Это просто... автозамена Это просто... автозамена Помните с кем изменяете, иначе попадёте в подобную ситуацию Помните с кем изменяете, иначе попадёте в подобную ситуацию Как насильники выбирают жертв? Они рассказали, а мы в шоке! Как насильники выбирают жертв? Они рассказали, а мы в шоке! Воришка воришке - рознь... (рассказ охранника супермаркета) Воришка воришке - рознь... (рассказ охранника супермаркета) Учитель поставил кол за правильно выполненную домашнюю работу Учитель поставил кол за правильно выполненную домашнюю работу Коротенький и забавный обзор Lada Niva Urban Коротенький и забавный обзор Lada Niva Urban Сюрреалистическая Россия Сюрреалистическая Россия Как кот спас котёнка, привел домой и оставил вместо себя Как кот спас котёнка, привел домой и оставил вместо себя Момент неудачного запуска ракеты С-300 попал на видео Момент неудачного запуска ракеты С-300 попал на видео В этот момент я понял, что детство кончилось В этот момент я понял, что детство кончилось Гифки дня Гифки дня Женщины - такие женщины. Подслушано из серии - начинающие дамы-водительницы Женщины - такие женщины. Подслушано из серии - начинающие... Любительницу селфи смыло волной во время шторма в Сочи Любительницу селфи смыло волной во время шторма в Сочи Праздник к нам приходит! Рецепт главного новогоднего блюда от пермского чайного сомелье Праздник к нам приходит! Рецепт главного новогоднего блюда от... Студентка создала батарею, которая может работать 400 лет Студентка создала батарею, которая может работать 400 лет Муж сделал для своей жены гигантский рождественский календарь с настоящими подарками внутри Муж сделал для своей жены гигантский рождественский календарь с... Честные рожи нашей эстрады Честные рожи нашей эстрады 10 лучших отечественных исторических сериалов (11 фото) 10 лучших отечественных исторических сериалов (11 фото)

Истории

22090

Люська
Люська и в детстве-то была не ахти, а к тридцати годам, порядком разъевшись на холявном парном молоке, - работала Люська дояркой, - она стала
полным уже страшилищем. Встанет утром, глянет на себя в треснутое облезлое зеркало, - Гос-с-сподя... В общем, после тридцати трех лет проживания в
закромах родины Люська зеркало покрасила масляной краской, на чём и успокоилась. Завела себе пластиковые сапоги-"луноходы" ядовито-фиолетового
цвета, зато сухие, голову стала платком заматывать, - дура дурой, зато не дует.Шансы Люськи на красивую любовь чем дальше, тем увереннее
стремились к нулю. И жизнь её проходила размеренно, между коровником и телевизором, и прошла бы совсем, если бы не вмешался в неё сам Президент.
Случилось всё вечером уже, часов в семь. По ящику показывали сериал про ментов, в плите с шипением разгоралось недосушенное берёзовое полено, и на
чёрной чугунной сковородке лежал, словно маленький жёлтый айсберг, крупчатый кусок топлёного масла. Люська сидела на табурете около плиты,
смотрела в экран телевизора, а руки её на ощупь, вполне себе самостоятельно чистили картошку. Стук в дверь оказался полной неожиданностью: сукин
сын Полкан, который исправно облаивал соседских бабок, собак и кошек даже в два часа ночи, молчал, как вяленая рыба. "Не иначе, Митрофановну опять
черти принесли, - подумала Люська, уже идя к двери,- Типа соли у неё нету, или луковицы..." Но это была не Митрофановна.
На пороге воздвигся импозантный мужчина в костюме, летних туфлях с длинными носами и,- невероятно! - в белой рубашке и при галстуке в
красно-зелёный узорчик. В руках у него был букетик в три гвоздики и объёмистый кейс. Молодым человеком его назвать было невозможно, ибо
чувствовалась в нём некая матёрость, однако прочих признаков возраста не наблюдалось. Мощнейший аромат некоего парфюма наводил на мысли о
замаскированном перегаре от портвейна, но признаков действия алкоголя Люське уловить не удалось, и...
- А... Здрасьте, - хрипло каркнула Люська. Ей стало стыдно из-за драной кофты и картофельной шелухи на мокрых пальцах.
- Здравствуйте, Людмила Сергеевна, - с достоинством произнёс неожиданный гость,- Это вам.
- Ой... Да вы проходите, - вконец смешалась Люська, не зная, куда девать неведомо как очутившиеся у неё в руках гвоздики.
Гражданин прошествовал на кухню, поставил кейс на пол и уселся на Люськин табурет. В его движениях, равно как и в голосе, сквозила абсолютная
уверенность, и карие глаза его вдохновенно блестели.
