По-настоящему полезные товары, за которые не жалко отдать кровно заработанные По-настоящему полезные товары, за которые не жалко отдать кровно... «Встреча племен радуги»: собрания современных хиппи «Встреча племен радуги»: собрания современных хиппи Модель отправилась в турпоход и делает пикантные снимки на лоне природы Модель отправилась в турпоход и делает пикантные снимки на лоне... Смешные комментарии из социальных сетей Смешные комментарии из социальных сетей Уральский школьник сконструировал компьютерную мышь для безруких Уральский школьник сконструировал компьютерную мышь для безруких "Ониже" на парковке "Ониже" на парковке Гений из кондитерской Гений из кондитерской Забытые профессии древней Руси, которые удивят современного человека Забытые профессии древней Руси, которые удивят современного человека Красота и удивительная фантазия мастеров  дверных ручек Красота и удивительная фантазия мастеров дверных ручек Медведица ловит лосося и кормит своих медвежат Медведица ловит лосося и кормит своих медвежат Про рафинированное подсолнечное (и не только) масло Про рафинированное подсолнечное (и не только) масло 12 чернушных комиксов с тонким исландским юмором 12 чернушных комиксов с тонким исландским юмором Гифки дня Гифки дня Ужасы викторианской хирургии: подробные иллюстрации Ужасы викторианской хирургии: подробные иллюстрации Смешные картинки с надписями Смешные картинки с надписями Сегодня - всемирный день инвалидов. Посмотри на них  и не ной Сегодня - всемирный день инвалидов. Посмотри на них  и не ной Восхитительные иллюстрации от бразильской художницы Каролины Гарибы Восхитительные иллюстрации от бразильской художницы Каролины Гарибы Шикарные, поистине  королевские платья Шикарные, поистине королевские платья

Истории

19583

И снова про то же ...



Помнишь рекламу «Мы такие разные, и все-таки мы вместе»? Так фигня это. Демоны и ангелы вместе не уживаются. Заявляю со всем авторитетом
демона, неоднократно дававшего в голову ангелу.
Начинается всё чертовски мило и романтично. Небритый демонюка в затёртой кожанке и остроносых ботинках видит миленького ангелочка с бантиками,
такое нежное, чистое, светлое и воздушное создание с большими, кристально прозрачными наивными глазами. Бац! Попался, демон.
Небесная возвышенность этого существа внушает восторг, граничащий с эйфорией. Ее утонченность и грация вызывают восхищение. Она занимается
танцами, изучает языки, у нее хорошие манеры, от которых не несет за версту аристократическим снобизмом, нет, просто она ведет себя как
образованный, культурный человек, с чувством собственного достоинства и уважением к ближнему своему.
План барбаросса, наступление по всем фронтам, лобовая атака! И вот, она в твоих объятьях, сражена наповал твоей мужественностью и брутальностью.
Какое упоительное чувство, когда это неземное создание обретает плоть.
Теперь к ней можно прикоснуться, обнять, поцеловать, запустить нахальные руки под кофточку. Как будто током пронзает, когда впервые не
обнаруживаешь под кофточкой лифчика, и ладонь встречает упругое тепло девичьей груди. Ее тихое «Ах!» на вдохе, и ты чувствуешь, как на
мгновение напряглась упругая струна ее тела. Но вот она снова расслабилась, ощутив нежность твоих ласк. И твои руки блуждают по всему ее телу,
пока что скрытому одеждой, стремясь охватить все изгибы, выпуклости и впадинки, впитать ее тепло и упругость в самое твое подсознание.
Оттопырившаяся ширинка твоих джинсов упирается ей туда, где сходятся ее очаровательные ножки. Твои руки жадно хватают ее ягодицы, прижимая ее
всё плотнее, и… Да… Ну, с кем не бывает?
А когда ты впервые снимаешь с нее трусики, твое сердце взрывается, взрывная волна отрывает тебе голову и наполняет член ядерной мощью.
Всепоглощающее желание вонзиться… Но нет, до свадьбы ни-ни. Целочка должна быть целой. Не беда, можно обойтись и другими способами, ведь ты же
честный и порядочный демон. Любой уважающий себя демон весьма горазд на эти другие способы. И вот, целочка цела, а девочка плачет на твоем
плече, испытав свой первый оргазм. Она еще не понимает, как ты делаешь так, что ее сотрясают приступы дрожи, что ее тело само, вопреки ее воле
выгибается, а бёдра сами подаются навстречу удовольствию.
И самое интересное. Твой член в ее руках, но она совершенно не умеет с ним обращаться. Ее руки тёплые, ласковые и нежные, но абсолютно
неумелые. Ничего, научим. Немного ласки, терпения, такта, немного педагогических навыков. Кто еще лучше тебя самого объяснит девушке, как
обращаться с твоим членом? И самое главное – практика, постоянная практика.
Еще один полезный для девушки навык. Минет. Ты столько раз слышал, как кто-то долго и упорно разводил девушку на минет. Тебе это непонятно. Все
девушки, с которыми ты занимался сексом, делали тебе минет. Сами. Их даже не приходилось просить. Девочка-ангелочек не исключение. Она полна
энтузиазма сделать тебе приятно. Но с первого раза у нее получается сделать тебе только больно. Да, пришлось потерпеть, пока она не научилась.
