Cвятая святых! Поймут те, кто хоть раз бывал в женском общежитии Cвятая святых! Поймут те, кто хоть раз бывал в женском общежитии Вот почему полицию боятся больше, чем убийц и воришек Вот почему полицию боятся больше, чем убийц и воришек Теперь вырастить зубы станет возможным в любом возрасте Теперь вырастить зубы станет возможным в любом возрасте Мужчина создал дом мечты из старой водонапорной башни Мужчина создал дом мечты из старой водонапорной башни Тупой  и еще тупее - идиоты из жизни и соцсетей Тупой и еще тупее - идиоты из жизни и соцсетей Стакан водки на столетие! Стакан водки на столетие! В Москве глава коллекторской фирмы Авторитетъ осужден на 7 лет колонии В Москве глава коллекторской фирмы Авторитетъ осужден на 7 лет колонии Эти товарищи смогут продать даже снег в январе Эти товарищи смогут продать даже снег в январе Деревня Расташевка Деревня Расташевка Разоблачаем фотоподделки, найденные на просторах Сети Разоблачаем фотоподделки, найденные на просторах Сети Лондонская студия делает глобусы по старинной технологии Лондонская студия делает глобусы по старинной технологии Гифки дня Гифки дня Петербургский фотограф абсурда, гротеска и безумия Петербургский фотограф абсурда, гротеска и безумия Этот элементарный тест пройдёт только 15% россиян Этот элементарный тест пройдёт только 15% россиян Когда твои колеса нравятся не только тебе! Когда твои колеса нравятся не только тебе! 11 фотографий диких зверей, которые вызовут у вас смешанные чувства - от веселья до страха 11 фотографий диких зверей, которые вызовут у вас смешанные... Неизвестные снимки юной Анджелины Джоли Неизвестные снимки юной Анджелины Джоли DOOM - с днём рождения! DOOM - с днём рождения!

Истории

7606

Сдала

А ведь скоро двадцать пять лет как я тут хуярю, подумал Хуножный. Двадцать, ёбаных, пять! Уму непостижимо - ведь это почти пол жизни и куда? Во
что? На что я потратил все эти годы? Да лучше бы я хипповал или битничал, жаль родился не в том месте и немного не в том время. Да нет...не делал

