением или небольшим штрафом.
Детишек сопровождали злющие собаки, которые блокировали любые попытки хозяйских собак защитить добро своих хозяев, а в прочее время не давали
никому прохода и лаяли беспрерывно днем и ночью.
Козы масштабно осваивали сады, огороды и клумбы, козел успешно отбивал все попытки прогнать стадо, а в промежутках норовил ударить рогами в
задницу любого зазевавшегося прохожего.
Куры зачищали то, что оставалось от коз.
Хромой мерин бродил по поселку, смеялся и везде оставлял кучи навоза,предпочитая места у калиток или крылец.
Возводимые заборы бесследно исчезали почти сразу же после возведения.
Мощная реклама вначале действовала, то и дело появлялись потенциальные покупатели. Однако, сразу же по прибытию в поселок, подвергнувшись
немедленной атаке цыганок, собак или козла, уезжали, часто предпочитая даже не выходить из машин.
Попытки деляг воздействовать на цыган оканчивались так, как должны были оканчиваться - деньги за обещание уехать или хотя бы вести себя тише они
брали охотно, но, конечно, не уезжали и тише не становились.
Попытки взять цыган на горло или угрозы оканчивались еще хуже.
Протоколы на бродячих животных составлять не удавалось, поскольку их надо было сначала поймать и документально установить владельцев, что было,
понятно, практически невозможно.
Приглашаемые частные охранные предприятия, ознакомившись с обстановкой, даже отказывались обсуждать условия контрактов.
Угрозы в адрес владельца, офицера, прошедшего «горячие точки», также не прокатывали: парень был не робкого десятка, вдобавок не один, да и времена
уже были не те.
Папа военный юрист шутя отбивал все претензии, составленные приглашенными владельцами участков адвокатов.
А в то же время затраты на содержание участка и выплаты по кредиту не уменьшались.
Банк, естественно, не хотел «входить в положение».
Уже купившие участки «новые русские», ребята в основном тертые и со связями, тоже быстро просекали ситуацию, предпочитали не связываться, а
выкатывали делягам претензии, и многим удавалось заставлять их забирать участки и недостроенные дома по ценам первоначальной продажи.
Перед ними встал выбор - обанкротиться или сдаться.
Предпочли сдаться.
Кооператив выкупил все участки, достроенные и недостроенные дома по очень приемлемым, заниженным ценам для тех, для кого это было задумано -
военных и уволенных в запас, пошли в дело сертификаты, кроме того, банк охотно согласился на переоформление кредита,понимая бесперспективность
отчуждения участка за долги в свою пользу.
Договор аренды с цыганами был расторгнут, а табор тихо исчез - говорили, что они перебрались в какой-то похожий поселок в соседней области.


ЗДЕСЬ БЫЛ МУРАШЕВ


Не знаю, как там звали командира «Энтерпрайза», наша история его не помнит, а только служил параллельно ему в славном подводном флоте Союза
Советских Социалистических Республик знаменитый командир по фамилии Мурашов. Знаменитый - потому что знаменитый. И все тут. Даже потом, когда он
уже под закат молодости защитил диссертацию и воспитывал в училище будущих, Мурашовых, он продолжал оставаться знаменитым. У каждого знаменитого
человека, как и любого простого, есть Голубая Мечта, к которой он стремится всю жизнь.

