Истории

12259

Принцесса петербургского гетто
Зимние девушки отличаются от летних. Летом – все напоказ. Зима вносит свои коррективы. Барышни, лишенные персональных авто, вынуждены укутывать красоту от
мороза. Тем приятнее порой чудесное превращение.
Родной спортзал закрылся на ремонт, продолжительный и вялотекущий, как недолеченный триппер. Пришлось перебраться в «Планету фитнесс», где и произошло
знакомство.

Я уже закончил тренировку и собирался идти на массаж, когда в холл вошла она.
Запахнутая в длиннополую мутоновую, мышиного цвета шубейку до пят, она напоминала кокон. Но стоило ей скинуть шубу, и вот оно, мгновенное перерождение в
бабочку. Высокая брюнетка являла собой дивный тип южнославянской красоты: длинные прямые ноги, с чуть полными, но от того еще более роскошными бедрами,
выставленными на всеобщее обозрение из-за мини-юбки стрэйч, что заканчивалась сразу после круглой подтянутой попки, чуть пухленький, но прокачанный животик с пирсингом в пупке, прекрасная, не по возрасту развитая грудь, что так и рвалась из топика от Mimic при каждом ее шаге. Шикарные волосы, правильные черты
лица, огромные глаза и пухлые губы – словом, девушка на зависть.
Девушки с такими формами при должном уходе за собой остаются лет до шестидесяти роскошными женщинами a-la Софи Лорен.
В России, особенно в провинции, они к двадцати пяти годам превращаются в крупных погрузневших теток.
Познакомились мы только через неделю.
Маргарита, студентка универа, могла позволить себе лишь абонемент с fix-time training как самый доступный по цене. Мы сидели в ресторане «Москва», пили
травяной чай, ели суши.
Ей было приятно внимание ухоженного зрелого мужчины, хотя бы и женатого, я же наслаждался обществом юной феи, которой едва минуло двадцать. Маргарита училасьна филолога.
Раз я пригласил ее на закрытую вечеринку «Привет, 90е». Сам долго думал над своим dress code, достал было видавший виды суконный пиджак зеленого цвета с
«золотыми» пуговицами и горчичные слаксы.
Затем, одумавшись, ограничился черным кожаным пиджаком от Armani, надев его поверх белой футболки с V-образным вырезом и классического покроя брюками из
мягкой шерсти от GFF.
С выбором спутницы я не ошибся: большинство мужчин в возрасте около сорока предпочли взять на вечеринку юных дев в качестве спутниц. RnB- принцессы,
прекрасно отплясывали под хиты «Комбинации» и «Белого орла», пока их спутники предавались беседам.
Больше всего алкоголя было на столе, расположенным под баннером «Федерация фитнесса и бодибилдинга». Здесь выпивали и за встречу, и за французский жим, да и просто так, не забывая закусывать тарталетками с икоркой и различными мясными деликатесами.
С вечеринки я едва не уехал за продолжением в Финляндию: давний приятель Карпман, серьезный юрист, внешне напоминавший Денни де Вито, выпивоха, бабник и душалюбой компании, только что в третий раз женился на двадцатилетней высоченной блондинке, выпивал рюмашку за рюмашкой и призывал составить им компанию в поездке. Разгоняя брильянтовый дым соблазна, я ссылался на необходимость понедельничного появления в офисе, когда к нашему столику вернулась Маргарита, приятно
раскрасневшаяся от шампанского и танцев.
- А поехали с ними, Грин. Ну, пожалуйста. У меня же жизнь, полное болото.
Я не смог устоять перед женскими чарами и сказал Аркаше, что мы приедем в понедельник вечером.
Он записал мне адрес и дал координаты для навигатора.
- У тебя паспорт то есть, солнце?
- Конечно. И паспорт, и виза.
Впрочем, в этом не было ничего удивительного. «Курица не птица, Чушка не заграница» - эта поговорка знакома каждому питерцу. Это как раз пример цикличности развития событий: раньше финны (финики, как называли их у нас) ездили бухать в Ленинград на каждые выходные.
Теперь Питер стал слишком дорогим городом. Финики отрываются в Выборге или Карелии, где весь алкогольно-блядский бизнес заточен под них, а все питерцы бухают в Финляндии, вызывая у аборигенов зависть от русского размаха в отдыхе.
Карпман снял отличный коттедж неподалеку от Savanlinnaa. Мы выпивали, парились в сауне, катались на снегоходах. Новая жена Аркаши была барышней, любящей
