Истории

18899

Трусы под кроватью

Падонки, что такое суперсексапильная женщина? Авотхуй объясните. Глянул – и стоит. Это мы, бабы, разносим пилоточную родню на винтики, как
часовщики. Вы же нас видите в целом, без примет. Разве не так?
Вот и вся вступа.
Моя подружка Элка именно то самое и есть – сексапил. Внешне ничего особенного: ножки морковкой, попка торчит седлом, мандибуля немного вперед (это
нижняя челюсть, сцуки, не смейтесь). Фишки: глазки болотные с засосом, запястья тоненькие – дощечки. Она ими вздрючивает без перерыву. И главное –
смех, в литературе обозначаемый как ведьмачий или русалочий – как кому нравится. Грозное оружие: Элка заржет – все пацтулом.
Но даже в печальном и задумчивом состоянии она такая…
Пример: однажды зашел ко мне сосед по общаге, а Элка была в гостях с какими-то заморочками. Сидит паинькой, дощечки сложила, губенка габсбургская
висит. Сосед взял соли, выманил меня в коридор и говорит:
- Кто это?
- Подружка, а че?
- Засадить бы ей… - размечтался студиозус.
Замуж Элка вышла рано, за одноклассника. Дала ему со всей польской дури в девятом классе, ну и типа, исполнила волю родителей. Но в общаге нашей
паслась с первого курса. Этот законный мудень Соколов за ней таскался, стерег, уж он-то знал, как его пелотке члены честь отдают.
А, между прочим, зря волновался: мы в тыщу играли, тортики пекли, невинной хуйней занимались беспесды. И был у нас в карточной компании Игорек,
самый младший. Длинный такой заморыш по кличке «Плечики». Но назревало в нем, ощущалось что-то гусарское. О чем я не преминула Элке сообщить на
очередной пьянке, посвященной дню казахской авиации. Эх, знать бы мне, чем этот невинный песдеж закончится…
- Смотри, - говорю, - Элла, еще год и наш Игорек в такого охуенного мужика обернется…
И эта кошка оборачивает свои болотные шары на несчастную жертву, и словно впервые мальчишку замечает – через два года знакомства.
А Соколов, кстати, здесь – вы не волнуйтесь. Сечет.
Мне тем временем подмигнул мой юный йобарь, будущий муж, типа - пора свалить потрахаться, пока народ бухает. А жил мой жоних в одной комнате с
Игорьком, прошу заметить. Я пилотку подхватила и бегом по лестнице. Последнее, что видела - Элка долбила об голову Игорька воздушные шарики и
ржала, как на шабаше. А еще слышала, как Соколов строго произнес:
- Элла, щас мы сдриснем домой.
- Ебанись! – задорно ответила молодая женушка.
…Блин, не успели мы с жонихом. Тока начали, в дверь заколотил бухой в жопу Игорек. Рухнул в койку в ужасе, а потом ваще со страху сблевал. Ну,
тут, понятно – тазики, маты. Я ржунимагу, поскольку понимаю: Игорь засцал, что ему Соколов навинтит…
Свет жоних не включает, потому как я ниглиже, возится с соседом, няньчит, и тут в дверь с диким своим хохотом вваливается Элка – и прямиком к
заблеванному Игорю. Ну, хули, мы с йобарем притихли на соседней койке. Игорь отбивается – то ли смеется, то ли плачет, а потом началось!
Они ебались на сиротской общажной кровати так, что сетка прогибалась, царапала пол. Элка скрежетала зубами, бормотала что-то про член, типа как у
коня, занавески колыхались, мы с жонихом вспотели, как мыши, а в комнате запахло паленым. Странно, что мы даже не завелись от чужой трахотни. Ну,
охуели, че тут скажешь.
Как только все затихло, Элка что? Правильно – заржала, как лошадь! Еще эхо от хохота катилось по девяти этажам, а в дверь уже стучали. Соколовский
голос был спокойным и каким-то усталым:
- Элла, выйди. Игорь среагировал первым. Он шустро, склопендрой переполз на нашу кровать и слился с матрасом. Я прилегла к Элке, эта Дездемона судорожно натянула
колготки, а мой йобарь вздохнул и пошел к двери – ему по логике вещей должна была влететь первая дыня…
Соколов моего жониха не заметил. Он походкой Командора пересек комнатушку, легко смазал жену по улыбающейся физии и вышел. Элка козой поскакала за
ним.
Я, кстати, тоже засцала – вдруг, думаю, и мне щас прилетит – за компанию…
Через минуту гробового молчания мы расслабились. А еще через минуту я полезла под Игорьковую кровать.
- Ну, писдец! Моя ебанулась! – прокомментировал жоних.
Ни фига. Я всего лишь подобрала и сунула в карман Элкины трусы. Искать их, понятно, нашей секс-бомбе было некогда…
На следующий день на лекции отдала трофей в пакетике законной владелице. Ну че – поржали, посплетничали. Соколова, как водится, она успокоила
бурным сексом, И вроде бы пиздец истории – подумаешь, сорвало крышу у людей…
Но еще через пару дней Игорек выловил Элку в институте и сказал:
- Я, кажется, в тебя влюбился.
Дальше, подонки, был стремительный развод и безумный роман длиною в три года. Не поверите: натурально эта страсть озонировала воздух. Сидим вроде
все вместе, треплемся, и вдруг эти двое начинают излучать радиацию, как Чернобыль. И съебываются куда ни попадя: в ванну, в соседнюю комнату, на
улицу под куст. А после бурного траханья – привычный Элкин русалочий смех.
В результате парочка разбежалась, конечно. Разве такой напряг выдержишь? Игорь женат, поебывается на стороне, Элка замужем – тоже налево бегает.
Оба понимают: повторить то, что с ними случилось, невозможно.
И вот я думаю, подонки… Хуле – плагиат, конечно, но все-таки: из какого только дерьма не вырастает любовь, эта ебучая орхидея…