- Уважаемая Людмила Сергеевна, - проговорил гость, - Я - государственный служащий, эксперт 1-го класса, член комиссии по демографии министерства
здравоохранения, Ирмелдаев Сергей Лукич. В рамках президентской приоритетной программы нами проводится работа с населением отдалённых и
малодоступных областей. Меня направили к вам, в село Малые Дуни, для обеспечения устойчивого (эксперт поднял указательный палец и со значением
покачал им в воздухе) прироста населения на местах.
Эксперт открыл свой чемодан и по очереди извлёк оттуда пухлую папку-скоросшиватель с нарисованным на ней симпатичным зайчиком, палку сырокопчёной
колбасы, банку красной икры, а также бутылку шампанского и два пластмассовых бокала. Люська смотрела на всё это, широко открыв глаза, и абсолютно не понимала, что происходит. Она ощущала себя,- натурально,- заснувшей во время
просмотра мексиканского сериала. Колбаса одуряюще пахла копчёным, и у Люськи потекли слюни, которые приходилось по-тихому проглатывать, отчего
неловкость её ещё усилилась и стала напоминать уже окаменение некое.
Сергей Лукич между тем, не встречая никакого сопротивления, продолжал гнуть свою линию. Он ознакомил Люську с медицинскими справками, из коих
явствовало, что он, ФИО, венерическими болезнями, равно как и СПИДом не инфицирован, и что плотность спермы у него, ФИО, такая-то, столько-то
головастиков на кубометр. Далее последовали сертификаты о том, что эксперт является экспертом, а также, по совместительству, психологом и
социологом, о чём ему дадены соответствующие дипломы и даже некая медаль. За медалью последовала куча фотографий бойко голосящих младенцев в
подгузниках "памперс", уже после чего Сергей Лукич замолк, ожидая реакции от объекта воздействия.
Объект молчал.
"Дикие люди, - подумал эксперт, - А ещё телевизор смотрят".
"Ой, чёй-то он тут мне наплел? - подумала Люська, - А вдруг по башке поленом, - и..." И что?.. Мысль об изнасиловании была отброшена разумом
Люськи, как фантастическая; денег у Люськи не водилось, а красть картофель столь экзотическим способом, да ещё в галстуке и туфлях...
Люське вдруг представилось, как эксперт прёт на загривке мешок с подгнившей картошкой по раскисшему просёлку, и как на шее его, подобно коровьему
боталу, мотается медалька на цветной ленточке, и было это ужасно смешно.
- Э-э... - выдавила, наконец, Люська, - Чё-то я не поняла. Ну, демография, да. А я-то тут причём?
- Ну, как же, Людмила Сергеевна! Вы находитесь в самом, что ни на есть, цветущем возрасте. Здоровы, слава Богу. А детишек у вас нет. Это непорядок.
- Дык откуда же им взяться-то? Мужики у нас - всё пьяницы, да и тех нету.
- А вот именно за этим меня Родина к вам послала, - гордо заявил эксперт, снял пиджак и повесил его на гвоздь, предназначенный для полотенца.
- Чевось? - вылупитась Люська, до которой начало смутно доходить, что разум зря отбросил заманчивую мысль об изнасиловании. Более того, Сергей
Лукич внезапно показался ей прекрасным, как греческий бог, и она вдруг ясно поняла, что другого такого случая может уже и не представиться
никогда. Горячая волна любви к Родине, к Президенту, к Сергею Лукичу, а потом - и ко всему остальному человечеству захлестнула её и понесла,
понесла... Плотоядный стон вырвался из объёмистой Люськиной груди, пуговица на блузке не выдержала и с треском выстрелила куда-то вверх. Между ног
у неё влажно и жарко набухло и запульсировало.
- Ах ты, охальник, - шаловливо всхлипнула Люська, полузакрыв глаза и уже на всё готовая.
Гость тем временем достал из чемодана устрашающих размеров пластиковый шприц в упаковке, какой-то медицинского вида термос, ещё термос, пару
латексовых перчаток, и в довершение надел на физиономию марлевую маску.
- Вы, простите, кого предпочитаете: девочку или мальчика? Всё равно? Ну, тогда ложитесь и приспустите трусики.
- Куда?! - хриплым грудным голосом вопросила офигевшая Люська.
- Э-э... Ну, куда вы обычно ложитесь. На кровать, на кушетку там... Не бойтесь, больно не будет.
- А шприц зачем? - Люська отказывалась понимать подлую правду.