выпить и легкой на подъем: ее легко можно было обнаружить, к примеру, на кухне, старательно делающую минет супругу.
Я же был приятно обрадован, что Марго сочетала очарование юности и роскошь форм с недетским темпераментом в постели.
Увы, у каждого праздника есть свой конец: уже в среду вечером мы возвращались.
- Поедем ко мне, Грин. Я знаю, что мы сейчас расстанемся. Но пусть это будет утром, - сказала она.
- А родители?
- Да маме давно фиолетово все на свете.
И я решился. Уже около одиннадцати вечера мы завалились в ее квартиру в Веселом Поселке.
Сам район был настоящим питерским гетто. Именно здесь, когда по весне тает снег, шприцов под окнами унылых панельных домов больше, чем окурков. Ее мать была сильно потасканной женщиной со следами былой красоты. Хотя она была едва ли не моей ровесницей, она казалась лет на десять старше.
- О, привет, доча. Вот и мужика привела…
Мать жила с очередным воздыхателем, сутуловатым мужиком лет пятидесяти с лицом классического алкоголика.
- Ну что, посидите с нами?
Я достал бутылку Jack Daniels, купленную в дьюти по дороге и молча поставил ее на стол.
- Не мам, я спать. Мне на учебу завтра. Приходи скорее, Грин, я тебя буду ждать (шепнула она мне на ухо).
Сожитель пил виски стопарями, кряхтя и багровея, мать не особо отставала от него, манерно пригубливая по полстопки.
- Алексей, - протянул он мне руку. Вот скажи, почему Россию раскрали, сволочи? Я, бля, офицер. А хули толку? Вот, бля, охранником теперь сижу, в магазине,
где баба моя на кассе стучит. В халупе живем, бля! Мне, бля, по заслугам, три «Волги» положено, во как. Ты понял?! А вы жируете тут бляди! Ты хоть танк то вглаза видел, а?
Я уже приготовился было к тому, что офицер сейчас полезет драться.
Однако Алексей вместо этого налил себе очередной стопарь, встал, и гаркнув «за прекрасных дам», маханул его с локтя.
Затем осел на табурет, заперхал, стал пунцовым, но не блеванул, задавил вискарь заглоченным прямо из бутылки лимонадом. После чего стал смирным и что-то
бормотал уже себе под нос.
Я выскользнул из-за стола и пробрался наконец-то в комнатку Маргариты.
- Теперь ты понимаешь, что я на все пойду, чтобы ни жить так, как они, прошептала Марго, прижимаясь ко мне своим роскошным упругим телом. Да пусть что
угодно, только не так.
А сейчас – еби меня!
От усталости и алкоголя я долго не мог кончить. Уже заныла поясница и начала кружиться голова, когда я наконец-то разрядился, по-стариковски кряхтя. Проспаля недолго.
Электронные часы возле кровати показывали 5-43, когда я понял, что уходить надо сейчас. Тихонько слез с кровати и стал одеваться.
- Ты уже уходишь? – она все же проснулась. Береги себя, и большое спасибо. Это прекрасные воспоминания. И я не о чем не жалею. Прощай.
- Спи, принцесса. И знай, все у тебя получится. Засни с мыслью, что весь мир создан для одной тебя. У тебя впереди будет интересная и красивая жизнь, в
которой все будет зависеть только от тебя. Так и будет. Я точно знаю.
Проходя из комнаты по коридору, я увидел на кухне Алексея, нахохлившегося над банкой каких-то соленых грибов. Рядом стояла початая бутылка водки. Он что-то попытался сказать мне, но лишь бессильно закачал головой и что-то промычал.
Я захлопнул дверь, и вышел на Ириновский. На улице было абсолютно безлюдно, лишь изредка проезжали машины. Мимо проехал автомобиль ППС, притормозил, но по
видимости я не вызвал у них интереса.
Менты поехали дальше. Я поднял руку. Вскоре рядом затормозила видавшие виды четверка с пожилым армянином за рулем.
- В центр, пятьсот.
- Поехали.
В машине было тепло, я закрыл глаза и чуть задремал, слушая радио.
По минутам осыпается ожидание невозможного,
Ранним утром просыпается от движенья неосторожного.
Как молчанием ледяной зимы, нас закутало неизвестностью.
Здесь так долго друг друга искали мы, и, конечно, пропали без вести.
Проститься нету сил, закрываю я глаза,
Закрываю, сквозь туман уплывая
По аллеям столицы.
Проститься, за потерей - потеря, и года полетели,
За дождями - метели,
Перелётные птицы……