Но результат того стоил. Через каких-то два-три дня, доставив ей удовольствие, ты расслабленно откидываешься и получаешь свою порцию вполне
заслуженного кайфа. Непередаваемое удовольствие – наблюдать, как нежные губки твоей девочки-ангелочка обхватывают твой член. А она облизывает и
обсасывает тебя, еще слегка неумело от недостатка практики, но уже чертовски приятно. Умница, отличница, красавица, аспирантка филфака, знаток
театрального искусства и хореографии, преподавательница английского языка в институте, губами, не произнесшими за всю ее двадцатитрехле
тнюю жизнь ни единого матерного слова, увлеченно сосет твой хуй. Ради этого стоит жить, не правда ли? И от этого она не становится менее
возвышенной и неземной. Зато становится куда как более обожаемой.
Пока она постигает азы сексуальности под твоим чутким руководством, ты тоже меняешься. Теперь ты всегда выбрит, в свежей одежде, носки меняешь
три раза в день, пахнет от тебя не табаком и пивом, а хорошим парфюмом. На тебе не потертая кожанка, а красивый костюм и шелковая сорочка. Не
пьёшь. Не куришь. Даришь подарки и цветы своему ангелочку, водишь в кино, театр и рестораны. Всеми силами стараешься быть нежным, ласковым и
романтичным. Возможно, у тебя это даже получается. Вы признаетесь друг другу в любви, воркуете как голубки, проводите почти всё свободное время
вместе. Тебе с ней интересно, и ей с тобой тоже. Бесконечное количество тем для разговора, чертова туча дел, которыми можно заняться вместе. У
тебя отказывают все инстинкты самосохранения. Ради перспективы ежедневно неистово трахать это небесное создание во всех мыслимых и немыслимых
позах ты готов жениться на ней.
Первые сомнения приходят с парой оброненных ею фраз. «На мне нельзя экономить!» Начинаешь перебирать почему, где, когда и как. Не срастается.
Никогда не экономил на ней. Комп полгода без апгрейда, курить и пить бросил. Все свободные деньги – на кафе, рестораны, кино, подарки и цветы,
походы в театр, на каток. Так почему она решила сказать мне это? Разве я давал повод? Разве я был скуп? Пока твоя башка пухнет от первого
перла, тебе выдают второй. «А если ты купишь квартиру, ты перепишешь половину на меня?» Ответом было «да, конечно, безусловно, а как же иначе»
и всё в таком духе. Но для тебя всегда было само собой разумеющимся совместное владение супругами жилплощадью. А ее вопрос прозвучал как… как…
нота недоверия? вспышка меркантильности? Как бы то ни было, ты даже делаешь ей предложение. В ресторане, за романтическим ужином, колечко. Всё как надо. Сказала, что подумает. Думала
не так уж и долго, день или два. Зато долго говорила, топя суть своего монолога в чертовой туче ненужных слов. Да ты и так уже понял. Вы с ней
разные. Она ангел, ты – демон. Она хочет найти своего поля ягоду. И ваще – нет любви. Давай останемся друзьями. Ты честно попробовал, но в один
прекрасный момент вспылил, прорычал что-то, и демонстративно свалил за горизонт, излучая ярость всей поверхностью спины. Появилось ощущение,
что тобою банально попользовались. Конфетно-букетный период финиш, лимит подарков закончился, дальше свадьба, супружество и совместные
проблемы. А ангелочкам не хочется чужих проблем, им своих хватает.
Такая вот фигня. Ангелочкам подавай высоких белокрылых белокурых архангелов в белых смокингах и на серебристых лексусах. Чтобы ангелочки могли
спокойно заниматься изучением иностранных языков, танцами и театром, ездить по Европам, заводить интересные знакомства, всех восхищать и
вдохновлять. Ну и само собой шубка-сапожки-сумочка-машинка-квартирка-особнячок-канары-мальдивы только пальчиками щелкни. Да, в общем то все
женщины такие. Но у обычных женщин небольшая меркантильность вполне вписывается в рамки практичности и прагматичности. А когда небесное
создание, ангел-девочка, гений чистой красоты попадается на меркантильных интересах… Это всё равно что увидеть, как благостный батюшка, задрав
рясу, дрочит на свежий номер Пентхауса, звонко попердывая в такт движениям руки.


А ну-ка покажи свой чемоданчик...




«...Есть серия вопросов, задавать которые начальству нельзя ни в коем случае, это небезопасно для карьерного роста и здоровья физического. В
свою очередь, искать ответы на эти вопросы самостоятельно небезопасно для здоровья психического. Над ними нельзя задумываться и искать в них
смысл. Это вопросы: «зачем?», «почему?», «для чего это нужно?» и им по смыслу подобные».
Из доверительной беседы умного начальника с подчиненным.
Гоша, он же Гога, он же Игорь, несомненно, имел тягу к прекрасному. Но тяга эта выражалась в любви к миниатюрным предметам искусства. Вот если
бы в те годы великий и ужасный Зураб Церетели уже понатыкал везде своих циклопов, то Гога, возможно, никогда бы и не стал этаким гурманом
миниатюры, но Зураб тогда еще не был широко знаменит, наверное, потому, что и Лужков в те годы Москвой не командовал.
Был разгар заката Совка - 1986 год, перестройка, борьба с пьянством и алкоголизмом, Афганистан. А Гоша только-только стал лейтенантом, и
отгуляв свой первый офицерский отпуск, прибыл в первую свою (кстати, оказавшуюся в итоге и последней) воинскую часть, где и был немедленно
назначен командиром одного из взводов одной из рот. Назначение не стало неожиданным: буквально несколько месяцев назад Гоша именно на этой
должности проходил стажировку, причем старый взводный находился в это время в отпуске. Четверть взвода ушло на дембель, четверть пришла из
учебки, часть сержантов поменялась - а в остальном все было уже привычным.
