Петр Листерман - "продавец лохматого золота", "валютный купидон", "торговец ломаным счастьем" Петр Листерман - "продавец лохматого золота", "валютный купидон",... 7 жутких вещей, которые можно увидеть в зеркале кроме собственного отражения 7 жутких вещей, которые можно увидеть в зеркале кроме собственного... Усачи-бородачи: когда хотел быть в тренде, но что-то пошло не так Усачи-бородачи: когда хотел быть в тренде, но что-то пошло не так Артефакты СССР Артефакты СССР Свежая подборка автоприколов Свежая подборка автоприколов 20 по-настоящему золотых цитат Дональда Трампа 20 по-настоящему золотых цитат Дональда Трампа 15 самых невероятных открытий 2016 года 15 самых невероятных открытий 2016 года Настоящий герой нашего времени! 26-летний житель Энгельса спас трех бездомных собак, провалившихся под лед Волги Настоящий герой нашего времени! 26-летний житель Энгельса спас... Техногенное ограбление банкоматов Сбербанка Техногенное ограбление банкоматов Сбербанка 17 фотографий собак, которые съели пчелу 17 фотографий собак, которые съели пчелу До Талибана: Афганистан в прежней жизни был раем для туристов До Талибана: Афганистан в прежней жизни был раем для туристов Маленькая девочка вывела продавщицу из себя лишь одной маленькой репликой Маленькая девочка вывела продавщицу из себя лишь одной маленькой... Настоящая якудза Настоящая якудза Группа " Сектор газа" как феномен отечественного шоу-бизнеса Группа " Сектор газа" как феномен отечественного шоу-бизнеса "Юрию Власову, моему идолу, с любовью и поклоном. Арнольд". В День рождения тяжелоатлета "Юрию Власову, моему идолу, с любовью и поклоном. Арнольд". В День... Старый альбом Старый альбом 59 лет назад родился артист эстрады, киноактер Михаил Евдокимов 59 лет назад родился артист эстрады, киноактер Михаил Евдокимов Демотиваторы Демотиваторы

Истории

9629


Я нажал кнопку селектора и сказал:
- Мэгги, давай по списку. Дебютная? Хорошо, учту.
Вошла высокая молодая женщина одетая очень неброско, но со вкусом. Я предложил ей присесть на диван. В кресле ей будет неуютно, а на стуле она
совсем закроется. Она присела на краешек дивана и опустила сумочку, на плотно сжатые под длинной серой юбки колени. Ее губы были поджаты, а
нервные пальцы с короткими ногтями переплелись в замок.
- Добрый день миссис Карпентер. Здесь вы можете быть полностью откровенной. Моя репутация строится на трех китах: искренность, доброжелательность,

конфиденциальность.
Очень важна первая фраза. Не содержание, а посыл. Клиент должен понять, что нет угрозы, что его выслушают, и действительно постараются помочь.
Иногда помогает пауза. Бывает, что приходится грубить, или даже бить кулаком по столу. Все индивидуально. Ко мне, за редким исключением, успешные
люди не приходят, хотя для них я был бы просто находкой, но, как говориться – «не сложилось».
Её губы несколько раз дрогнули, а по щеке скатилась слеза, но она продолжала молчать. Тогда я встал из-за стола, и вышел в подсобку. Вернувшись, я
водрузил ей на колени большого мохнатого медвежонка.
- Его зовут Вука-Чука, он мой помощник, можете ему доверять. Давайте, я сейчас оставлю вас одних, а сам отойду покурить.
Я вышел на лоджию, плотно прикрыл за собой дверь, и закурил сигарету. Пришлось применить артиллерию, пусть пока легкую.
Когда вернулся в кабинет, она расслаблено сидела рядом с медвежонком, первая скованность прошла. Я подвинул стул, присел немного в стороне от нее,
изобразил легкую доброжелательную улыбку, и приготовился ждать.
Она промокнула платком глаза, и заговорила:
- Бену очень плохо. Над ним издеваются в школе. Он прогуливает занятия. Позавчера я заметила у него на ноге большой синяк. Он сказал, что упал, но
я чувствую, что он говорит неправду. Он всегда был таким веселым и светлым мальчиком, а последний год я его просто не узнаю. Он стал мрачным и
замкнутым. Его травят в школе!
Она разрыдалась. Мне пришлось встать, и налить в стакан воды из кулера. Когда я вручил ей воду, рыдания прекратились.
- Спасибо, мистер Майер, извините. Это больше не повторится.
- Ну что вы, Маргарет. Я вас прекрасно понимаю, у меня у самого двое растут. Когда у твоих детей возникают даже небольшие проблемы, порой
перестаешь себя контролировать, так что это нормально. Плачьте на здоровье. Кстати, можете меня называть просто Стив.
Маргарет вытерла слезы и робко улыбнулась. О пользе книг
- Я хочу помочь своему мальчику выбраться из того ужаса, в котором он живет последнее время, но явно он мою помощь не примет, Бен слишком упрямый.
- Сколько лет вашему Бену?
- Тринадцать с половиной.
- Понятно, трудный возраст, а что по этому поводу думает мистер Карпентер?
На ее миловидном лице появилось гневное выражение.
- Не имею ни малейшего представления. Мы развелись, когда Бену было два. Джон Карпентер нашими делами не интересуется.
- Что ж. Мне все понятно.
Я встал, и заложив руки за спину, стал неспешно ходить по кабинету.