- А как вы думаете, чем я вам буду вводить семенную жидкость? - цинично добил эксперт.
- Как это,- "чем"?!! То есть, это что, - как корову, чтоли? Ах ты, козёл...
- Вы не понимаете! Это же президентская программа!.. Вам деньги будут платить!!.
Но было поздно. Полено само прыгнуло Люське в правую руку, а потом прямиком в лоб эксперту.
- Иди ко мне, глупый! Вот увидишь, как будет хорошо!..
Очнулся Сергей Лукич от пения петуха, обнаружив себя уютно пригревшимся под лоскутным одеялом. В окно светило солнышко. От одеяла сладко пахло
сеном и парным молоком. Где-то за стенкой гремели посудой. "Опаньки," - горько подумал Сергей Лукич, ощупывая объёмистую шишку на лбу. Хотелось
есть, и во всём теле имела место некоторая приятная усталость. Мысли слегка путались, и Сергей Лукич никак не мог припомнить, осуществил он вчера,
или же не осуществил.
- Проснулись? С добрым утречком вас, Сергей Лукич. А вот и одёжа ваша, - всё поглажено и чистенько, - проворковала появившаяся из-за стенки
Люська. Её было не узнать. Будучи причёсана, чуть подкрашена и без дырявой кофты, Люська уже не казалась страшилищем, и Сергей Лукич с ужасом
почувствовал, как нечто под одеялом встрепенулось и привычно уже затвердело... Люська заулыбалась и одним движением вывинтилась из юбки. "Бежать!
Надо бежать!.." - успел подумать Сергей Лукич, прежде чем его накрыл тропический ураган ничем не управляемой страсти.
.........................
- Чемодан взял? А папку с бумагами?.. Ты там поосторожней, Серёженька. Бабы, они у нас знашь, какие бывают... Ух!
- Да знаю я, знаю. Ну, я пошёл.
- Счастливо тебе. Я на обед щи сварила, приходи во-время, ато остынут. Ну, с Богом...
- Пока.
- Серёжа!! Термос с девочками забыл!!! Не возвращайся, я принесу!...
Глядя на то, как бежит, лавируя между коровьих лепёшек, эта женщина, несущая в руках термос со спермой, Сергей Лукич впервые в жизни почувствовал
себя сволочью. Он всей душой ненавидел свою некогда любимую работу; должность эксперта, к которой так стремился последние несколько лет, стала ему
отвратительна. А вот Люська в своих фиолетовых сапогах была прекрасна, и ничего кроме Люськи уже не существовало для него, а прочие женщины
вызывали чувство глубокого омерзения. При одной мысли о женском половом органе его затошнило, и, тем не менее, он должен идти и... А запах!..
Бу-э-э..
- Я больше не могу! Люсенька, что хочешь со мной делай,- я не пойду.. Давай выльем эту дрянь на помойку, а? Я к вам трактористом устроюсь, я умею!
- Но ты же должен, Серёжа. Так надо для Родины. Может, там, - Люська ласково погладила термос,- детки самого Президента? Если бы не он, я бы тебя
не встретила, и ничего бы у нас не было. Я так тебя люблю, Серёженька, так люблю... И Президента тоже люблю!
Сергей Лукич ощутил мучительный укол ревности.
- А почему ты решила, что он тоже участвовал?
- Ну-у... Серёж, ты прям как маленький. Если уж не он, то - кто?
- Мало ли желающих... Вон, когда заседания показывают,- стоит какой-нибудь там, выступает, одной рукой над трибуной машет, а ты вторую руку у них
видела? Или трибуну эту сбоку?
- Нет, но... Думаешь, они там это?..
- Конечно! Однозначно, - дрочат!
- Может, оно и так, - подумав, уверенно отрезала Люська, - а только кому ни попадя генофонд нации не доверят.
"А что, возможно, она и права,- подумал Сергей Лукич,- И ведь не проверить никак. Даже если попадётся президентский головастик, то могут
материнские гены проявиться". И тут его осенило. Нечистые образы оставили его воображение, и в душе Сергея Лукича воцарился мир и покой.
- Ладно, Люся. Ради тебя,- я пойду.
"Ради тебя я на всё пойду", - подумал он и ушёл, шагая широко и свободно, но уже к обеду вернулся. Ботинки и брюки его были обильно вымазаны
свежим навозом, на рукава пиджака налипли репейники, зато на лице играла и лучилась улыбка триумфатора.
- Всё! Демографическая программа выполнена досрочно. Люся! Давай поженимся?..
.........................
- Да вы успокойтесь, папаша! Мальчик у вас, два кило-восемьсот... Глазки? Глазки - карие. А почему он, собственно, должен быть похож на Путина?