Очень кратко представившись ротному и не успев вникнуть суть произошедших со времен стажировки изменений, Гоша получил три выходных дня и
боевую задачу: найти своими силами жилье (что было очень непросто, учитывая, что в небольшую часть в небольшом подмосковном городке
одновременно прибыло 36 лейтенантов!), обустроиться, приобрести и экипировать «тревожный» чемодан. Часть считалась придворной и образцовой,
Гоше тут же выдали отпечатанный на бумаге и утвержденный начальником штаба части перечень этого самого «тревожного» содержимого.
Вопрос с жильем для холостого лейтенанта и еще пяти таких же разгильдяев решился как-то сам собой методом подселения к еще одному такому
лоботрясу в нелегальную общагу, в которую была превращена обыкновенная двушка на первом этаже одного из самых древних домов жилгородка. Это
тема для другого рассказа, двумя словами атмосферу этого вертепа не передать...
Решив практически в первый день свою жилищную проблему, Гоша вечером скромно, но много отметил новоселье, а наутро выехал в Первопрестольную,
находясь в нетерпении так же быстро и качественно выполнить вторую из поставленных ротным задач: приобрести и экипировать «тревожный» чемодан.
Местом первоначального паломничества был назначен известный всей стране центральный (центральней не бывает) военторговский универмаг, именуемый
в просторечье «Звездочка», материальный центр «Арбатского военного округа».
Да-а-а, даже в самые тяжелые для страны времена Москва славилась своей зажиточностью. Военный универмаг имел не только чисто военные отделы, но
и первых вполне хватало, чтобы удовлетворить запросы не только непритязательных гостей с периферии, но и привередливый контингент центральных
штабов. Последние были большею частью клиентами нескольких ателье, размещенных тут же, в бесконечных боковых ответвлениях несколькоэтажного
монстра. Кстати, позднее первая (ставшая еще позднее последней) Гошина парадная лейтенантская шинель была сшита именно тут.
Где-то на просторах одного из этажей Гоша впервые на витрине встретился с устройством, о котором раньше много слышал, а один раз даже держал в
руках - курвиметром. В «тревожном» списке это слово фигурировало под пунктом 26 в составе фразы «Циркуль или оно». И этот циферблат с колесиком
стоил пять с копейками, отличного качества циркуль - 1 рубль 26 копеек. К последнему прилагалась еще и сменная деталька, превращавшая циркуль в
дальномер. В общем, измерителю «курв» на этот раз не повезло, хотя эстетский вкус Гоши пытался негодовать, взывая к разуму. Разум его враз
образумил, объяснив, что четыре рубля разницы - это шесть (!!!) бокалов пива и две закуски в «Яме» на Пушкинской. Избалованный еще курсантскими
отпусками вкус очень любил пиво с креветками, поэтому проглотил слюну и замолк.
Там же Гоша совершенно свободно приобрел еще один аксессуар новой жизни - «линейку офицерскую» (2 шт. на всякий случай), компас и еще каких-то
бестолковых, но совершенно необходимых для «тревожной» жизни мелочей...
Не хватало главного - основного предмета поиска, а именно чемодана.
Многие не очень радивые офицеры используют в тревожных целях старые, отслужившие свое емкости. Помимо того, что вид их, мягко говоря, испорчен
длительной жизнью в сложных условиях, размер чаще всего не соответствует потребностям. И стоят они на проверках (а для других целей тревожный
чемодан в мирное время никогда не используется) с огромными потертыми или бесформенными баулами, всем своим видом портя у проверяющих
впечатление об офицерах как образцах стройности, аккуратности и подтянутости. Гоша был не таким.
На четвертом верхнем этаже в как положено дальнем углу искомое наконец нашлось. Небольшой отдельчик торговал исключительно чемоданами. Среди
всяческих изделий из модного кожзама на «молниях» блуждающий Гошин взгляд остановился на удивительно добротной серии в классическом стиле:
благородно-немаркий светло-коричневый цвет говна, твердый корпус непонятно из чего, но не из пластмассы, металлические замочки с ключиком,
крепкая ручка. Начиналась серия «мечтой оккупанта», а заканчивалась...
Заканчивалась она тем, к чему Гошин взгляд намертво прилип. Он не мог оторваться от элегантного изделия, которое и чемоданом-то назвать было
сложно. Уже, вроде и не кошелек, но еще и не совсем чемодан - этакая переносная шкатулочка размером где-то 23 на 35 см, никак не больше. Гоша
крутил его и так и эдак, прикидывая, сможет ли он вместить в эту игрушку все почти 40 наименований списка. Кроме красоты неземной и
миниатюрности был чемоданчик весьма пухленьким - сантиметров 20, что и решило Гошин выбор. За пять с большими копейками рублей Гоша стал
обладателем своего счастья.
Глаз у Гоши оказался алмаз - офицерская сумка входила внутрь ровненько. С остальным пришлось трудиться...