Офис

День первый.
Офис просыпается медленно. Сначала вялые перепесденчики в курилке. Потом обязательная чашка бодрящего напитка, угрюмые взгляды друг на друга,
попытки понять, а чем собственно, заняться, твёрдые обещания самим себе «нихуйя не буду пить посреди недели» и медленное втягивание в рабочий
процесс.
Работа начинается не спеша, но сразу же активизируется, как только на горизонте начинает рисоваться очередной гемморрой. Тут усилия сотрудников
разбегаются по нескольким направлениям:
1. Судорожные поиски отмазок
2. Обречёно – тупое погружение в суть вопроса
3. Аццкие крики «вот мудачьё!», призыв коллег в свидетели «я этому уебану совсем о другом говорил» и поход к начальнегу на предмет немедленной и
жестокой взъёбки провинившегося.
Погрузившись в трудовой процесс, офис утихает на какое-то время. Слышны размеренные звуки: стук по клавиатуре, сосредоточенное сопение и гудение
кондиционера.
Ближе к обеду, сначала робко , а потом всё бодрее и громче начинают раздаваться щенячьи повизгивания: «я тогда пол борща взял, нормально поел»,
«булочки – просто прелесть» и «кампод ани сами варят….из яблаг»
Сотрудники разбиваются по стайкам, и, словно повинуясь директориям типа «Ди эрнсте калоне марширен нах шпайзехалле», идут принимать писчу.
Послеобеденная нега. Один из самых приятных моментов. Сытое порыгивание, укромное попёрдывание, взор замаслен, настроение – благодушное.
Разбивается это состояние внезапно, как лобовое твоей машины от вылетевшего из под КАМАЗА кирпича, вежливым, но с менторскими интонациями
вопросом: «Чем заняты?» Выражения лиц становится деловыми, шорох бумаг на столе усиливается, и офис входит в рабочий режим.
Если зайти в туалет, то наверняка услышишь бормотание из кабинок. Наверное, это утончённое наслаждение – сидеть, срать, и говорить с человеком по
телефону о его деньгах.
Курилка. Место культовое, а посему засрано больше других. Перекрещивающиеся диалоге о работе, машинах, жизненных историях и о мобильниках.
Питекантропы мерялись хуйями, рабовладельцы – богатством, феодалы – возможностью раздать всем пизды, в просвещённое время люди мерялись
эпиграммами, при коммунистах – раздобытым в загранке дифицитом и шмутками из Берёзки, сразу после крушения соцлагеря мужчины мерялись битцепсами и
изощрёнными знаниями восточных единоборств. Сотрудники офиса мерятся мобильниками….
Музыка. Фоновая музыка в офисе, как правило попсовая, но не законченная поибень : Би Два, Танцы, Смысловые, Замфира и различные саунд – треки.
Объяснить коллегам, что в хорошем роке бывают мелодичные композиции, не возможно. Единственно, когда можно услышать в офисе Алису, Дорз, Инексес
или Оззи – на редких офисных пьянках, в момент, когда сотрудники уже нагрузились, а желание потереться под музыку разнополыми тушками ещё не
возникло.
Ближе к окончанию рабочего дня, настроение становится утомлённо – нервным. Посещают мысли: «как эту поебень разрулить», «до зарплаты не дотяну с
такими её запросами», и, как венец , «на хуй всё».
И вот на часах стрелки принимают фаллическое положение. Рабочий день окончен. Голоса резко оживляются, слышны шутки. Мужчины многозначительно
поглядывают друг на друга : «где пьём?» Утренние терзания забыты на прочь….
Оккупированный столик уже засран каплями алкоголя и остатками закуски. Общение плавно переходит в братание, обсуждение «всяких хуесосов» и песдёшь
за жизнь. Слышны фразы «я же как лучше хотел», «ты понимаешь, что это не мой косяк», «послушай опытного: не еби баб с работы, хуйова кончиться»……..
Придя домой, сотрудник офиса получает тарелку щей, и короткий озлобленный минет от жены . Жена – тоже работает в офисе, и сильно устаёт.
………………………………………………………………………………………
День второй
Офис просыпается медленно…..