- Прежде чем вы решитесь на сеанс, я обязан вам кое-что рассказать о своей методике. Дело в том, что я не оракул, не предсказатель, и даже не
психоаналитик. Гадальщиком меня тоже называют ошибочно. Я просто хорошо подбираю полезные книги, я такаппер*. Дело в том, что все ответы на все
вопросы уже есть внутри вас. И отвечать на них вы тоже будете сами, также как и действовать. Следовательно, вся ответственность за последствия
ложится только на вас. Только вам решать, - стоит ли следовать тем подсказкам, которые вы получите в результате сеанса. Я лишь инструмент.
Возьмите для примера молоток. Молотком можно забить гвоздь, ударить себе по пальцу, или проломить кому-нибудь череп. Во всех вышеперечисленных
случаях отвечает за результат ни в коем случае, не молоток, а тот, кто его использует по выбранному назначению. Итак, миссис Карпентер, вы готовы
к сеансу?
- Да, - твердо ответила она.
- Хорошо.
Я встал, убрал стул на место, и уселся за рабочий стол.
- Мэгги, принеси, пожалуйста, договор, - попросил я в трубку.
Строгая и скромная Мэгги со сдержанной улыбкой положила на стол пару бланков.
- Миссис Карпентер, будьте любезны, ознакомьтесь, и подпишите договор; про пункт «особые условия», я рассказал вам только что. Да, и еще, обратите
внимание на пункт восемь. Там говорится, что я не обязан трактовать, или комментировать подсказки.
Она, молча, подошла к столу и, не читая, поставила подписи на бланках. Мэгги вручила ей один экземпляр, и, покачивая бедрами, удалилась в приемную.
- Теперь мы можем начать. Сейчас, Маргарет, постарайтесь мысленно сформировать ваше истинное желание. Поясню на примере. Допустим, вы хотите
сделать вашего ребенка счастливым, отдав его в юридический колледж, притом, что он обожает рисовать и мечтает стать художником. В данном случае
вырисовываются два антагонистических желания: «хочется, чтобы ребенок стал юристом, и много зарабатывал» и «хочется, чтобы ребенок был счастлив».
Вам понятно?
Она кивнула.
- О кей, как будете готовы, скажите.
Спустя минуту, она тихо произнесла:
- Я готова.
Прекрасно, я поднялся и направился к огромному стеллажу с книгами. Пододвинув стремянку, я снял с верхней полки том Эндрю Бартона.
- Вам надлежит открыть книгу наугад, - сказал я, вручая ей томик, - на странице слева верхняя строка и будет подсказкой.
Она открыла книгу, и прочитала вслух:
- «… ему нужно научиться, самому разбираться со своими проблемами, для этого необходимо…»
- Уточнять будем?
Она утвердительно кивнула. Я забрал у нее Бартона, и принес том Говарда Стоуна.
- «… безусловно, полезная статья, теперь я точно знаю, что мне нужно делать, завтра же я…»
Вернув мне книгу, Маргарет уставилась на меня с немым вопросом:
- Вы хотите сказать, чтобы я подсунула Бену тот молодежный журнал, в котором размещена ваша рекламная статья?
- Я ничего вам не говорю, миссис Карпентер, вы сами открываете книгу, сами читаете, и сами трактуете для себя смысл той или иной фразы. Продолжаем
сеанс?
- Нет, - сказала она, - достаточно, мне все ясно.
Она открыла сумочку.
- Чек вас устроит, мистер Майер?
- Вполне.
Через три дня Мэгги мне сообщила:
- К вам пришел Бен Карпентер.
- Пусть заходит.
Дверь открылась, и вошел хмурый подросток в черной бейсболке и широченных джинсах. Он, не ожидая моего приглашения, уселся на стул, и настороженно
посмотрел на меня исподлобья.
- Я могу пройти у вас сеанс?
- Для начала, здравствуй Бен. А на твой вопрос я отвечу утвердительно. Да, Бен, ты можешь пройти сеанс у меня, если принесешь подписанное
родителями разрешение. Стандартный бланк такого разрешения можно взять у моего секретаря, ее зовут Мэгги.
Парень смутился.
- Здравствуйте мистер Майер, извините за то, что сразу не поздоровался. Просто мне очень нужно как можно скорее, кое-что решить. А без этой
бумажки никак нельзя? Я готов заплатить двойную цену.
- Извини, Бен, я очень хочу тебе помочь, но нарушать закон, не буду.
- А у меня только мать, отец Джон давно с нами не живет.
- Значит, мать пусть подпишет, или ты думаешь, что она тебе откажет?
Бен Карпентер явился с подписанным разрешением на следующий день. На этот раз он расположился в кресле.
- Изложи мне вкратце свою проблему Бен, я должен понять, есть ли смысл проводить сеанс.
- Меня достали: Пол Уоткинс, Билли Паркер, Тимми Баффет, Сара Краун, и еще этот гребаный математик…
Мы начали с Джеймса Хедли Чейза. Бен открыл книгу и прочитал:
«…для начала, необходимо достать пятьсот баксов, чтобы приобрести необходимое тебе…»
А можно еще, - спросил он, - не до конца понятно.
- Ну конечно, - ответил я и принес ему Рэймонда Чандлера.
«… это надежный парень, он живет на Маунтин Роад 214, у него всегда хороший выбор…»
Парень достал блокнот, и стал делать записи.
- Кстати, ты не обязан читать подсказки вслух, можно про себя, меня совершенно не интересует, что ты найдешь в книгах, эта информация имеет
важность, только для тебя.