У капитана второго ранга Мурашова их было целых две: мертвая петля на подводной лодке - это раз. И вторая - утопить «Энтерпрайз». Что касается
первой, то она так до сих пор еще не осуществлена (хотя, кто его знает, может Мурашов и это сделал втихаря где-нибудь в Марианской впадине, просто
достижение никем не зафиксировано). Мне лично высший пилотаж в бездне океана представляется столь же вероятным, как торпедный залп в ванне. Но о
торпедах - чуть позже.
«Энтерпрайз» интересовал военного моряка Мурашова по многим причинам. Прежде всего, в настоящем мужчине всегда заложена жажда во что-то из чего-то
выстрелить и непременно попасть. Тут спорить не станет никто. А теперь представьте охотника-профессионала, который всю свою сознательную жизнь
стрелял только холостыми патронами, и тогда вы немного поймете состояние командира лодки во время боевой службы, когда в аппаратах и на стеллажах
торпеды только настоящие! Слава Маринеско и Лунина не давала Мурашову покоя, как любому нормальному подводнику без побочных ассоциаций. И когда
американцы спустили на воду свой первый атомный авианосец с бортовым номером «CVN65», капитан второго ранга Мурашов выходил на него в атаку чуть
ли не каждую ночь. Мысленно, конечно.
А тут - представляете? - садисты-адмиралы из Главного штаба ВМФ придумывают слежение за авианосной и очень ударной группой вероятнейшего тогда
противника и поручают, разумеется, Мурашову. И в один прекрасный день глядит он в перископ - и вот он, «Энтерпрайз», вот он, сладенький, как на
ладошке, и штук пятнадцать всяких разных крейсеров, эсминцев и прочих фрегатов вокруг него - как янычары вокруг Осман-паши. Стерегут, значит,
будто знают про существование капитана 2 ранга Мурашова. Вообще-то, наверное, знали: говорят, что на каждого советского офицера старше майора в
ЦРУ отдельное личное дело заведено. Если это так, то на Мурашова там - как пить дать - выделен целый шкаф.
У командира хищно заблестели глаза, а правый указательный палец машинально несколько раз нажал на несуществующий спусковой крючок несуществующего
дробовика. У-у, гад! - солнышко светит, самолеты с катапульт взлетают, антенны крутятся - и стрельнуть нельзя ни разику. Мир на планете нельзя
нарушать. Вот если бы дали из Москвы команду... Хотя Третьей мировой войны тоже не очень-то хотелось. Как же быть? Слежение за вероятным
противником подразумевает простую, в общем-то, вещь: держи его, супостата, на прицеле и жди сигнала. Дадут сигнал - топи, не дадут - не топи,
терпи, держи и жди, когда скажут топить, или тебя другой сменит месяца через три. Трудная эта охота, скажу я вам, это все равно, что с похмелюги
три часа пялиться на стакан холодного кефира или пива, а руки связаны намер-р-ртво... Да и внутри лодки - не санаторий с бассейнами и девочками.
Подводная лодка - это же просто-напросто железный бидон, покрытый снаружи толстенным слоем резины. Представили, да? И что, еще тянет в подводники?
Во-во.
Одни сутки, другие, третьи... А как хочется влепить! Расписаться, как на Рейхстаге, только вместо надписи мелом «Здесь был кап. 2 ранга Мурашов!»
- дыру в два трамвая. Вот здесь бы, как раз посередке... даже ночью хорошо видно... А этот гад - нарочно что ли издевается? - ровно в полночь
начал самолеты пускать: взлет-посадка, взлет-посадка, туда-сюда... Огоньки мигают, манят. И капроновое терпение, наконец, не выдержало постоянного
трения о ту грань между умственным и физическим трудом, которую ежедневно стирают советские подводники. Капроновое терпение звонко лопнуло, и эхо
разлетелось по всем отсекам веером команд. Командир в сердцах звезданул кулаком по столу, разбудив закунявшего вахтенного офицера.
- Хватит, тудыть-растудыть! Торпедная атака! - И весь центральный посмотрел на своего командира с восторгом. - С учебными целями, - добавил
Мурашов, несколько охладив пыл экипажа. - Цель - «Энтерпрайз». Ночь, однако, прямо к борту подлезем, хрен заметят.
В центральный вполз минер.
- Учебная фактически, тащ командир?
- Учебная, - подтвердил командир. - Пузырем. Пятый и шестой аппараты освободи.
И представил себе, как американские акустики, а следом за ними и все остальные наперегонки бегут на верхнюю палубу и в панике сигают за борт. Шум