бы я этого - ведь я конченое ссыкло и писун. Нет, даже так - я чмо и писун, жалкий хуеплёт и лысая шваль. Кавалер ордена гниды стоеросовой и
вонючки имени Пахмутовой...Боже мой, откуда такие мысли в моей недорослой голове??? Я, блядь, всю жизнь стараюсь не пердеть в транспорте, уступать
место этому зверью в старушечьих телах, не чавкать, не дрочить больше трёх раз в день (а иначе малафья закончится, и что тогда делать), не делать
гадостей в ответ (хотя сосед сверху заслуживает моих ежедневных испражнений на каждый своё ёбаный обед из сарделек с макаронами, а, вернее, вместо
них)...
К чему все эти правила? К величайшему моему сожалению ответ я знаю превесьма чётко - так нужно, так требует мораль и устои социума, а
иначе...Иначе кулак глобализованной политкорректности в совокупности с нетолерантностью к 'ёбнутым шизикам' (конечно, под прикрытием всяких там
сраных организаций вроде 'Убьём мученика, на небесах ему воздастся' и иже с ними) непременно обрушится всей своей вязкой мощью прямо в мой и без
того поломанный в детстве нос. И он непременно сломается ещё раз и губы мои тонкие зальёт кровищей, и зубы мои зальёт, а подбородок будет
выглядеть как красный нос клоуна, который не туда натянули по пьяной лавочке...
И скажут потом - Ой, ведь Иван Хуножный, это же преподаватель литературы в таком приличном вузе, не может быть...Характеризовался положительно, не
пил не курил, как же как же...
...Дождь барабанил почти неслышно, лишь подоконник отзывался гулко и дробно. Стекло молча играло партию дождя, словно резонирующий рояль. Стекло
нажимало педали и капли роились на нём в причудливых узорах вечности, которую можно было запечетлевать на старый Зенит пока не закончится
плёнка...и все фотографии будут разными и такими одинаковыми. Несколько лет назад Хуножный так и сделал и теперь несколько тысяч снимков
орошённого стекла было поклеено поверх обоев в его маленькой комнатушке. Настроение создавалось идеальное для меланхоликов, любящих, отложа томик
Блока (или Есенина) молча и степенно, с угрюмым выражением лица дрочить на неясные образы, воспетые поэтами...Проститутки в подштаниках, все эти
грязные развратные мокрицы. На ум пришло слово 'макрель', хотя Иван не был уверен, что знает его значение...
Оох, Хуножный выпрямился и в позвоночнике хруснуло. Нужно поменьше сидеть сгорбившись у окна, хотя что ещё делать в столь прекрасную осеннюю пору,
когда деревья расстаются со своими детьми и они падают к их ногам...Я не могу...какой же я плаксивый и занудный уретроплагиат...Завтра
экзамен...экзамен...когда же это всё прекратится? Все эти трёхногие идиоты, которые жрут, бухают и ебутся, а мне не во что обуться. Хуножный
мрачно улыбнулся. Скоты, нихуя не делают, а лишь прожирают деньги своих родителей, которые так тяжело им достаются, а потом приходят ко мне, от их
анусов воняет красной икрой, а вместо соплей у них лосось, покрытый кокаином, слово последняя зелёная трава в первое заидневелое октябрьское
утро...Мрази! Мрази! - вслух повторил Иван и ему стало немножко по себе. Они думают, что они, приходя ко мне, могут надо мной издеваться? Унижать
меня, ухмыляться мне своими наглыми ртами, которые (в их то годы!!!) употребляют виски и курят марихуану! Да когда я был в их возрасте я
благодарил судьбу за кусок булки и кефир с зелёной (тут у Хуножного сжалось сердце) крышечкой из фольги! Ууу, как полуголодный выключал свет
последним, после того, как доделывал домашние задания, поворачивался к грязной стенке на скрипучем матраце и, мечтая, о свином барбекю медленно
проваливался в бездарный сон...
Они...они нихуя не делают и хотят, чтобы я ставил им 'хорошо' и 'отлично' и обижаются, педерасты, когда я их валю! Смотрят недобро так, а потом
смеются мне вслед, когда я позже прохожу мимо них, сбившихся в кучку...Они, наверное, насмехаются над моим дешёвым костюмом покроя 'долбоёб
обыкновенный' фабрики, мать её, Большевиков, над моей лысиной, которую я зачёсываю налево как Гитлер...Наверное, моей второй кличкой после Хуй
является кличка Гитлер...больше чем уверен. Хотя, блядь, как то прискорбно осознавать, что тебя называют Хуй...банально как-то...преподаватель
литературы и вдруг Хуй? Куда катится этот мир? По старому и бедному лицу Ивана скатилась солёная слеза, оставив яркий след на пыльной коже.
Ничего, завтра они у меня попляшут и ещё елейничать будут, чтобы я поставил зачёт, умолять будут, заискивать. Вот когда я для них Бог, когда я для
них хоть кто-то, а не просто пустое место, пережиток развитого социализма...
Утро выдалось ярким и тёплым, Хуножный яро щурился и дышал как собака: он обожал бабье лето и настроение у него было отличное, у него, даже,
появилась уверенность в себе. Ведь в свои пятьдесят он выглядел как минимум на десять лет старше, чувствовал себя на двадцать лет хуже, но дрочил
как в двадцать пять и это его немало удивляло. Он побрился, помылся и даже побрызгался одеколоном, хотя и не любил этого. Ботинки он решил не
чистить (всё равно ноги под столом, подумал он), а брюки он не гладил никогда, так какого хуя я их должен гладить сегодня? - агрессивно оправдался
Иван перед зеркалом.
Институт кишел и бурлил, квакал и гудел. Сука, зоопарк, процедил преподаватель литературы, и поспешно устремился на четвертый этаж на кафедру. Не
сказать, что там его любили, но...надо отдать Ивану должное - всё-таки он был профессионалом и вот вот должен был получить профессора. Сейчас
молодёжь преподавать не заманишь, поэтому все вузы держатся вот за таких козлов и, самое что интересное, что Хуножный сам это понимал, поэтому