Итоговое содержимое чемоданчика формировалось не сразу. Все было подчинено главному замыслу: в чемодане должен был поместиться полный список по
габаритному минимуму, но с сохранением абсолютной функциональности и добротности. Вот только основные вехи:
В офицерскую сумку вошли все основные мелочи, вся канцелярия, гигиена, ножи-ложки и что-то еще, закрыв сразу более половины списка. Для
примера: тетрадь была в 12 листов (она самая тонкая), позицию «цветные карандаши или фломастеры» закрывал один, но зато двухцветный карандаш -
синий с одной стороны, красный с другой. Не подкопаешься! Карандаш простой - естественно «Кох-и-Нор» НВ, идеально отточенный. Тюбик зубной
пасты - самый маленький, щетка - детская.
В общаге нашлась ничейная кружка - аналог эмалированной солдатской в 330 г, только ровно в два раза меньше - 170 г.
Курсант, стажировавшийся у Гоши, подарил ему миниатюрный круглый кусочек французского туалетного мыла «для путешествий», да еще и в жесткой
упаковке как в футляре.
Сапожная щетка была куплена самая маленькая, тюбик с кремом тоже. Вместо трудно вписывающейся в размер чемодана солдатской фляги была за
копейки приобретена легкая, герметичная пластиковая плоская прямоугольной формы, емкостью, тем не менее, ровно литр. Портянки (лейтенанты тогда
ходили в сапогах) - летние, они тоньше, плотно свернутые в трубку. Полотенце - вафельное, выпросил у старшины, старое (тонкое) и обрезанное, но
ведь полотенце!
Ну и так далее...
Фонарик сначала был обычный - плоский, чуть позднее по случаю в той же Москве-матушке удалось приобрести генераторный. Помните такой - жмешь
его как эспандер, а он светит тебе в ответ? И чем чаще жмешь, тем лучше светит. Ясно, что долго таким не насветишь, зато извечная проблема
дохлых батареек решается навсегда.
С сухпаем особых вопросов не возникло - не мудрствуя, Гоша узнал у все знающего старшины роты калории солдатского рациона на сутки и приобрел
банку сгущенки и такую же по размерам банку тушенки, здраво рассудив, что ужать их все равно никак нельзя, а норму калорий они примерно
покрывали, тем более, что в описи было написано туманно: «запас еды на сутки». Х.З. - а может, именно эти сутки попадают на разгрузочный день?
Весь список был закрыт. Упаковка чемодана - отдельное мероприятие, требовавшее сосредоточенности и комбинаторских способностей, коих у Гоши,
несомненно, было в достатке. Кубик Рубика и «Пятнашки» были в свое время у него в фаворе, тетрис появился позже.
Все тревожные вещи абсолютно плотно, продуманно, без непозволительных промежутков укладывались, внутреннее пространство кружки тоже не
пустовало, наверх клалась офицерская сумка-планшет, и крышка чемоданчика даже легко, с небольшим совсем нажимом закрывалась! А на внутренней
поверхности крышки был приклеен утвержденный начальником штаба список-опись.
Одна была беда: плащ-палатка вместе с офицерской сумкой в чудо-чемоданчик не помещалась. Или то, или другое. Гоша рассудил, что плащ-палатку
можно и в скатке на ремне носить, это не только не возбранялось, но зачастую и полезным оказывалось - ее активно использовали по прямому
назначению. А вторая плащ-палатка лейтенантам за малым сроком службы не полагалась...
При своих лилипутских габаритах, но предельно плотной набивке снаряженный чемоданчик весил как и любой его «взрослый» собрат. Первый раз его
проверил ротный. Не веря своим глазам, он убедился, что по каждому без исключения пункту описи из игрушечных недр достается соответствующий
предмет. И навсегда от Гоши отстал, приклеив его чемодану прозвище «волшебный сундучок». Однажды еще комбат посмеялся над французским мылом, но
тоже претензий не имел. Судьба взводного такова, что отчитываясь за подчиненный личный состав, сам он перед высокими проверяющими остается
практически чист: его оценка зависит от оценки взвода. Следующий раз над Гошиным чемоданчиком поудивлялись только через три года - сослуживцы и
очередной начальник на новом месте службы.
Отдел, в который старший лейтенант Гоша был взят начальником смены, стоял на отшибе. Начальник отдела слегка самодурствовал, к подчиненным был
требователен, но в целом справедлив. Он заставил весь личный состав отдела содержимое тревожных чемоданов модернизировать. Так появилась
итоговая и навсегда последняя версия Гошиного «волшебного сундучка».
Каждая отдельная вещь или комплект в тревожном чемодане плотно сворачивались, обертывались белейшей финской телетайпной бумагой, на неё,
отпечатанная на военном принтере (лазерных, да и вообще ПК тогда еще не было) клеилась бирка с названием, например: «Портянки. 2 пары», или
«Щетка сапожная с кремом». Для окончательно убийства проверяющих все это засовывалось в полиэтиленовый пакет и заклеивалось скотчем.
Вы скажете: а как же проверяющему проконтролировать содержимое пакета? Это ж после каждой проверки надо пакет переделывать? Так вот, за все
время, которое я помню, ни один проверяющий, ни у одного сотрудника отдела не посмел потребовать такой пакет вскрыть! Видимо, у них дух
захватывало при виде такой безмерной, строгой военной красоты. Это ж как попросить неразборное яйцо Фаберже вскрыть на предмет наличия в нем
желтка...
Очередное воинское звание ознаменовалось у Гоши и получением положенной по нормам новой плащ-палатки. А, надо сказать, последняя оптимизация и
укладка содержимого в пакетики (видимо, за счет уплотнения последних) позволили даже высвободить в чемоданчике часть пространства. У Гоши
появилась идея-фикс попытаться засунуть туда одну плащ-палатку, чтобы навсегда забыть о внутреннем содержании: взял чемоданчик и пошел на
неожиданную тревогу с абсолютной уверенностью в его полном соответствии списку-описи.