воздуха, выплевываемого из торпедного аппарата, не спутаешь ни с чем, а поди, разбери - вышла вместе с воздухом торпеда или нет... На таком-то
расстоянии! Командир потер руки, предвкушая приятное. Держись, супостат. Держись, лапочка.
Перископ провалился вниз, в центральный ворохом посыпались доклады о готовности отсеков, и началось общекорабельное внеплановое мероприятие под
волнующим названием «торпедная атака».
- Пятый и шестой аппараты - то-овсь!... Пятый, шестой - пли!!! Имей, подлюка!
Шипение, бульканье, лодка немного проваливается на глубину. Мурашов, прикрыв глаза в блаженстве, представляет себе картину, происходящую сейчас
наверху... Сейчас бы еще стопочку! Ладно. Не выдержав, командир цедит: «На перископную глубину! Поднять перископ!» Ну-ка, что там?
Так...
Глянул в окуляры, повертел, та-ак... нашел «Энтерпрайз», и... мама!.. Нет. МА-МА! МАМОЧКА!!!
- Минер! Минер, ангидрид твою в перекись марганца!!!
- Здесь минер...
- Чем стрелял, румын несчастный?!
- Тащ...
- Я тебя... я... чем стрелял, фашист?!
- Ничем я не стрелял:
- Как это - ничем?!
- А так: мы эта... тут с механиком договорились, что он в момент залпа гальюны продует - звуковой эффект тот же, а заодно и говно выкинем, две
недели ж не продували, сколько можно его с собой возить:
- Сколько надо, столько и будешь возить! (минер недоумевает - почему именно я?) Пересчитать торпеды!!!
- Тащ... а что случилось?
- Что случилось, что случилось... «Энтерпрайз» горит!!! Считай давай, говнострел-умелец!
Минер пожал плечами и пошел тыкать пальцем по стеллажам: плюс в аппаратах: плюс корма: А в перископе - картина!!! Глянем?
Ух, горит! Хорошо горит. Не просто горит - полыхает. В темноте здорово видно. Зрелище... Дым, языки пламени, люди маленькими насекомыми бегают по
полетной палубе - словом, полный комплект. Доигрался! Долбанули «Энтерпрайз»! Это вам не хухры-мухры. Ой, что будет!.. Особист торчит посреди
центрального и все никак решение принять не может - дар речи потерял.
- Центральный минеру! Тащ командир, все торпеды на месте! Я не знаю, чего это он. А что, правда - горит?
- Пашшел!.. Ищи, чем утопил этот утюг, и пока не найдешь...
- Не, ну говном - это навряд ли: то есть, «Есть!» А что, взаправду утоп уже?
- .........................!!!!!!!
Как известно, случайностей на свете не бывает. Каждая «случайность» - это непознанная закономерность. Долго еще бедный капитан 2 ранга Мурашов
ломал голову над причинно-следственной связью, соединяющей воедино боевой порыв, пузырь воздуха, фекалии и подбитый авианосец... Долго и напрасно.
Потому что все было очень просто: раз полеты - значит, авианосец должен идти с одной скоростью и одним курсом, чтобы летчик при посадке не
промахнулся. Он и шел. А тут услыхали пузырь, потом увидали посреди лунной дорожки перископ, ну и сдали нервишки. Вильнул здоровенный кораблик,
уклоняясь от «торпеды», самолетик-то и совершил посадку маленько не туда - прямехонько в центральную надстройку авианосца, «остров» называется...
Ну, трах-бабах и все такое прочее, как говорил знаменитый Роберт Бернс. Вдобавок еще и своему крейсеру УРО «Белкнап» в скулу носом влепились. А
наши под водой тем временем торпеды считали, обалдев... А все потому, что нет у американцев аппаратуры, которая лодки по запаху фекалий различает.
Правда, у нас тоже...
...На пирсе в базе лодку встречал лично командующий флотом. Выслушал доклад, насупившись, а когда командир уже приготовился ко вставлению, выложил
ему две звезды: одну - Красную - на грудь, вторую - поменьше - на погон. В добавление к уже имеющимся. И сказал:
- Езжай-ка ты, лучше, Мурашов, в училище. Учи там будущих флотоводцев, здесь тебя оставлять опасно - чего доброго, еще первую мечту вздумаешь
осуществить...
А через полгода «Энтерпрайз» прошел внеплановый ремонт и снова вышел бороздить просторы и пускать авиацию, и снова за ним кто-то гонялся... он был
такой чистенький, новенький, с иголочки, под флагом полосатым, и ничто не напоминало, что не так давно «Здесь был кап. 2 р. Мурашов»...
А через полгода «Энтерпрайз» прошел внеплановый ремонт и снова вышел бороздить просторы и пускать авиацию, и снова за ним кто-то гонялся... он был
такой чистенький, новенький, с иголочки, под флагом полосатым, и ничто не напоминало, что не так давно «Здесь был кап. 2 р. Мурашов»...