Как это на кого? Ну, не знаю... На вас, наверное.
- А на Путина, к слову сказать, у нас теперь вся скотина в хозяйстве смахивает почему-то. Поросёнок наш, Гришка, например, как глянет с прищуром,
- ну прям вылитый. Я первый раз как увидела, так чуть не описалась. Осенью повели его кастрировать, (за пол-литра, как всегда), так он, свинтус
этакий, на ветеринара глянул, - у того скальпель из руки,- бряк!.. Упёрся ветеринар, - и ни в какую: "Изыди,- кричит,- Сатана!". А у самого руки
так ходуном и ходят. И пить с тех пор бросил, теперь к нему с пол-литрой уж не подъедешь. Только кастрировать всё равно надо бы: больно он, сцуко,
тощий...


Собачка
Жила-была собака.
У собаки был забор, в заборе были ворота, в воротах было окошко.
Специальное окошко, собачье.
Что бы собака через это окошко могла изучать окружающий мир.
Ну, собака всё изучила (а фиг ли там изучать? деревенская улица) и ей стало скучно. И от скуки она придумала себе развлечение. Идёт к примеру по
улице гражданин. Думает о чём-то своём, ничего не подозревает, ковыряет в носу. И только он с воротами поравняется, она ему громко над ухом "Гав,
бля!!!" Человек подпрыгнет, за сердце хвать, собаке весело.
Но в конце концов к этому все очень быстро привыкли, и на собаку реагировать перестали. А некоторые невоспитанные дети даже стали показывать язык
и корчить рожицы. Обидно. Обидно и скучно.
Тогда собака сменила тактику.
Выглянет осторожно наружу, и ждёт, когда вдали появится прохожий. Дождётся, потом спрячется, и сделает вид что её нету. Прохожий идёт, на окошко
смотрит издали, - собаки и правда нету. Ну, прохожий расслабится, и насвистывая спокойно идёт мимо. И тут она башку каааак высунет, и - Гав,
бля!!! Прохожий прыг! Собаке весело.
Но деревня есть деревня, прохожие случаются нечасто.
Так что жизнь у собаки конечно не сахар. Развлечений не пруд пруди.
Ещё у собаки есть хозяин. Он называет её Чучундра. Собака ни на "Чучундру", ни на хозяина никак не реагирует. Когда хозяину надо открыть ворота и
выехать, он просто берёт её как поросёнка за задние лапы и из окошка вытаскивает. По другому она не понимает.
Мы это довольно часто наблюдаем, мы мимо десять раз на дню ходим. Собака живёт через три дома от нас. Мы когда проходим, всегда с ней уважительно
здороваемся. "Причет, Чучундра!"
Не, совершенно понятно, что ничего приятного когда тебя называют Чучундрой нету, но как её зовут на самом деле мы ведь не знаем.
На наше приветствие глаза собаки наливаются кровью и злобой. В них так и светится - "Ходят! Без поводка ходят, без забора, куда хотят туда и
ходят! А тут сидишь весь день как пришитая!" Так что классовая ненависть собаки к праздно шатающимся мимо совершенно понятна. Поэтому мы на неё не
обижаемся, а вполне даже сочувствуем.
А тут мы на днях мимо идём, на речку пошли, и у нас с собой как раз кстати была палка. Хорошая такая палка, сучок, по дороге подобрали. Метровой
длины с руку толщиной. Такая палка всякому пригодится, чего валялась - непонятно. Ну и идём мы с этой палкой, значит, а тут - Чучундра.
Она как палку увидела, с ней чуть коллапс не случился. Она аж завыла, и у неё глаза за калитку от злости выпали. Ну мы ей "Чучундра, палку хошь?"
Ну, и палку ей отдали, конечно. Хорошая палка, но нам не жалко. Раз Чучундре нужнее.
Чучундра зарычала, в палку эту вцепилась посерёдке, и давай ею размахивать. Чучундра рычит, палка болтается, о ворота бъётся, ворота гремят,
Чучундре хоть какое-то развлекалово. Ну, и мы пошли на речку.
Вернулись часа через два.
Чучундра всё так же торчала в окошке с палкой посередине, и отпускать её явно не собиралась. Но было ей конечно уже не до веселья. Под воротами
натекла приличная лужа слюны. Глаза у Чучундры были сильно навыкате, и она периодически билась палкой в ворота, пытаясь протащить её внутрь. Палка
длинная, окошко маленькое. Отпустить или перехватить ума нет. Так её и застряло.
- Брось палку, дура! – сказали мы. Куда там! Разве бросит.