- А сколько раз еще можно будет уточнять?
- Столько, сколько потребуется, в пределах тридцати минут, цена от этого не зависит. Как правило, этого времени хватает с лихвой.
Потом были: Микки Спилейн, Эд Макбейн, Стивен Кинг, снова Чейз, Дин Кунц, Роберт Ладлэм, Клайв Баркер. А закончили мы «Ночью длинных ножей» Эндрю
Джексона. Бен делал пометки в блокноте после каждой подсказки.
По окончании сеанса, парень выглядел задумчивым и сосредоточенным.
- Ну как, Бен, ты получил, то, что хотел?
- Да, - уверенно ответил он.
Через неделю я увидел фотографию Бена Карпентера на первой полосе вечерней Кроникл. Заголовок гласил: «Подросток устроил бойню в школе, семеро
погибших, двенадцать раненых, его мать покончила с собой». Я улыбнулся, закурил, и стал набирать телефонный номер.
- Добрый день, Джон. Ну что, мистер Карпентер, довольны моей работой? Как видите, ваша проблема разрешилась просто и со вкусом. Как говорят юристы
– «нет истца, нет и иска». Уже перевели деньги? Прекрасно, всегда к вашим услугам!
Я закончил подготовку двух книг и положил их на диван. «Триста двенадцатая, сто восемьдесят четвертая» - твердил я про себя.
- Мэгги, зайди ко мне, - попросил я по интеркому.
Она зашла подчеркнуто строгая, с планшетом и карандашом. Я почувствовал возбуждение. Открывай книжки на диване, называй номера страниц, и читай
строчки. Начни с верхнего тома.
- Страница триста двенадцать. «…выдался удачный денек. Пора нам с тобой расслабиться. Я думаю, не будем откладывать…». Страница сто восемьдесят
четвертая «…и займемся грязным животным сексом прямо на этом огромном диване…»
- Черт возьми, Стив, как у тебя все это, получается? – спросила она, расстегивая мне ширинку.
- Должны же книги приносить хоть какую-то практическую пользу, - загадочно улыбнулся я.


Как я стал фальшивомонетчиком и пиратом

Накопив немного денег я решил положить их себе на карточку в Сбербанке. Ну зачем держать дома хоть и небольшую, но для некоторых и этой хватит
суммы.
И одна из тысячных купюр вызвала сомнение у кассира ОСБ... Вот тут все и закрутилось.
Кассир вызвала свое начальство, потом начались какие то звонки, в общем - подождите, сейчас милиция приедет. Ну подожду, я же считал себя
законопослушным гражданином. Ну всучили мне где то фальшивую купюру, ну что же, бывает, разберутся.
Приезжало аж три разные машины - и вневедомственная охрана, еще кто то, пожимали плечами, уходили, в итоге меня оставили охранять участкового,
который не мог понять, чего ему делать то.

А потом приехал ОБЭП. Вау!!! Банк закрыли! (он же без обеда работает, если верить рекламе, значит, из-за меня закрыли), меня начали допрашивать, а
также кассиров, еще каких-то пенсионеров. В общем - "осмотр места происшествия" и "оперативно-розыскные мероприятия". Событие. Кассирша СБ трясла
от возбуждения задницей и кудахтала о чем то перед своим детектором и коллегами, меняя местами нормальные тысячи и купюру "с признаками подделки"
Дай думаю, позвоню Сосину, начальнику местному ОБЭП, узнаю, надолго ли эта канитель, а то обед скоро, я насчет пожрать завсегда, а вот голодным не
люблю быть. Сосин начал сразу орать на меня. Что их из-за меня теперь всех дрючить будут, что генерал приказал применять репрессивные меры ко всем
фальшивомонетчикам, что у них усиление, и что он будет дрючить меня, так как статья за фальшивомонетничество приравнена к особо тяжким, как и 105
статья. Ну понятно , думаю, спасибо, попал, поплывем по течению, авось прибьет к берегу.
Смысл допроса был - где я взял эту купюру?
Да где угодно - и Саратове могли сдачу дать, и в Камышине, и в Cкотово какой-то из продавцов принять и сдать мне с выручкой. Кстати со слов
работников банка, и опера ОБЭП Кучкова купюра высокого качества, визуально не определить.
О чем я и заявил для протокола. Наговорил я много. Их даже интересовало, где я храню деньги. Ну дома, где ж еще. Кто же расскрывает свои заначки.
А зря я так.
Следующим действием было - не поверите - опять "осмотр места происшествия".
Только по указанным адресам в протоколе. На квартире, в магазинах. Ну я, как законопослушное быдло не возражал. Ну смотрите, мне скрывать нечего.
Приехали на квартиру сначала.
Их очень заинтересовал компьютер и - ничего себе!!! - цветной принтер. Начали требовать, чтобы я показал список последних распечатанных
документов. Интересно, где это находится... В общем ничего не нашли, хоть Кучков и пошарился по компу, Но для их утешения показал как распечатать
тест дюз принтера, который я недели три пытаюсь реанимировать и никак. Их это устроило. А потом у них самих возникло сомнение в законности
проводимых действий, и они настойчиво попросили меня написать заявление на имя начальника Скотовского РОВД по фамилии Новосветсков , что не
возражаю против осмотра. А чего мне возражать то. Я не собственник квартиры, даже не прописан в ней, да и обыск, под названием осмотр, уже
произведен. О чем предупредил опер-группу. Они сказали, что фигня, это простая фикция. А вот если не напишу, то они могут придти с обыском и ко
мне и к моим родителям, где я прописан даже то ночью.