иногда позволял себе шальнуть, посредством несмытия мочи в унитазе. Кал он всё-таки смывал, ибо боялся, что если он будет выходить, а после него
кто-нибудь зайдёт и увидит какашку то будет думать о нём плохо...
Студенты дрожащей кучкой толпились возле кабинета, желе, бля, мелькнуло в голове у него. Поздоровавшись, он пригласил троих человек и закрыл
дверь. Расписавшись в ведомости, он внимательно проследил, чтобы каждый вытянул по одному билету и задумчиво уставился в окно, вновь придавшись
своим мыслям. Настроение вдруг опять стало мрачным. Ну, вот опять, - начал Хуножный, - неужели они думают, что я не вижу, как они списывают? О,
боги, спасите и сохраните, воистину не ведают, что творят. Тупые бездарные молокососы, отребье, никто...Хоть бы один списал так, чтобы я этого не
увидел. Радует одно - они хотя бы прочитают и перепишут то, что там написано. Хоть на йоту станут умнее...Ой...надоело. Надоели! Надоела такая
жизнь, да. Да, можно отвечать! - встрепенулся Иван. А она ничего, - пронеслось у него в голове. На него пахнуло молодым телом и мятной жевательной
резинкой. Какой приятный одеколон, чуть не ляпнул он вслух и спросил - Билет номер?.. - Билет номер 18! - нарочито бодро ответила студентка и
неуверенным голосом стала рассказывать про эпоху Дэкаданса и её влияние на последующий ход всемирной литературы. Хуножный не слушал, он давно
научился делать вид, что слушает, но ни одного слова он не пропускал внутрь. Этому он научился с бывшей женой и был ей за это благодарен. Поставив
‘зачёт’, он выпил воды и пригласил следующего отвечающего.
Последней была студентка, которую он видел первый раз. Она была некрасивая, она была беременна и тупа. Она тщетно старалсь заигрывать с ним,
строила ему глазки, мерзко так из-под накрашенных дешёвой тушью ресниц...От неё воняло табаком и таким же одеколоном как от Хуножного. Квадратная
обвуь, дешёвые колготы и чёрные ногти. А эта чёлка, окрашенная зелёнкой? Иван сидел и мечтал вонзить ей томик Божественной комедии ей прямо в её
гнусный лобешник. Да так, чтобы он вошёл поглубже и посочнее, чтоб на треть вошёл. Он представил, как оттуда течёт лишь кровь и это падла умирает
тут же в аудитории и вот тогда он то уж поставит ей зачёт, да! Почему то он очень разозлился на эту бедную дуру и чётко решил не ставить ей зачёт.
Он видел, как она списывала, но по глазам понял, что она нихуя не поняла из того, что прочитала там у себя на пизде и понял - такой не поможет
даже лоботомия (тут Хуножный внезапно рассмеялся, подумав, что он понял, откуда взялось слово 'лоботомия'лоб плюс томик Данте). Студентка тоже
рассмеялся, хотя слегка напряжённо, и подумала, что он поставит ей зачёт, раз он в таком прекрасном расположении духа...
В окне была улица и люди. Куда вы все идёте? Зачем и почему? Хуножный вдруг вспомнил, кого ему напомнила эта несчастная, которой достался вопрос о
проблемах, поднятых Бокаччо в своём Декамероне. Хорошо, что ей не попался Рабле, а то был бы пиздец на корабле. И вот уже второй раз он внезапно
рассмеялся, но даже не взглянул в оправдание на съёжившееся на стуле существо, вяло открывающее свой рот в попытках выговорить шепелявым ртом
слово 'консерватор'. Засмеявшись в третий раз, он обнаружил, что она начала плакать, но виду не подал и вновь упёр свой взгляд за окно. А
напомнила она ему одну блядюгу продажную, которую он вызвонил на второй день, после того, как жена уехала от него к матери (если бывают
матери-ёбари). Откуда и как он достал номер Хуножный трижды во пизде не помнил, ибо был подшофе. Она пришла вся такая вульгарная, принесла бутылку
дешёвой водки и напоила его, чтобы он не боялся, а то хуй не стоял. Он ебал её раком и вдруг ему стало скучно. Он попросил её, чтобы она
произносила 'Ыть' каждый раз, когда хуй его шёл вперёд и она на удивление легко на это согласилась. Ыть, ыть, ыть, ыть...Хуножный ебал и вдруг его
стошнило прямо ей на спину, но Виолетта и виду не подала, что что-то произошло, и лишь чаще стала повторять 'ыть', 'ыть'...Тогда он стал
рассматривать чем он наблевал и понял, что сегодня огурцов он не ел. Внезапно она попросила воткнуть ей в жопу, на что Хуножный отреагировал
весьма бодро и дело пошло намного резвей. Виолетта стала кричать 'ыть' гораздо ярче и насыщенней, а Иван стал ей вторить, говоря 'ать'. Она 'ыть',
а он 'ать'. 'Ыть'-'ать', 'Ыть'-'ать', 'Ыть'-'ать'...
Потом он решил, что хочет высморкаться и высморкался ей прямо на спину, решив что терять уже нечего. Сопля из левой ноздри не захотела покидать
домик и повисла между носом и спиной зелёной нитью. Он решил пусть так и будет. Кончив, он досморкал соплю, дал Виолетте лишние десять долларов за
беспокойство и выгнал, даже не дав помыться. Кстати, выйдя вечером за пивом он тупо наступил мокасином в кучу говна на коврике. А на следующий
день вернулась жена и Хуножный на радостях купил 'Мартини' и фруктов и рассказал ей про вчерашнюю проститутку. Больше жена не возвращалась.
И тут Хуножному стало так горько и он, повернувшись к красной заикающейся дуре, спросил - Был ли великий Гэтсби таким уж великим? И ответом ему
была гробовая тишина обездоленного трупа. Молча поставив зачёт, Хуножный опустил голову между рук и замер. - Можно мне идти? - шёпотом спросила
Виолетта. - Валите вы все нахуй, - так же прошептал в ответ преподаватель литературы. Тихо закрыв дврь, Виолетта на цыпочках удалилась, и лишь
смутно улышал Хуножный её далёкий крик - Сдала!!!