После укладки плащ-палатки наверх на сумку-планшет крышка не закрылась. Гоша поменял их местами. Впечатление, что сейчас крышка закроется не
появилось, однако Гоша был настойчив. Он стал на крышку сверху коленями. Видимо вещи в чемоданчике сами поняли неотвратимость судьбы. Карандаши
чуть съежились, кружка чуть повернулась, тюбик зубной пасты вообще принял очертания окружающей его среды, все свертки выдохнули и... Крышка
мягко щелкнула обоими замками. Кто служил, тот знает сколько весит плащ-палатка. Чемоданчик увеличился в весе еще на два килограмма, габариты
остались прежними.
Вот в таком окончательно законченном виде «волшебный сундучок» тихо уснул на очередном новом месте службы Гоши - в одном из отделов командного
пункта. Место для чемоданчика было тихое. Офицеры КП занимались своими оперативными делами, строевая жизнь чаще всего обходила их стороной...
Уже и СССР развалился, уже и новую форму в российской армии ввели, отменив, в частности, сапоги. Уже и Гоша стал старшим офицером, то есть
майором. А тревожный чемоданчик все лежал на антресолях отдельской комнаты практически не тревожимый. Разве что опись поменялась после прихода
нового начальника штаба, да консервы традиционно два раза в год по окончании плановых проверок реализовывались по назначению, после чего
заменялись. Традиция была такая: и закусь приличный, и срок годности соблюдался. По утилитарной причине Гоша отказался от сгущенки (неудобный
закусь), заменив ее на пачку несладкого печенья.
Еще капитаном Гоша как-то в одну из проверок совершенно честно умудрился сдать на классную квалификацию «Мастер», после чего все последующие
проверки для него превратились в сущую формальность: вступил в действо принцип неприкасаемости «мастеров мало, их надо беречь». И все проверки
проходили мимо, не особо напрягая, тем более, что и проверяющие-то практически все свои были.
И вот в эту служебно-идиллистическую картину решил вмешаться злой рок в лице старого начальника штаба части, наконец-то оставшегося за
командира части с намеком на возможность стать таким по-настоящему. Имея очень острый зуб на КП, в ходе ежегодных плановых учений он монаршим
повелением приказал построить весь офицерский состав на плацу, дабы проверить у него все что можно, а именно внешний вид, тревожные чемоданы и
противогазы. На плац погнали всех, даже дежурные смены усиления. Гоша не смог отвертеться, и хотя за «волшебный сундучок» он ни грамма не
боялся, перспектива переться километр туда и километр обратно, стоять по жаре на плацу его не радовала. Но на то они тяготы и лишения. Родину
на учениях защищать - это вам не только вводные решать, которые сам придумал.
Когда очередь предстать пред светлые очи НШ дошла до Гоши, он уже устал. Взгляд НШ, как вы понимаете, сконцентрировался на «волшебном сундучке»:
- Что это? - спросил он не слишком строгим от удивления голосом.
- Это - тревожный чемодан, товарищ подполковник!
- Вот эта х... ф... Вот эта косметичка - чемодан?
- Так точно! Приобретен в специальном отделе военного универмага.
- И вы, товарищ майор, хотите мне втереть в мозги мысль, что в этом э... ридикюле находится полный список положенных вещей?
- Так точно! И этот список утвержден вами, товарищ подполковник!
- У него там все, - улыбнулся посвященный в тайну «волшебного сундучка» мой начальник отдела.
- А я не верю! - орал НШ. - Где ваша плащ-палатка?
- В чемодане, - удивился Гоша типа «а где же ей еще быть».
- Так, вскрывайте это чудо, и будем все по списку проверять!
И понеслось. Крышка «сундучка» отскочила, Гоша достал сумку-планшет, затем демонстративно жестом фокусника встряхнул, расправив плащ-палатку,
показывая, какая она настоящая и большая, и небрежно постелил ее на асфальт.
НШ зачитывал очередной пункт из описи, взятой у Гошиного соседа, Гоша предъявлял вещь к осмотру. НШ цокал языком, ёкал, блякал, кхекал, но ни к
одной вещи придраться не мог.
- Мыло? А почему такое маленькое?
- Это полноценный кусок, еще в упаковке. А в подписанной вами описи размер не указан.
- А-а-а, фонарик! Включите-ка мне его? И долго вы так сможете жмякать и жужжать?
- Меня учили стойко преодолевать тяготы и лишения воинской службы. Фонарик безупречно рабочий, а его конкретный тип и характеристики в описи не
указаны.
- Ага! И вы хотите мне сказать, что вот этой банки тушенки и пачки печенья вам хватит в случае чего?
- Рацион, конечно, не всесторонне сбалансированный, но по количеству калорий он почти соответствует дневной солдатской норме, что вполне
позволит мне продержаться сутки до подхода основных сил с полевой кухней.
- А вот эта игрушечная кружечка что вам позволит?
- Она позволит мне выпить 170 граммов любого напитка. А если мне покажется мало, я налью еще одну.
Начальник отдела и рядом стоящие офицеры тихонько писали кровью, НШ заводился.
- Конверты! Есть. Тетрадка! Есть. Цветные карандаши! Что это?