С обедом мы с женой пролетели, ну иногда мне это полезно, хотя все равно ужином наверстаю потерянное.
Следующие шаги довольно рутинны были, объезд всех магазинов, допросы продавцов, разочарование от того, что принтеры не цветные. В общем, как
заявляли опера и следователь - "впустую потраченное время".
В общем, они мне потом сказали !до свидания!, а я их поправил - "Лучше будет - прощайте".
И сглазил. Через полчасика позвонил мой продавец и попросил приехать. "Нахрена опять?" "А тут опять эти приперлись, вас видеть хотят." Ладно,
приехал.
Дальше началось шоу.
Оказывается, при "осмотре места происшествия магазин "МЕЛОМАН" сотрудниками были обнаружены контрафактные диски! И теперь приехали их изымать. Ну
изымайте, хули тут я могу сделать. Только мне-то хоть покажите эти признаки. Кучков хватает с витрины первый попавшийся диск и начинает
перечислять: должна быть голограмма! торговая марка правообладателя, а тут бумажка криво отрезана!
Ну, говорю, конкретно на этом диске есть голограммка, про криво отрезано или криво положено - вопрос спорный... а как должна выглядеть то торговая
марка?
Кучков бросил диск почему-то, схватил другой. А вот тут нет голограммы!
А где написано, вопрошаю, про голограммы то? в каком законе?
-Ээээ. Да вы знаете сколько должен стоить нормальный лицензионный диск? - это он мне новый вопрос. То есть на мой вопрос не ответил.
-Знаю, -отвечаю, - я ими торгую. И стоить он будет столько, сколько я поставлю. А вы, - говорю, - знаете, что есть разные виды изданий -
региональные ( это как раз в дешевых коробочка, блеклая обложка, стерео звук), московское издание - это когда красиво, и разные виды коллекционных
изданий. Вот там вообще все супер, начиная с оформления, и кончая ценой.
А про цены - я могу хоть себе в убыток и вас это не должно касаться. Ладно, - говорю, - я вот только не пойму, вы на каком основании приперлись
то? Какая у вас есть бумажка для изъятий и прочих процессуальных действий. Покажьте документ.
-А документ я вам сейчас не покажу, потом все документы покажу, - полез в бутылку Кучков. - Мне начальник сказал найти и изъять у вас
контрафактные диски.
-Да что ж вы, говорю такие неграмотные, как вы так сразу обвиняете и делаете выводы - диски контрафактные, купюра фальшивая. Даже в банке мне
написали в акте - " с признаками подделки", а для вас я уже законченный преступник? Ладно, пишите что хотите, я пойду, погуляю. Съездил за женой,
отвез ее домой. Через часик я пришел, почитал писанину.
-Не, ребята, так не пойдет, переписывайте.
- Что, почему переписывать? Что вам не нравится? – это еще один в гражданском спрашивает, тоже шарился там, помогал.
- Да все не нравится, безграмотность ваша не нравится.
- А вы что, считаете себя умнее нас? - это опять Кучков.
- Как ни странно - да, - отвечаю, - я десять лет дисками торгую, а вы каждый год новые приходите и умничаете, только куда вы потом все деваетесь?
Так что пишите, как положено, подробно, каждый диск описывайте, начиная от названия, внешнего вида и как упакован, и заканчивая признаками
контрафактности, по вашему мнению. А вот то что вы тут накалякали - Дивиди диски 44 шт. В гостях у сказки - 5 шт. - так не пойдет. Давайте я у вас
заберу все наличные деньги сейчас и напишу расписку, что получил 15 купюр. Так что пишите подробно, а я буду снимать все это на мобильник.
- Да они не обязаны так подробно все писать, - подал голос опять тот в гражданском. Интересно, почему сотрудник в гражданке все равно похож на
сотрудника?
- А вы, кстати, кто? - спрашиваю, - С ними, или гражданский?
- Я, - говорит, - понятой.
- Ну раз понятой, - говорю вежливо и достаю мобильник, - сядьте вот там на стульчике и помалкивайте. Интересно, а где второй понятой?
- Вы не имеете права снимать нас за работой! - сделал заявление опять Кучков. Умный самый, права свои знает.
- А вот, - говорю, - имею. Я на своей территории, а вот законность вашего тут нахождения у меня под сомнением. - И начинаю съемку.- Для начала
представьтесь на камеру, пожалуйста, покажите свои документы и какие либо документы для проверки.
Опять Кучков, остальные помалкивают:
- Я же сказал, что все документы будут потом. И я уже представлялся.
- Замечательное поведение, - мне смешно уже, - продолжайте в том же духе.
- Хорошо, - психует Кучков, - вот мои документы. - И полез искать в карманах куртки. Показал свое удостоверение. Действительно Кучков.
- Больше ничего не покажете, никаких бумажек?
- Нет, - как то вяло он ответил.
Тут у меня телефон зазвонил, пришлось прекратить это издевательство над сотрудниками органов. Я вышел, а когда вернулся, они уже укладывали диски
в ящики. А Кучков разговаривал по телефону:
- А вот он как раз зашел, - и сует мне свой телефон, - с вами поговорить хотят.
Из телефона раздался веселый, жизнерадостный голос:
- Добрый вечер, тытпыттыр чего то там по потребительскому рынку капитан Птыщенко!
- Добрый вечер, - говорю, - тырищ капитан, - мне становится весело от его оптимизма, от обилия веселых фамилий в местном РОВД.