Судьба

Странное женское имя Судьба. Никто ведь не сомневается, что Судьба это женщина? Каждому человеку , как говорят, предопределена своя Судьба. Мы
приходим в этот мир, живем, а Судьба у нас уже есть. У кого-то красивая, удачливая, у кого-то не очень. Кому-то вообще уродина досталась. Она не

растёт с нами , ни учится, не работает, она уже есть. Она иногда открывает нам ту или иную дверь, показывая куда можно свернуть, создавая иллюзию
выбора. Лишь только иллюзию. Дальше определённого свыше пространства нам не выйти.
Начло осени. Только- только начинает остывать день. Прозрачный вечерний воздух доносит все звуки и шорохи. Он идёт по траве и шуршит первыми
опавшими листьями. Мне сверху, как всегда, не видно его глаз. Я могу догадываться, о чём он думает, но я никогда не видела его глаз. У меня
сжимается сердце, когда я слышу его голос. Мне нравится его голос.
- Привет!
Он удивлённо взглянул на меня.
- Мы знакомы?
- Да, я тебя знаю с самого рождения.
Он молча смотрел и честно пытался вспомнить меня.
- Насколько я вижу, Вы моложе меня. Не можете Вы меня знать с самого рождения. Это такой способ завязать разговор? - Спросил он.
- Нет, это правда. Я знаю тебя, я твоя Судьба. Я всегда рядом, с первого толчка твоего сердца. - Ответила я.
Он посмотрел на меня как на ненормальную.
- Понимаю, что это звучит, по крайней мере, странно. Но это так. Хотя ты никогда не верил в меня и всегда опровергал моё существование.
- Ну предположим, что Вы моя Судьба. - Произнёс он. - Но говорят, что человек никогда не видит свою Судьбу. А Вы пришли или спустились, не знаю
как правильно.
- Я хотела взглянуть в твои глаза.
- Зачем?- Ухмыльнулся он.
- Я хочу попрощаться с тобой.- Ответила я.
Он заметно напрягся и посмотрел на меня уже без усмешки.
- Вы хотите бросить меня? А как же я буду без Судьбы?
- А какая тебе разница, ты же в меня никогда не верил. - Улыбаясь, спросила я.
- Ну если Вы действительно она, я вправе знать почему Вы решили покинуть меня?
- Я действительно твоя Судьба. Я расскажу тебе один случай. О котором никто не знает. Только ты, ну и я разумеется.
- Можно присесть?- Спросила я и показала на место рядом с ним.
Он кивнул и напряжённо посмотрел на меня. Я села.
- Помнишь когда ты любил? Не хмурься. Ты действительно любил. Я то знаю. Но, почему- то боялся. Боялся быть мягким, открытым, нежным. Ты боялся
решиться на большее. И она любила по настоящему. Но она в какой-то момент устала ждать и выпрашивать крупицы твоего внимания. Ей было плохо и
одиноко, но ты не замечал. А потом она ушла, молча, без истерик и обид на тебя. Ты вздохнул с облегчением. Ты даже не спросил почему, ты посчитал,
что это выход. У тебя сложилось почти всё, работа, карьера. Была влюблённость и не одна. А не так давно ты встретил её. Ты сделал шаг к ней на
встречу улыбаясь. Она узнала тебя, побледнела, но прошла мимо. А ты остался стоять с глупой улыбкой на лице. И тебе стало больно, вот здесь. - Я
дотронулась рукой до его груди. - А потом придя домой , ты отключил все телефоны и пил. Пил и плакал. Ты понял тогда , что ВСЕХ сравнивал с ней. И
равных ей не было, но ты слишком поздно это понял. - Я замолчала, глядя на него. Он отвернулся и смотрел в никуда. За тем медленно повернулся и
посмотрел на меня.
- Я верю. Почему Вы хотите оставить меня? - Повторил он свой вопрос.
- Я влюбилась! Я просто влюбилась! - Улыбнулась я.
- А я, как я буду без Судьбы? - Спросил он тихо.
- Не бойся тебе дадут новую.
- А если я не хочу другую? Как быть? Мне нравишься ты! - Сказал он.
- Ты не хочешь счастья своей Судьбе? Не будь эгоистом, ты же хороший человек. - Ответила я. - Отпусти меня.
- Я свою новую увижу? - Спросил он меня.
- Нет,но она будит с тобой до конца. Она хорошая. В плохие руки я бы тебя не отдала.- Засмеялась я.
- Хорошо, иди , я отпускаю тебя. Я дествительно веду себя как эгоист. Прости! Будь счастлива! - С грустью в голосе произнёс он.
- Можно я посмотрюсь в твои глаза? Я всегда хотела это сделать. - Спросила я и наклонилась взглянув в лицо..Они были голубые, чистые и глубокие+ "
Я так и думала, я не ошиблась, влюбившись в него" -Подумала я, встала и покинула его.