- Это двухцветный карандаш. В нем сочетаются два основных, требуемых для нанесения на карту обстановки цвета - синий для врага и красный для
обозначения своих позиций. А других цветов военная топография не требует.
- Носки, 2 пары!
Тут Гоша достал и предъявил девственно чистый и бесконечно аккуратный ополиэтилененный пакетик с надписью «Портянки 2 пары».
- А-а-а-а!!! - возрадовался победе НШ, - Что это? Что это, я вас спрашиваю? Нахрена офицеру портянки, если сапоги три года как отменены, я вас
спрашиваю!!!
Тут, надо признаться честно, Гоша «включил дурака». Нет, он не забыл отмену сапог и, соответственно, портянок. Просто давно запакованный
сверток нашел в чемоданчике свое постоянное место, и любое изменение эту идиллию нарушило бы. А запись в действующей описи оставляла лазейку.
- Меня учили, товарищ подполковник, что вопрос «нахрена» в армии самый вредный. А в описи, которую вы держите в руках и которая подписана вами
же, в этом пункте стоит «Портянки или носки». Заметьте: не «Носки или портянки», а именно «портянки» сначала.
- А голова у вас есть? Как вы собираетесь их в берцы засовывать?
- Никак не собираюсь. У меня и берцев-то нет, не выдали за неимением на складе!
- Вот видите, - попытался надавить на логику НШ, - зачем же вам тогда портянки?
- Мне это неизвестно, но раз так написано в описи...
- Бля!!! Штаб, описи переделать! А вам, товарищ слишком умный майор, портянки заменить на носки! Об исполнении доложить!
- Есть!
На КП Гоша стал героем, отбив у нового командира части желание приставать к оперативникам с глупыми предложениями. А вскоре уехал в длительную
командировку, где тревожные чемоданы не требовались. По возвращении он прослужил еще год и уволился по окончании контракта с 20 годами выслуги.
На «волшебный сундучок» стояла очередь, но он передал его самому молодому, забрав из него только сумку. На память.


Они умели летать – плохая история с хорошим концом




Впервые я увидел их весной 89го.
Тогда еще юный первокурсник, я любил пройтись по Невскому погожим майским днем.
Невский.
Невский был и будет для меня самым прекрасным местом на этой земле.
Тогда еще не было Caviar Bar – на его месте был не менее пафосный в те времена «Садко».
Гостиница «Европа», была, разумеется, на месте, но не туда несли меня мои студенческие ноги.
Чуть дальше в сторону Грибонала был чудесный магазинчик «Соки», где можно было вдоволь напиться соков на любой вкус, даже за студенческую
мелочь в карманах.
Увы, и в капитализме есть недостатки – сейчас на его месте магазин дорогущего нижнего белья.
В юности есть свои плюсы – я, обычный уставший после тренировки боксер, скромно притулившийся возле идущего по периметру магазина
стойки-прилавочка с двумя стаканами очень вкусного (кто помнит) березового сока, ощущал себя на вершине блаженства.
Народ, стоящий в очереди был типичен и однообразен, и только они выделялись из окружающих.
Нет не внешним видом, обычно одетые, эта парочка – худощавый интеллигентный молодой человек, и высокая, под метр восемьдесят девушка – его
ровесница, несли в себе какое-то неземное ощущение нежности.
Красивая стройная блондинка, с тонкими, правильными чертами лица, и ее спутник в очках – они казались людьми из другого мира, мира спокойствия,
красоты и любви.
Такие парочки можно было увидеть в России разве что спустя много лет – году так в 2006м, где-нибудь в Петербурге или в Москве, в короткую эпоху
дорогой нефти, и уверенности ( лопнувшей спустя пару лет, как мыльный пузырь ) в завтрашнем дне…
Вновь я встретил их спустя год, на каком-то околомузыкальном мероприятии, в период моего увлечения творчеством Joy Division, The Cure, Bauhaus,
Swans, Nick Cave..
Молодого человека (он был старше меня на год) звали Максим, его очаровательную девушку (она была чуть взрослей) – Юлия.
Макс приехал откуда-то из Молдовы, Юлия – из Архангельска.
Он хотел стать оператором, она – переводчицей.
Они были счастливы вместе.
Они снимали малюсенькую комнатку на углу Пестеля и Соляного переулка.
Комната была крошечной, зато из ее окна можно было любоваться Фонтанкой.
В квартире в одной из комнат жила тихая старушка с двумя котами, которая и была хозяйкой.
Она предпочитала проводить время в компании подруг, таких же тихих одиноких старушек.
Другую комнату занимал тихий карачаевец Гела. Гела был скорняком. Целыми днями он шил шапки-ушанки, предпочитая даже готовить и есть в своей
комнате.
Раз в месяц он так же тихо напивался в компании какой-нибудь толстухи с Некрасовского рынка, в остальное время – шил шапки, отсылая деньги
семье на родину.
Поэтому можно было легко представить, что в квартире, кроме них, никого не было.
Но им для счастья хватало своего угла.
Они занимались любовью на широченном подоконнике, а потом, обнявшись, сидели, курили и смотрели на Город.
Живущим в спальных районах никогда не ощутить дыхание Питера в открытом окне.
И пусть в последние пять-шесть лет научились строить нормальные дома взамен совковых каморок.
Пусть.
Да же из окна какого-нибудь двадцатого этажа стосорокаметровой квартиры где-нибудь в Купчино или Озерках, ее владелец, если он настоящий
петербуржец, будет искать глазом сияющий в небесной вышине шпиль Петропавловки или купол Исакия.