- Что у вас там за проблемы? – Он решил помочь разрулить ситуацию и решить проблемы, ну надо же, какой хороший человек.
- Да вот, - говорю, - ваши сотрудники как то странно себя ведут и у меня возникают сомнения в правомерности их действий.
- Уверяю вас, что все происходит в рамках закона, - голос у него замечательный, ему бы «поле чудес» вести или вот эти передачи, где надо из трех
букв слово сложить за большие деньги. – Но если вы хотите поговорить об этом (психолог, мля), то я вас жду завтра с утра у себя в кабинете и мы
решим все вопросы, которые у вас возникли.
И отключился.
- Я вам еще нужен? – спрашиваю у Кучкова, - А то мне хлеба надо купить.
- Нет, мы без вас справимся, - это опять умный Кучков.
Уже из продуктового магазина я позвонил продавцу, и попросил его пересчитать самому все и записать хотя бы для себя, и попробовать снять
ксерокопию с их писанины. А то ведь и не докажешь потом ничего. А у них копирки нету.
Когда я вернулся, никого уже не было.
"Протокол осмотра места происшествия
Получив сигнал об обнаружении в ОСБ фальшивой купюры следователь-дознаватель (ФИО) выехал в магазин Меломан"
Мне кажется это шедевр.
Дальше идет описание, где какие двери, витрины, как были обнаружены "диски за витринами, разложенные на деревянном столе без лицензионой марки" !?
И список обнаруженного. Без подробностей. И все.
В графе "список изъятого на месте происшествия" написано просто «ДВДдиски» без названий и без указания количества.
Но это еще не все. На следующий день я поперся, как положено подавать жалобу в прокуратуру. Но (как мне везет!) секретарь сказала, что именно
сегодня она не может принять заявление, так как у нее нет печати. Ну я человек неконфликтный, приду завтра, тем более сказали, что завтра примут.
Без проблем. Назавтра и правда приняли жалобу и зарегистрировали.
И на следующий день, 12 марта, тот же Кучков с другим сотрудником с очередной смешной фамилией Шплёда (удостоверение сразу показал, только
непонятно какого хрена он кинолог из питомникаи не сотрудник ОБЭП?), пришли перед самыми закрытием в другой мой магазин.
- Че приперлись опять, по какой надобности?
-Здрасти, - сказал Кучков, а Шплёда вздохнул:
-Диски изымать...
- Вам мало было, того что вы в прошлый раз в "меломане" натворили, сколько нарушений допустили. - это я выступать начал.
Шпледа голову так задрал носом вверх:
-Сегодня мы сделаем все законно.
Интересная мысль, думаю, значит не отрицают незаконность предыдущий действий, ну-ну, посмотрим.
- Ну, давайте, - говорю, - показывайте постановление какое-нибудь за подписью вашего начальника о направлении вас сюда, или ордер на обыск, или
еще что там у вас.
- У нас есть оперативная информация, что тут торгуют контрафактными дисками, показывайте накладные, доставайте все диски с витрины, мы их сейчас
все опишем и изымем.
- Да без проблем, - отвечаю, - только вы мне покажите, какие-то бумажки о законности вашего тут нахождения. Ваша оперативная информация меня мало
колышет.
Шплёда с гордым видом вытащил из папочки своей листок - заявление от какой-то Тарасовой каллиграфическим почерком написанное, примерно таким же,
как и заполнено его удостоверение. Текст примерно такой " в магазине таком то торгуют контрафактными дисками"Дата, подпись, печать "принято"
- Ну раз такое дело, - отвечаю, - нате вам ключи от витрин, доставайте сами.
Тут Кучков очнулся издалека:
- Нет, вы сами доставайте!
- Нет уж, - отвечаю, - помогать я вам не обязан, надо - ковыряйтесь сами, а я пойду покурю.
Смотрю, жене как-то поплохело и за низ живота держится, все-таки первая беременность и 6-й месяц.
- Ты как, - спрашиваю, - перенервничала? Болит сильно?
- Да нет, терпимо, - машет она рукой, - иди, кури…
Я вышел на крыльцо, закурил и решил позвонить адвокату знакомому. Обрисовал ситуацию, мне в ответ – гони их в шею, раз нет у них никаких бумажек.
Ладно, захожу в магазин:
- Так ребята, магазин закрыт, рабочий день у нас кончился. Мы едем домой, а вы можете придти завтра. Галя, собирайся домой, все выключай, а я пока
машину прогрею.
- Вы никуда не поедете! – это Шплёда орать начинает. – Я сейчас наряд вызову, отвезу вас в райотдел и там с вами по другому побеседуют!
И тут я вижу, что жена бледнеет и, держась за низ живота, сползает по стенке. Я кидаюсь к ней, а она опять отмахивается от меня, мол, сейчас все
пройдет, иди заводи машину и вези в больницу, я, говорит, охрану вызвала.
Я выскакиваю, завожу машину и возвращаюсь. Кучков уговариват Шпледу уйти, ну их нахрен, оно тебе надо, тот стоит со слезами на глазах! И мотает
головой – не уйду.
Галя уже кое-как оделась, говорит, что отпустило немного, даже пытается улыбаться. Спрашиваю, может скорую вызвать? А с другой стороны, когда она
приедет, я быстрее до больницы доеду, да и не знаю, как по сотовому вызвать.