"Удивил - победил". А.В.Суворов


Такое ощущение, что наши разработчики боевой техники и вооружения немножко издеваются над своими зарубежными коллегами. В смысле названий
создаваемой ими техники. Вот у Германии есть танк "Леопард". У Израиля - "Меркава" (Боевая колесница). У Америки танк "Абрамс", у Франции
"Леклерк", оба в честь знаменитых генералов. А у нас - Т-72Б "Рогатка". В честь рогатки. Не понятно почему, зато понятно, что КВН мог родиться
только у нас.

Или, например, берут американцы и называют свою самоходную гаубицу "Паладин". А англичане свою называют "Арчер" (Лучник). Все путем. Тут подходят
наши и говорят: смотрите сюда. Вот самоходные гаубицы 2С1 "Гвоздика", 2С3 "Акация", самоходный миномет 2С4 "Тюльпан" и дальнобойные самоходные
пушки 2С5 "Гиацинт" и 2С7 "Пион", способные стрелять ядерными снарядами. Нюхайте, пожалуйста, букет.
Вот американцы берут и называют свою противотанковую управляемую ракету "Дракон". А другую называют "Шиллейла" (Дубинка). Все логично. Тут
подходят наши и говорят: а вот гляньте-ка. Вот противотанковые ракеты 9М14М "Малютка", 9М123 "Хризантема" и противотанковая ракета "Метис" с
ночным прицелом "Мулат". А чтоб вам совсем стало непонятно и страшно, была у нас еще ракета под названием "Кромка".
А чтоб вы еще больше задумались, тяжелую боевую машину поддержки танков мы назвали "Рамка".
А чтоб у вас башка закружилась, новейший ракетный комплекс береговой обороны мы назвали "Бал".
А чтоб у вас идиотская улыбка на репе образовалась, наш самый мощный в мире 30-ствольный самоходный огнемет называется ТОС-1 "Буратино".
А чтоб вас прям сегодня же в дурдом увезли - наш подствольный гранатомет ГП-30 имеет название "Обувка".
От последнего даже я, человек привычный, охреневаю...
upd А ежели что, то есть еще 82-мм автоматический миномет 2Б9 "Василек", ротный миномет 2Б14 "Поднос", миномет 2С12 "Сани", межконтинентальная
баллистическая ракета "Курьер" с ядерным зарядом, межконтинентальная баллистическая ракета РТ-23 УТТХ "Молодец" с десятью ядерными зарядами,
атомная подлодка проекта 705 "Лира", система управления артиллерийским огнем "Капустник", контейнерная система управления ракетами
"Фантасмагория", самоходное орудие "Конденсатор" и граната для подствольного гранатомета 7П24 "Подкидыш".


Понравился пост? Поддержи Фишки, нажми:
0
10
Новости партнёров
А что вы думаете об этом?
Фото Видео Демотиватор Мем ЛОЛ Twitter Instagram
Отправить комментарий в Facebook
Отправить комментарий в Вконтакте
10  комментариев
62
Taurus1337 7 лет назад
это комедийный рассказ , что ты так возмущаешься ???? Я лично скептицизм отбросил и поржал от души !
46
Jacs0n 7 лет назад
398
FAM 7 лет назад