Юлия была безумно красивой девушкой.
У нее был организм, о котором мечтают все девушки – она могла есть макароны с хлебом, или отвратительные пельмени, и не один килограмм не
откладывался на ее восхитительной фигуре.
Она была красивой той породистой красотой, которая не уходит с годами.
Ее легко можно было представить аристократкой.
Максим был просто тихим умным юношей.
Наполовину еврей, он был спокойным, вежливым, и, как большинство евреев, очень тихим.
Как они познакомились, почему красавица Юлия выбрала его – ответ на этот вопрос я уже никогда не узнаю.
Жили они скромно – две стипендии – одна простая, вторая (Макса) повышенная, да малая толика денег, что порой присылали ее родители.
Им хватало.
Они могли гулять по музеям, благо для студентов бесплатный вход, или же, взяв с собой бутылку воды да пяток яблок, уехать на весь день в
Павловский парк.
«Я живу в волшебном мире моих снов» - говорил Бананан и «Ассы».
То же можно было сказать и о них.
Но наступил год 1991.
Он принес «победу демократии», и дикую инфляцию.
В августе доллар стоил 25 рублей, в декабре – 125.
Вслед за инфляцией в город пришла бедность, вслед за бедностью – Лихо.
Стипендия превратилась в копейки, и денег стало не хватать даже на жилье.
Они решили все делать вместе и каждый взял по годовой академке.
Макс пошел работать ночником в ларек, Юле повезло больше – ей удалось устроиться ресепшионисткой.
Но видимо, мир изменился: торгашом Макс был дрянным, несмотря на еврейские корни. То его выставляли на деньги какие-нибудь прибандиченные
гопники, то недостачи...
Как итог, его труд был близок к нулевой рентабельности.
Юлия стойко терпела почти открытые домогательства от менеджмента.
Получая отнюдь не громадные (но хоть в валюте) деньги, она с какой-то грустью смотрела на ярко накрашенных вульгарных разодетых девиц,
заполонивших собою отель.
Любая из них по сравнению с ней, выглядела, как отмытая дворняжка рядом с чемпионкой породы, но они были веселы и дорого одеты.
Спутники девиц нравились Юле еще меньше – суровые мужчины в спортивных костюмах с расплющенными борцовскими ушами и массивными дорогими
украшениями, или приземистые грузные дядьки с жуликоватыми глазками и поросячьими чертами лица.
И первые, и вторые в открытую заигрывали с ней, не обращая внимания на подружек рядом.
Для нее существовал только Максим - измученный, плохо одетый, но такой милый.
Но Лихо, безденежье и график работы все же подточили их чувства.
Максим дрогнул первый.
Как не странно, в период популярности бычьих шей и бритых затылков, его интеллигентская худоба оказалось востребованной.
Он сошелся с Марго – здоровенной сорокалетней хабалистой бабищей – в прошлом работавшей в рюмочной на Марата, теперь же – хозяйке трех ларьков,
в одном из которых он и трудился.
В их с Юлей комнатке появились хорошие продукты, за комнату впервые было заплачено за полгода вперед.
Но из его глаз куда-то делся тот неповторимый восторг и радость при виде любимой девушки.
Вскоре Максим исчез из ее жизни.
Просто оделся и ушел, поторапливаемый гудками клаксона Маргошиной девятины под окном – она была из тех, кто не любит ждать.
Больше я никогда не встречал его.
Реакция Юлии была ужасной.
На следующий вечер ее вынул из петли (хорошо, что успел) их тихий сосед Гела.
У него, в эти лихие времена, все, как не странно, было позитивно.
Он уже давно не шил шапки, имел контейнерную торговлю на Южном, купил трехкомнатную квартиру, перевез семью из Теберды, но по прежнему снимал
комнату, для телесных утех с женщинами.
Его появление было тем редким случаем, когда похоть спасла чью-то жизнь.
Всю длинную питерскую белую ночь и хозяйка, и Гела, и даже пришедшая с ним блядовитая продавщица отпаивали Юлю то чаем, то коньяком.
Лишь в пятом часу, когда короткую темноту белой питерской ночи сменил ранний восход, она заснула под пледом, похожая на грустного ангела.
На следующее утро она попрощалась с жильцами и ушла.
Ушла к пожилому и очень богатому армянину-вдовцу, одному из ее многочисленных поклонников.
По-моему, хотя человеку свойственно ошибаться, я видел ее спустя год в ЦФТ, что рядом с Приморской.
Шикарно одетая, в длиннополом белоснежном пальто, в сопровождении звероподобного (по тогдашней моде) водителя-охранника, она была похожа на
снежную королеву.
И только ее прекрасное лицо было грустным, как у Булгаковской Маргариты.
Она ли это была или нет – не знаю, признаться, я не решился подойти.
Вот и конец этой истории…
..хотя нет наверно…
В 95 году в нашем городе произошло одно необычное ДТП.
На съезде с Дворцового моста, в сторону Университетской, БМВ чуть притерла 124 Мерседес-купе. Дело обычное.
ГАИ в ту пору и не вызывали. Кому оно было тогда нужно, ГАИ?
За рулем БМВ была очень красивая юная женщина. В Мерседесе – молодой, хорошо одетый чуть полысевший мужчина.
Как не странно, участники обошлись и без характерных для того времени разговоров на повышенных тонах, и без упоминания звучных и грозных
фамилий и погонял.