Тут приезжает наряд милиции, спрашивает меня – чё тут у вас? Я, говорю, вас не вызывал, вон у того кренделя интересуйтесь. Наряд в количестве двух
человек проходит мимо Шплёды, здоровается с Галиной и начинают спрашивать что то про игры, вышла ли игра, когда будет у нас и еще что-то.
Появляются чоповцы. Я им объясняю ситуацию и они просто демонстративно присутствуют. Наряд, вызванный и.о. оперуполномоченным ОБЭП, идет на выход,
по пути заявляя Шплёде – сами разбирайтесь и сваливают.
Я вывожу жену к выходу, все выходят, кроме Шпледы, который готов ждать нас «хоть до утра» и закрываю дверь на замок. Шпледа орет уже изнутри,
подождите, не уходите , давайте решим все миром, я в ответ срываюсь и тоже начинаю орать: «Ты, что совсем странный?! Не видишь, что человеку
плохо!?» А что мне оставалось делать? Не брошу же открытым магазин. Закрывая замок, спросил у Кучкова, что происходит, что за дурдом? Тот говорит,
что Шпледе приказал без дисков не возвращаться или сразу рапорт на стол. Как я понял – рапорт на увольнение.
И уезжаем в гинекологию, где жене делают укрепляющий укол.
С больницы заехали в прокуратуру. Как ни странно, хоть был там и зам.прокурора, и секретарь, но заявление принимать отказались, типа рабочий день
кончился. А зам. заявил, когда я ему рассказал ситуацию, что сотрудники действуют строго по закону. И порекомендовал не препятствовать действиям.
Пока я там беседы проводил, жене позвонили из охраны, сказали что этот придурок кнопку нажал, и ее надо отключить, а то сгорит нахрен передатчик,
по дороге нас тормознули гаишники, и смеясь спросили, че там у нас сотрудник милиции закрытый сидит, я им сказал, что сейчас откроем.
Действительно, надо ж открыть, может выйдет, да и жалко его.
Приехали, Кучков весь замерзший и в снегу ждал у дверей, второй с серьезной мордой и папочкой под мышкой стоял у дверей изнутри. И сразу начал
возмущаться, что он рапорт напишет о незаконном лишении свободы сотрудника милиции при исполнении. Я ему ответил, пиши что хочешь, давай
заканчивайте на сегодня по быстрому, берите что вам надо и сколько надо, и разойдемся.
В общем им надо было больше ста дисков, сложили сами в ящик, даже попытались подробно написать, потом пригласили понятых, по моему дежурный наряд,
которым было совершенно всё до лампочки.
И все мы разъехались по домам.
С утра я с готовой жалобой в прокуратуру. И – вы не поверите – у секретаря нету печати! И принять она заявление не может. А печать зачем то уехала
в Волгоград. Какая она у них самостоятельная, шляется где попало в рабочее время. Почему эту печать не уволили до сих и не заказали новую?
Смотрю у и.о. прокурора дверь открыта. Заглядываю и рассказываю. Тот вздыхает, но заявление принимает и на моей копии расписывается.
На следующий пришлось закрыть магазины, чтобы хоть как то посчитать убытки. Вышло, что изъято на сумму около 60 тысяч. Довольно таки крупная сумма
для нашего маленького городка и для меня в частности.
Устал я писать. В общем я опять жалобу в прокуратуру, а Кучков со Шпледой в третий магазин по тому же сценарию. Пришли, загрузили ящики и ушли,
порекомендовав жаловаться хоть президенту.
К чему я это все пишу? А просто. Чтоб все знали, что попасть может любой под жернова, и никто не защитит. И никакие заявления и репортажи по ящику
о защите граждан и наказании безпредельщив в погонах не отражают действительности, творящейся на местах, и особенно в глубинке, где рука руку моет.
Возникает желание просто закрыть все точки и начать торговать пивом, тем более скоро лето.


Телки, деньги и мой х...

- Приехали, девчонки. С вас пятьсот. – Вечер. Две мучачи приятного вида шушукаются на заднем сиденье.
- Давай мы тебе минетик отстрочим вместо денег, – говорит одна из них.
- Ну что за молодежь пошла. – Я оборачиваюсь к ним и весело подмигиваю. – Знает, как дядьке доставить удовольствие. – Смотрю на девчонок. Одна –

блондинка с большой грудью, про себя называю Памелой. Другая – стройная брюнеточка с пухленькими губками – эта будет Анджелиной. Обе –
симпатичные. Думаю, сосать должна все-таки Анджелина, в остальных вопросах предпочел бы Памелу.
- Губастенькая, давай, ты, - говорю брюнеточке. Отодвигаю назад сидение. Спускаю штаны. Она заходит через водительскую дверь, встает на колени
между моих ног. Вертит в руке с уважением мой хуй и берет глубоко в рот. Кайф. Вот так... Так... Что за черт. Вдруг в нежной мякоти рта ощущаю ряд
зубов, сцепивших мой член.
- Дядя, если хочешь, чтобы твой хуй остался цел, гони бабки, - говорит блондинка с заднего сидения.
- Да я порву вас, шалавы малолетние, – я в бешенстве от предъявленной угрозы. Сжимаю голову минетчицы своими большими ладонями. – Если, сука,
сейчас не отпустишь, пиздец тебе. Чем сильнее я сжимаю ее голову, тем больше она сжимает член своими острыми зубками. Я ослабляю давление, она тоже.
- Если что-нибудь сделаешь с моим хуем - твоя голова разлетится как тыква.