10 СОВЕТОВ НЕНАВИСТНИКАМ МОСКВЫ
1. Прежде всего, отбросьте условности. Этот город вам не родной, верно? Так что не стесняйтесь сморкаться в два пальца, материться и смачно сплевывать на
мостовую. Приспичило по нужде? Рядом всегда найдется чужой подъезд или детская площадка! Поверьте, москвичам ваша самобытность и раскрепощенность только
импонирует.
2. Некоторые чудики ориентируется в городе при помощи указателей, схем проезда, справочных и тп. Не вздумайте утруждаться подобными мелочами!
Москвичам безумно нравиться, когда их останавливают вопросами: как работает Черкизовский рынок, что это за станция метро, и где тут улица… как ее… ну та, где белый дом с зелеными балконами!
3. Уясните раз и навсегда: несмотря на множество заводов, фабрик и НИИ, Москва ничего полезного для страны не делает! Если
кто-то скажет вам, что город обеспечивает 30% бюджета страны, а благодаря его заказам кормится с десяток российских областей – смело отвечайте что это
выдумки столичных масонов.
4. Помните: честно и много трудятся только в вашем Устьпердющинске! В Москве же живут одни олигархи. У нас лишь два занятия – по ночам разлагаться в шикарных клубах, а днем раскатывать на черных «BMW» и обирать регионы. Сразу дайте понять: вы насквозь видите наши темные делишки! Уместны следующие фразы: «что суки – не все еще сожрали?!», «никак на нашем горбу не наездитесь?» и тд.
5. Само собой разумеется, что каждый москвич несет ПЕРСОНАЛЬНУЮ ответственность за все
происходящее в РФ. Снегопад, затопление или новый закон о ликвидации льгот устьпердющинским дворникам? Немедленно высказывайте нам свои претензии! И пусть
вас не смущает, что закон принят правительством, в котором почти нет коренных москвичей. Правительство где сидит? В Кремле. А где Кремль? Правильно, в
Москве. То-то!
6. Если Вас угораздило снимать квартиру в столице - сразу установите в доме свои порядки. (Это только в пословице по чужим монастырям со
своими уставами не ходят). Пусть общественность привыкнет: там, откуда вы прибыли, нижнее белье сушат во дворе, с соседями перекликаются из окон, а по ночам слушают Сердючку на полную громкость. Кому не нравиться –пусть съезжает!
7. Попав в Москве в незнакомую компанию, сходу поставьте окружающих в известность:
как вы ненавидите этих уродов москвичей! Не бойтесь никого оскорбить. Во-первых, в последние годы настоящих москвичей в городе днем с огнем не сыщешь.
Во-вторых, даже если среди вас и затесался ЖИВОЙ москвич, он промолчит. На него давит комплекс вины за то, что он родился здесь, а не в Устьзадрищенске.
8. При малейших финансовых затруднениях просите в долг. Жители столицы буквально изнемогают под грузом нечестно заработанных миллионов. Стыдите москвича тем, что в Х*евотутуевске на его зарплату можно прокормить 5 жителей, кота и 4 коровы! И пусть не оправдывается непомерными московскими ценами, это не ваши
проблемы. Отдавать взятое не торопитесь. Денег у москвича настолько много, что напоминать вам о задолженности – просто хамство.
9. Вообще: пожалуйста, почаще
удовлетворяйте свои нужды за наш счет! Например, если вы не позаботились, где будете ночевать – скажите об этом знакомому москвичу, пристально глядя ему в
глаза. У любого из нас всегда наготове отдельная комната, специально для таких случаев. А теща может и в прихожей поспать. На раскладушке.
10. Пришла пора
подумать о карьере. Главное, хоть бочком, да пристроиться в солидную контору. Теперь оглядитесь хорошенько. Кругом коллеги из провинции! Посетуйте землякам: как трудно простому пацану в этом городе… Пусть хлопочут. Немного поднявшись, ищите поблизости москвича, чья должность более перспективна. Именно его место вам предстоит занять. Не беспокойтесь: мы, москвичи, совсем не дорожим нашей работой. У нас и так все есть. Смело идите к начальству и предложите выполнять те же обязанности за чуть меньшие деньги. Не забудьте понаблюдать, как москвич собирает вещи.