Почти совсем стемнело. На скамье сидел мужчина. У него не было желания уходить, он с грустью вспоминал сегодняшний день и лицо своей Судьбы. Она
ему понравилась, она была красива.
- Здравствуйте!- Прозвучало рядом.
Он оглянулся, на тропинке стояла молодая женщина с газетой в руке.
- Вы не покажите, как выйти к площади? Решила срезать путь и, похоже, заблудилась. - Продолжила она.
- Давайте я Вас провожу, если не боитесь. - Мужчина встал и взглянул на неё. " Черт, какие глаза! Где я их видел? Это сон+"
- Боюсь, но выбора нет. Вы тут, похоже, один. А ночевать под кустом не хочется. - Засмеялась она.
" И этот смех, я, где- то слышал!" - Мелькнуло у него в голове.
- Пойдёмте.- И они пошли рядом навстречу шуму вечернего города.
- Ну, вот подруга, ты добилась своего. - Произнесла ЕГО новая Судьба, глядя на них сверху. - Ты влюбилась, ты теперь рядом с ним. Я буду вас
испытывать, буду бить. Но я буду всё-таки благосклонна к вам. Вы заслужили это. Чтобы ваша судьба любила ВАС.
И над парком зашумело вновь запущенное колесо уже ИХ Судьбы.


Секс по-маленькому

- А ты видела, какие у них пиписьки?
- Ну, такие... маленькие, висят …
- А как же они их в тетек запихивают?
- Руками, наверное…