- Ты не понял, урод, условия здесь ставим мы, - дерзко говорит Памела и обращается к подруге: - ну-ка, Ален, прикуси-ка ему член, чтоб знал, кто
здесь главный.
Алена-Анджелина сдавливает зубами мой хуй, я – ее голову в ответ. На этот раз сдается она.
- Ты, борзая пизда, - обращаюсь к Памеле, - неужели тебе не ясно, что я не отдам деньги. Вы контролируете меня не больше, чем я – вас.
Памела достает сигарету. Закуривает. Думает. На лице читается неуверенность.
- Все, давайте, валите отсюда, - говорю я.
- Алена, не отпускай его, он нас побьет.
- Да не нужны вы мне, я не люблю насилие, - небрежно бросаю я.
- Я тебе не верю.
- Ладно, садись на переднее сиденье, обговорим, - предлагаю Памеле. Она послушно пересаживается.
- Тебя как зовут?
- Не скажу.
- Буду тебя звать Памелой – такая же красивая и грудастенькая. – Вижу, она польщена. – Ну, что же вы, девчонки за такое дело взялись. Сейчас бы
отплясывали в клубе с парнями, что вам, на жизнь не хватает? – Памела молча смотрит в окно. – Давайте, я вас в куда-нибудь отдохнуть отвезу, да
пару тысчонок на коктейли подкину. А про эту ерунду с шантажом и думать забудьте, нарветесь на крутого, потом беды не оберетесь.
У Памелы растерянный вид. Кладу руку ей на плечи, обнимаю по-отечески. Другой рукой глажу Анджелину по голове. Хуй во рту Анджелины придает
эротизма ситуации. Не каждый день член одинокого волка держит во рту молоденькая красавица.
- Ну что, Ален, давай поднимайся.
- М-м-м, - она в ответ мычит, пытаясь что-то сказать. Ее язычок в это время скользит по моему члену. Напряжение в паху сменяется мощным взрывом,
словно в головке хуя зарождается новая вселенная.
- М-м-м, - Анджелина мычит и кашляет одновременно, но справляется с напором спермы, не выпускает мой хуй из острых тисков своих зубов. Из ее рта
потихоньку вытекает жидкость.
- М-м-м, - Анджелина мычит, не переставая, громко и требовательно. Я, удовлетворенный, глажу ее по голове.
- А ты что-то другое от хуя ожидала, Ален?
- М-м-м.
- Что, Алена, что? – спрашивает Памела.
Анджелина изображает руками карандаш, пишущий на листе. Памела роется в сумочке и дает ей ручку с бумажкой. Положив бумажку на мой толстый живот,
Анджелина пишет: «смени меня».
- Как же я тебя сменю, Аленочка? – Памела беспомощно смотрит на подругу. Анджелина снова пишет: «возьми за яйцо».
- Я не против, - говорю я, с наслаждением закуривая, мне даже интересно, что из этого получится.
- Ален, я не могу, - ломается Памела.
- М-м-м – м-м-м.
- Ладно, ладно, сейчас.
Происходит рокировка - Памела лезет вниз, девчонки шебуршатся в тесноте, затем Памела нащупывает губами мое левое яйцо и засасывает его в рот.
Анджелина освобождает мой хуй и откашливается. Накопившаяся во рту жидкость разлетается в разные стороны, попадает мне на рубашку, а Памеле на
голову. Она достает салфетку, утирается. От минета ее пухлые губки стали еще больше и приобрели ярко красный оттенок. Я даю ей бутылку с водой.
Она пьет.
- Будешь сигарету? – протягиваю ей пачку – после секса не грех и покурить.
Она берет одну, закуривает.
- Алена, ну что, давай заканчивать это непотребство, - предлагаю я.
- Если мы тебя отпустим, ты сделаешь что-нибудь нехорошее.
- Девчонки, ну что вы, в самом деле. Я не люблю насилие. Идите с миром.
- Ты обманываешь.
- Ну, ё-моё. А как же вы планировали уходить?
- Наручники хотели надеть на тебя.
- Вот как? И где же вы их достали?
- В сексшопе, - говорит с заминкой Анджелина. Я смеюсь.
- И давно вы этим промышляете?
- Сегодня первый раз.
- Повезло мне, значит, – я опять смеюсь.
Мы сидим, молчим, думаем о своем. Я ни куда не спешу. Губы Памелы приятно щекочут яйцо.
- М-м-м, - прерывает паузу Памела. Я протягиваю ей ручку с бумажкой. Она пишет: «воняет, Ален, смени меня».
- Уж, извиняй, целый день за рулем и к татарским привычкам мыть жопу после того как погадил не приучен. Знал бы, что вас встречу, принял бы душ
обязательно и цветов бы купил, – я хохочу.
- М-м-м.
- Полин, ну не могу я, у меня челюсть уже сводит, - жалуется Анджелина.
- М-м-м.
- Сейчас. Дай докурю только, - Анджелина расстроена.
В тесноте перед моим креслом происходит еще одна рокировочка. В результате Анджелина опять держит мой хуй во рту, стоя на коленях, а Памела сидит
спереди на пассажирском сидении и отплевывается. Достает влажную салфетку, трет ей язык. Я протягиваю ей сигарету. Она закуривает.
- Фу, ну там и смердит, - сообщает Памела.
- Извини, не подготовился к вашему визиту, - опять смеюсь, веселая ночь сегодня.
- Ну что делать будем? – спрашивает она.