Студенческие истории
Как известно, Карлсон, Великий и Ужасный, завещал нам три метода борьбы с домашними и административными монстрами: курощение, низведение и дураковаляние.
Являясь ревностным адептом бессмертного учения, я широко применяла все три. Про курощение я вам уже рассказала, теперь настал черед низведения.
Было это давно, училась я в славном тогда Инязе на инязвочку, и была у нас замдекана, носившая грозное прозвание Бычко. Имя это приводило в трепет не только бесправных студентов, но и весь преподавательский состав. Ходили упорные (и видимо, небезосновательные слухи, что не чай она там пьет помимо своих прямых
преподавательских и административных обязанностей "страшлая и ужаслая" Бычко "стучала куда следует". Поэтому никто не рисковал лишний раз попадаться ей на
глаза.
А глаза она, надо сказать, имела весьма примечательные, как, впрочем, и весь прочий габитус. Больше всего она напоминала вставшую по недоразумению на задние лапы жирную крокодилицу, втиснувшую свои чешуйчатые телеса в тесный "депутатский" костюмчик, а когтистые задние лапы - в лакированные остроносые туфли на
тончайших шпильках, которые не подламывались под ее супертяжелым весом в нарушение всех законов природы. Красная, необъятная морда фрекен Бычко излучала
яростную готовность выжигать крамолу каленым железом. А главным украшением этого звериного оскала служили маленькие, пронзительно черненькие глазки,
утонувшие в плохо пропеченных излишках плоти, как засушенные изюмины в старой плюшке. Кстати, несмотря на то, что наша грозная фрекен смотрелась на хороший полтинник, мы вскоре с изумлением узнали, что лет-то барышне на самом деле всего... двадцать семь. Так и бороздила она институтские коридоры, как
полузатонувший топляк, угрожающий мирному судоходству, а перед ней с придушенным писком разлетались по углам препы и студенты.
Все бы было ничего, если бы засранка Бычко еще и не вела часы, причем самые что ни на есть профильные - английскую практику. Подозреваю, что деканат
специально назначал эту инквизиторшу в самые неблагонадежные группы, каковой и являлась моя, вторая группа, состоящая исключительно из раздолбаев, которые не соизволили явиться на первое собрание для получения студенческого билета. В общем, подвалило нам это счастье на втором курсе, как говорится "свезло, так
свезло".
На первом же занятии добрейшая фрекен сначала минуты три разглядывала притихшую группу, переводя сверкающие, как адская смола, черные булавочные буркалы с
одного оробевшего студента на другого в зловещем молчании. Я, воспользовавшись благословенной паузой, непочтительно пялилась в окно, поэтому попросту не
заметила состоявшегося сеанса массового гипноза. На остальных же ее инквизиторский взгляд произвел столь неизгладимое впечатение, что даже лучшие ученики на ее занятиях стали забывать самые элементарные вещи, терять дар речи и остатки сознания, чем приводили фрекен Бычко в состояние свирепого садистического
восторга. С изумлением я почувствовала однажды, как моя соседка вдруг схватила меня за руку холодной лапкой, дрожавшей как овечий хвост, в преддверии своей очереди отвечать, и на мой участливый вопрос, о том, что с ней случилось, выдавила хриплым шепотом: "Я ее боюсь". Это удивительное признание заставило меня наконец прислушаться к тому, что происходит вокруг ("Штирлиц насторожился").
В общем, очнулась я от своего благодушного транса через пару занятий, когда, распаленная очередным невразумительным ответом, наш тиранозавриха разразилась
чуть ли не площадной бранью, обещая нам бесславное будущее и всяческие кары административного, а также уголовного характера (всей тирады я не помню, но
прозвучала, в частности, сакраментальная фраза "По вам тюряга плачет!"). Это меня удивило, поэтому, прервав брызгавшую ядовитой слюной гадину, что привело ее в состояние кататонического ступора, я заметила, что ее положение преподавателя не только не дает ей право нас оскорблять, но, напротив, обязывает вести себя максимально корректно, а посему я предлагаю ей немедленно извиниться. Соученики мои замерли в священном ужасе, ожидая, вероятно, что на неразумную меня
немедленно прольется с небес карающий огонь или еще какая-нибудь библейская дрянь.
Ничего страшного, однако, не произошло - покрывшись кирпичными пятнами интересных форм и разнообразной локализации, похватав с минутку воздух ртом,
крокодилица через силу прошипела: "Well, excuse me, if you take it like that", что не вполне меня удовлетворило, поскольку являлось извинением только по
формальным признакам (в вольном переводе звучит как "Ну, извините, если вы такие нежные", но все же позволило закончить занятие в более вменяемом формате.
В следующем же перерыве ко мне подошли несколько студенток с 4 курса и со смесью недоверия и восторга спросили: "Это ты, что ли, Бычко на х.. послала?" Вот так и рождаются легенды.

Понравился пост? Поддержи Фишки, нажми:
0
11
Новости партнёров

А что вы думаете об этом?
Фото Видео Демотиватор Мем ЛОЛ Twitter Instagram
Отправить комментарий в Facebook
Отправить комментарий в Вконтакте
11 комментариев
2
TaigaTiger 7 лет назад
АФтар пЕсдит!!! Ириновский ни фига не в Веселом поселке. Питера не знает. Наверное, москвич...
56