Но самое интересное началось чуть потом.
Чучундра может так бы и померла с этой палкой в окошке от нервного истощения, но тут как раз подъехал хозяин.
Он вошел через калитку внутрь, привычно взял Чучундру за задние лапы и стал выдёргивать из окошка. Не тут-то было, Чучундра палку отпускать не
собиралась ни в какую.
Наверное если бы машина была с той, внутренней стороны, он бы просто привязал собаку буксировочным тросом к фаркопу, и дёрнул. Но машина была
снаружи.
Тогда он вышел и попытался отобрать у Чучундры палку с другой стороны, со стороны лица.
Ой, сколько радости появилось на этой злобной морде! Наверное первый раз в жизни хозяин решил с ней поиграть! Ну, это она так думала.
А хозяин так не думал. Он быстро понял всю нелепость своей затеи, сказал "Ладно, сама напросилась!", и ушел внутрь.
И через минуту вернулся с ножовкой в руке.
Он прижал палку коленом к воротам с одной стороны, и стал пилить прямо возле чучундриной морды. Пилить было неудобно, и он не столько пилил,
сколько матерился. Чучундра собрала глаза в кучку и с ужасом косилась на происходящий рядом "вжик-вжик". Но палку держала крепко.
Когда с одной стороной было покончено, хозяин хотел было пристроиться с другой, но Чучундра изловчилась, и с облегчением протащила опилыш внутрь.
Через секунду из-за забора раздался звук, с которым остатки воды уходят из раковины. Ещё бы, поторчи башкой три часа на солнцепёке! Пока собака
пила, хозяин загнал машину внутрь и запер ворота. Потом из-за ворот раздался характерный звук сочного удара хорошей палки по чьей-то жопе, собачий
хрюк, и голос хозяина:
- В следующий раз я вместо палки башку те отпилю! Поняла?
Потом поверх ворот вылетели и шлепнулись на пыльную улицу остатки нашей палочки.
А на следующий день окошко в воротах заколотили.
Вот такая печальная история о животных.


Эта Страна
Максим щелкнул ключом и с усилием открыл дверь в квартиру, отодвигая гору вещей, высыпавшихся из шкафа. Тщетно пощелкал выключателем - лампочка в
прихожей перегорела еще две недели назад, а случая пройти мимо магазина как то не выпадало.
Отпихнув валяющиеся под ногами вещи, Максим прошел в ванную, где бесконечно текла вода из крана; потом в туалет, где уже третий месяц не работал
сливной бачок (чтобы починить унитаз надо было вызывать сантехника, а сантехник мог только в рабочий день, когда Максим работал); снова в ванную,
на этот раз с ведром для воды - смыть; на кухню, где по привычке заглянул в пустой холодильник, а потом выудил из коробки последний пакетик чая,
кинул его в немытую чашку и ткнул в кнопку старенького подтекающего электрочайника.
Спотыкаясь о каждый предмет на полу, Максим прошел в комнату, покрытую вековым слоем пыли, посреди которой стоял пылесос с открытой крышкой.
Примерно полгода назад Максим пытался пропылесосить, но выяснил, что мешок в пылесосе уже забит, а новых в доме не было, а дойти до магазина было
недосуг. Как раз о провод пылесоса Максим и споткнулся, пролетел через половину комнаты, рухнул на гору грязного белья.
Практически не ушибся, но почувствовав резкий прилив адреналина вскочил и понял, что его терпение на пределе.
- Твою мать! - Воскликнул он - Когда же все это кончится?!
Максим резко, со злобой, смахнул со стола тарелку с остатками позавчерашнего бутерброда. Тарелка упала на пол и разбилась. Вслед за тарелкой
полетел лежавший под ней максимов модный iPhone 3G и не разбился. Увидев падающий телефон Максим разозлился еще больше:
...
- Ненавижу! Ненавижу эту страну!
Он вдруг осознал собственное бессилие и опустившись на стул слабо пробормотал:
- Валить! Валить надо отсюда!
Дотянулся до кнопки power и включил компьютер.
Через несколько минут он уже сидел с чашкой горячего чая и читал френдленту.
- Слава богу! - Бормотал он себе под нос - У нас пока еще есть интернет. Интернет они нам пока не отключили. Там они нас еще пока не достанут.
Есть у нас еще методы бороться.

Понравился пост? Поддержи Фишки, нажми:
0
9
Новости партнёров

А что вы думаете об этом?
Фото Видео Демотиватор Мем ЛОЛ Twitter Instagram
Отправить комментарий в Facebook
Отправить комментарий в Вконтакте
9 комментариев
−399