А вы что думали о сексе в шесть лет? А в восемь? Лично я, например, была уверена, что дети берутся от поцелуев. Когда же узнала, что такое член (а
назывался он тогда исключительно по-матерному) была глубоко возмущена тем, как он может использоваться. О, как жестоко пошутила мать-природа!
Лучшая подруга на уроке русского языка открыла мне сию страшную тайну, доверенную ей старшей сестрой. Учитывая тот факт, что мужики из данного
отростка писают, мы вообще не понимали, как можно согласиться, чтобы ЭТО можно в себя засунуть. «Ну, наверное, только ради ребенка и один раз», -
утешали мы друг друга.
На самом деле, устройством организма противоположного пола дети начинают интересоваться чуть ли не с пеленок. Я думаю, младенцы искренне не
понимают, почему у папы нет питательной сиськи. Ну, а уж в детском саду – святое дело. Демонстрация собственной наготы среди детишек является
довольно распространенным явлением, типа: а у тебя так? а у меня во как!
И ничего такого здесь нет, несмотря на праведный гнев воспитателей. Забавно, что в общих туалетах детских садов считалось неприличным засветить
зад, в то время как показ писек был нормальным явлением. Эх, прав был старикашка Фрейд…
Чуть позже в ход пошло насилие: задирание юбок, сдергивание одеял и зажимание в тубзиках наиболее слабых особей. Слова «трусы» и «лифчик»
воспринималось как нечто безумно смешное. Впрочем, белье девочек-подростков конца восьмидесятых было действительно на редкость дурацким. Да и
мальчики Dim’овских трусов не носили. Помните раздевалки на уроках физ-ры? Мальчишки вталкивали друг друга в девчачью раздевалку и с хохотом
смывались, после чего с восторгом рассказывали, что видели, как у Ивановой сиськи уже растут. А пресловутая Иванова скакала через козла, тряся к
восторгу зрителей пресловутыми молочными железами. Ну не лифчик же ей во втором классе одевать! А вот из личных архивов: один мальчик опоздал на
урок, мест в мужской раздевалке не было, и он переоделся прямо в зале, продемонстрировав застиранные голубые трусики. Бедный парень стал
посмешищем класса, хотя, казалось бы, не член же он на парту положил!
Где-то классе в шестом мальчики открыли для себя волшебство зеркал, закрепленных на ботинках. Уж не знаю, чем они их там крепили, но тайна
подъюбочного пространства перестала быть тайной. Правда, кроме хэбэшных колготок с двумя швами на попе видно ничего не было. Зато радости были
полные брюки!
А какой кайф – зажать девчонку в углу и дрожащими ручонками расстегнуть ей лифчик под блузкой! Еще лучше сделать это в отношении впередисидящей
прямо на уроке злой училки. Обернуться и дать хаму по лбу нельзя, шипеть нельзя, сиди вот и ерзай от щекочущихся бретелек. Единственное утешение –
на перемене двинуть поганцу пониже пупка.
Лет в тринадцать начались байки, которым мы, девчонки, искренне верили. Группа наиболее активных юнцов сочинила целую легенду о том, когда, как и
в каком порядке они имели молоденькую учительницу истории, которая и вправду (в силу юности, видимо) не отличалась скромным поведением в школе.
Фантазии юных мастурбаторов доходили до такой степени, что в ход шли скалки и бутылки от шампанского, причем у бедной женщины, по их словам была
ТАКАЯ щель, что бутылка влезала донышком вперед. Ужас, да и только! Кстати, любопытно, этикетку они сдирали – или как?
Прочие истории были не лучше. Каждое лето в красках рассказывалось, кто сколько деревенских девок в кустах (на пляже, в горах, на сеновале и т.д.)
жестко оприходовал.
Забавные термины придумывали юнцы для обозначения новых для них предметов и явлений: член именовался сосиской, морковкой, бананом и прочими
съедобными удлиненностями, слово «персик» означало женские половые органы, а «дыни», соответственно, грудь. Дальше овощного прилавка почему-то
фантазия не шла… Зато для занятий любовью глаголов существовало множество, например: напихать, засадить, сунуть, всунуть, присунуть и засунуть,
вздрючить, ну, трахнуть, ясное дело, а также впрыснуть, нагнуть, завалить, натянуть… Разнообразие терминов компенсировало бедноту опыта,
количество же выдуманных половых актов доходило до таких цифр, что, я думаю, у них до сих пор столько женщин не было. Что характерно, истории
мальчиков становились достоянием всего класса, в то время как дамы шушукались по углам рекреаций и туалетов. И в их историях правды вообще-то было
больше...
Отдельно надо упомянуть о вечеринках. Под медленные завывания Romantic Collection выключался свет, и… Стойные девичьи тельца прижимались к
мальчиковым скелетикам, касания щекой казались верхом эротизма, а нарушение пионерского расстояния расценивалось как поступок, достойный долгого
обсуждения. И все это было безумно круто! Не приглашенные на вечеринки считались полными лохами, а счастливые гости – членами тайного общества
развратников.
Первые поцелуи, обжималки по лавочкам и подъездам…Кто объясняет юным любовникам, что когда целуешься, надо языком тоже двигать? Мне рассказывали,
что одна юная дама и ее кавалер об этом не знали, и долго наслаждались прикосновением широко раскрытых ртов (что рот надо открывать – они по
телеку видели).

Понравился пост? Поддержи Фишки, нажми:
0
1
Новости партнёров

А что вы думаете об этом?
Фото Видео Демотиватор Мем ЛОЛ Twitter Instagram
Отправить комментарий в Facebook
Отправить комментарий в Вконтакте
1 комментарий