- Я, в принципе, не спешу. Но жалко вас, девчонки, хоть и бандитки, а славные. Сделаю вам уступку. Прикуем меня наручниками к рулю так, чтобы
отпереть их было немного затруднительно. Ключ возьму себе. Пока буду открываться, вы сможете спокойно уйти.
- Здорово, - обрадовалась Памела.
Памела дает мне ключ от наручников. Я приставляю руки к рулю. Она застегивает наручники, продев их через руль. Анджелина отпускает хуй, вылезает
со своего места и выходит на улицу.
- Ну, все, аревуар, красотки, буду вспоминать вас в эротических фантазиях, - я захожусь смехом и начинаю возиться с ключом. Но они никуда не уходят.
- Можешь не пытаться открыть наручники. Ключ – от почтового ящика. Сплоховал ты, дядя, заявляет Памела.
- Для тебя я – Михаил Юрьевич, - гордо отвечаю я.
Памела обыскивает машину. Открывает бардачок. Оттуда сыплются запечатанные пачки банкнот, в довершении вываливается пистолет.
- Вот так сюрприз, - присвистывает Памела и обращается к Анджелине: - похоже, это он, звони.
Анджелина достает сотовый и набирает номер.
- Алена Иванова. Отдел специальных расследований. Код – два двенадцать. Задержан, предположительно, подозреваемый в ограблении нескольких сберкасс
и чиновников класса «В»… нет, фамилии не помню, какой-то Маточкин-Хуяточкин. Вчера вечером данные на него пришли… да, точно, он. При задержании
обнаружено огнестрельное оружие и крупная сумма денег. Диктую адрес…. Автомобиль марка… номер… все… ждем.
- Зря вы так девочки. И как же вы меня вычислили? – спрашиваю спокойно.
- А мы тебя не вычисляли. Машину ловили и ты остановился. Вчера ориентировка пришла. Вот тебя и опознали, правда, сомневались и не знали, как тебя
задержать.
- Смелые вы, однако, и хитрые. Молодцы, благодарность по службе получите. Опасного бандита захомутали, можно сказать, одним своим обаянием, - я
пытаюсь иронизировать, а внутри у самого все напряжено до предела. Нужно как-то выбираться, - Памела, напои меня водичкой, пожалуйста.
Памела склоняется надо мной с бутылкой воды. Я вспоминаю свои детские навыки, как отец когда-то учил меня ловить ртом хлебные шарики, и,
извернувшись, ловлю зубами Памелу за нос. Она кричит от неожиданной боли и пытается выбраться, но я держу крепко – от моей хватки зависит моя
свобода и чужие жизни.
- Стреляй ему в ногу, - вопит Памела.
- Не заряжен, пистолет не заряжен, - Анджелина со злостью бьет меня рукояткой по голове. От удара еще сильнее кусаю Памелин нос.
- О-р-о-о, - я пытаюсь выговорить одно слово – о-р-о-о.
- Что? – спрашивает Анджелина, - обратно? Я не полезу обратно.
- Лезь! Он мне нос откусит,- гнусаво кричит Памела.
Анджелина лезет вниз и снова берет мой хуй в рот. Памела нащупывает ключ от наручников в сумочке и дает мне. Я отстегиваю наручники и отпускаю
Памелин нос. Она садится на пассажирское сидение, схватившись за лицо. Мы вернулись в исходное положение. Восстановили статус-кво, так сказать.
- Все, пора рвать когти, пока ваши не приехали. – Я завожу автомобиль и плавно трогаюсь. На скорости челюсти Анджелины могут сомкнуться от любой
кочки. Поэтому, еду очень медленно. Получается, что хуй дороже свободы.
В зеркале заднего вида замечаю погоню. Мне не оторваться на такой скорости. Остается последний шанс.
- Девчонки, если мы не уйдем, дети могут погибнуть.
- Какие еще дети?
- Деньги – для детей. Курс лечения лейкоза или саркомы стоит десять-двадцать тысяч евро. Эта сумма – шанс на выживание семи-восьми человек.
- Ты врешь! - кричит Памела.
- В бардачке – квитанции от прошлых выплат.
Памела роется в бардачке. Достает квитанции.
- Ален, и, правда, квитанции. Пятьсот тысяч рублей, миллион сто, семьсот тысяч. Получатель – «Фонд помощи детям», - удивленно сообщает Памела,
перебирая бумажки, - что делать-то?
- Что, фсбэшные суки, трудно выбрать между детьми и наградой? На медаль еще насосете, у вас все впереди, - надавливаю на них я.
Анджелина нехотя отпускает мой хуй: «Хрен с тобой, гони». Меня упрашивать не надо, я давлю педаль газа в пол, и, без спросу одолженный джип
послушно набирает скорость.
Утром мы вместе идем в банк, перечисляем деньги на счет благотворительной организации за исключением десяти процентов. Их я оставляю себе как
командировочные, как когда-то делал мой отец еще в советское время, продавая угнанные у ворюг машины. Дело сделано, предлагаю отметить.

Понравился пост? Поддержи Фишки, нажми:
0
7
Новости партнёров

А что вы думаете об этом?
Фото Видео Демотиватор Мем ЛОЛ Twitter Instagram
Отправить комментарий в Facebook
Отправить комментарий в Вконтакте
7 комментариев
11
LLIbIJIo 7 лет назад
Зачётно))
147
sserega 7 лет назад
прикольные истории
2
rfslf 7 лет назад
Рассказик "Телки, деньги и мой х..." просто ШЕДЕВР!!!!

Я так давно не смеялся.