Никогда не забывайте

Знаете, к Дню Победы у меня особое отношение. В детстве и ранней юности я не понимала его, как не понимает ребенок, выросший в мирное време под
колпаком неусыпной опеки родителей. Вернее так, я понимала, но умом. А сердце молчало. И лишь когда по Красной Площади, чеканя шаг,шли подтянутые
солдаты, ползла военная техника и ветераны в орденах украдкой утирали слезы что-то такое шевелилось в душе, гордость, радость, надежда. Не знаю
даже.
Чувства пришли потом, много позже. Был Афган. Была Чечня. Были вчерашние мальчишки, которые возвращались оттуда стариками. В их глазах была боль.
Вечная боль памяти, которая не покинет их до конца дней. Были судорожные, захлебывающиеся воспоминания, которые они отдавали той, что умела
слушать. Всегда умела. Отдавали и уходили, обретая надежду, что это было не напрасно.Чужая боль становится твоей, чужая душа открывает тебе свою
память, а ты должна дать что-то взамен. Не забвение, но хотя бы веру.
А ветераны не рассказывают. Молчат и хранят свою память. Молодые успешные щенки презрительно зовут их старперами, старушенциями и старыми
ворчливыми козлами. Молодые успешные щенки озабочены тем как вкусно пожрать, хорошо потрахаться и позвездеть о последней модели Бентли. Молодые
щенки забыли, кому они обязаны всем этим. Забыли свое прошлое.
Прошлое смотрит из-за толстых стекол очков, тонкими стариковскими руками поправляют видавший виды плащ и молча отворачивается. Они стали чужими в
своей стране. Они, ценой жизни своей и своих близких давшие возможность нам, нынешним, появиться на свет не рабами, а свободными людьми. Они,
ветераны, забытые на обочине дороги, по которой катится, скрепя разболтанными шарнирами, Рассея-матушка. Победители, оказавшиеся ненужными в своей
стране. Молча доживающие свой век в нищете и беспамятстве.
Но я скажу вам, случись гроза, встань у границ враг - кто поднимется на защиту?
Успешные щенки наперегонки побегут сдаваться на милость победителя, не забывая лобызать землю у ног врага. Им нет веры, их идол Великий Бакс и
Верный Евро приспешник его. Обильная вкусная жратва, передача Дом-2 и элитные девки из модельных агентств
И только старики, как прежде, поднимутся стеной, последние выжившие в страшной войне, оденут ордена и пойдут в бой. Свой последний бой. Они будут
защищать не президента с его правительством, не марионеточную думу с голосистыми депутатами. Они встанут стеной за свою страну. За свою землю.
Потому есть святые вещи, ради который стоит жить и умереть.
9 мая они пройдут по улицам ваших городов, гордые, нестареющие душой ветераны. И в этот день простите им все. Ворчливость, дурной характер,
капризы и жалобы. Обнимите и скажите СПАСИБО. Потому что они совершили подвиг, равный которому никому из нас, дай бог, не свершить никогда. Они
дали нам право на будущее.
Никогда не забывайте, чем мы им обязаны.

Понравился пост? Поддержи Фишки, нажми:
0
6
Новости партнёров

А что вы думаете об этом?
Фото Видео Демотиватор Мем ЛОЛ Twitter Instagram
Отправить комментарий в Facebook
Отправить комментарий в Вконтакте
6 комментариев
128
Gax 7 лет назад
Согласен с Mike22

Жижа все эти рассуждения, это же даже не история.

И вообще, о чём разговор, про ветеранов вспоминают только в "День Победы" и хаем подростающее поколение, а откуда они, подростающее поколение, набираются этой враждебности и по...изма????

Может нужно взглянуть на родителей этого поколения, почему появилось такое скотское отношение???
144
Mike22 7 лет назад
Последняя история - ***ня. Люди не меняются. И в те времена молодежь была озабочена как бы забухать, потрахаться и ***** не делать. Но началась война и всем резко стало не до траха - сложно трахаться, когда тебя убивают. Так что мудилы фапающие на 9-е мая могут идти ******, вот они-то как раз и побегут сдаваться, потому что для них и один день на войне - ****нный подвиг, а не долг любого мужчины.