Они просто стояли, смотрели друг на друга, и внезапно начали плакать, обнявшись.
Это было так удивительно, что проезжавший мимо наряд ППС остановился убедиться, что все в порядке. Убедившись, менты поехали дальше.
После, как рассказывали очевидцы, пара, оставив автомобили, пошла на мост, взявшись за руки.
Не дойдя до середины, мужчина, держась за столб, взобрался на перила моста.
Затем, подав руку, помог женщине.
Помедлив мгновение, они обнялись и прыгнули вниз.
В этом месте течение у Невы особенно сильно.
Насколько мне известно, тела так никто и не нашел.
Почему-то я хочу верить, что это были мои Максим и Юлия.
Они не утонули, река просто унесла их туда, где они были счастливы – в волшебный мир их мечты.


Понравился пост? Поддержи Фишки, нажми:
1
20
Новости партнёров

А что вы думаете об этом?
Фото Видео Демотиватор Мем ЛОЛ Twitter Instagram
Отправить комментарий в Facebook
Отправить комментарий в Вконтакте
20 комментариев
138
proffessor 7 лет назад
Первый рассказ очень жизненный. А третий просто зацепил, может романтикой, может искренней любовью. Спасибо, админ, хорошее чтиво!
50
Nikollet 7 лет назад
грустно...
20
alex516 7 лет назад
Красивенько
68
player3 7 лет назад
Пишем в Яндексе "жопастая", идем по первой ссылке - смотрим и ойухеваем!
58
68
player3 7 лет назад
Пишем в Яндексе "жопастая", идем по первой ссылке - смотрим и ойухеваем!
417
vladik_1983 7 лет назад
Я первый!!!!
Испугавшись страшного диагноза, девушка похудела на 100 кг Испугавшись страшного диагноза, девушка похудела на 100 кг
 Простите, сэр, повторите еще раз ваше имя Простите, сэр, повторите еще раз ваше имя
Маленькая коллекция маленьких  хитростей Маленькая коллекция маленьких хитростей
24 роскошные снежинки, которые легко самому вырезать из бумаги 24 роскошные снежинки, которые легко самому вырезать из бумаги
Безумная порция уличной философии Безумная порция уличной философии
Эти люди просто пришли за покупками в американский супермаркет Walmart Эти люди просто пришли за покупками в американский супермаркет Walmart
Жить как бессмертные Жить как бессмертные
Посадка вертолета на палубу патрульного фрегата во время шторма Посадка вертолета на палубу патрульного фрегата во время шторма
О чем думают женщины, принимая душ? О чем думают женщины, принимая душ?
Как выглядит социальное неравенство в разных городах и странах Как выглядит социальное неравенство в разных городах и странах
10 видео, которые объясняют сложные вещи простым языком 10 видео, которые объясняют сложные вещи простым языком
Художник превращает аватарки случайных пользователей в потрясные 3D-портреты Художник превращает аватарки случайных пользователей в потрясные 3D-портреты
Вот как выглядят 100 калорий в порциях здоровой пищи Вот как выглядят 100 калорий в порциях здоровой пищи
Вы до сих пор думаете, что восстание машин - просто шутка? Вы до сих пор думаете, что восстание машин - просто шутка?
«Меня спасло то, что я замер в позе эмбриона». Истории выживших игроков «Шапекоэнсе» «Меня спасло то, что я замер в позе эмбриона». Истории выживших игроков «Шапекоэнсе»
Как некоторые абоненты пытаются чинить оптику Как некоторые абоненты пытаются чинить оптику
Cотрудница зоопарка напомнила волку, кто в доме хозяин Cотрудница зоопарка напомнила волку, кто в доме хозяин
Неблагодарный автомобилист оскорбил доброго байкера Неблагодарный автомобилист оскорбил доброго байкера
Скоро вся Америка будет русской! И вот почему Скоро вся Америка будет русской! И вот почему
Японский художник трудился в течение 3,5 лет, каждый день по 10 часов, и создал удивительную картину Японский художник трудился в течение 3,5 лет, каждый день по 10 часов, и создал удивительную картину
Азербайджанская художница переписала Коран золотом Азербайджанская художница переписала Коран золотом
"Ну че вы такие кидаки?" Сознательные граждане поймали школьника-токсикомана "Ну че вы такие кидаки?" Сознательные граждане поймали школьника-токсикомана
Cколько оружия может поместиться на теле хрупкой женщины Cколько оружия может поместиться на теле хрупкой женщины
Ева Порн: обнаженные снимки жены Гитлера Ева Порн: обнаженные снимки жены Гитлера
Британские веганы возмущены тем, что в новых пятифунтовых купюрах есть животный жир Британские веганы возмущены тем, что в новых пятифунтовых купюрах есть животный жир
Наркоман погиб, пытаясь скрыться с места ДТП Наркоман погиб, пытаясь скрыться с места ДТП
Это был удивительный подвиг инженеров! Самая большая из когда-либо построенных передвижных наземных конструкций накрыла четвертый энергоблок Чернобыльской АЭС  Это был удивительный подвиг инженеров! Самая большая из когда-либо построенных передвижных...
Куда идем мы с Пятачком: неожиданная встреча со стадом кабанов в лесу Куда идем мы с Пятачком: неожиданная встреча со стадом кабанов в лесу
Гагарин. Первый шаг к звездам Гагарин. Первый шаг к звездам
Любящая мама-кошка защитила котенка от кошмара Любящая мама-кошка защитила котенка от кошмара