Истории

13782

Два учителя


Есть у меня два хороших товарища, с которыми произошли довольно забавные истории, в той или иной степени связанные с органами правопорядка. Объединяет этих людей их профессия - они обыкновенные преподаватели в обыкновенных московских школах. Один - Роман Евгеньевич, учитель биологии, другой - Петр, учитель математики. Разнит же их одно качество: Роман Евгеньевич никогда в своей речи не употребляет нецензурных выражений, высот не достиг по причине принадлежности к древнему народу, а Петя, наоборот, русофоб, антисемит и жуткий матершинник. Но, по порядку.
Урок токсикологии
С Романом Евгеньевичем мы знакомы с 1985 года, когда он пришел к нам классным руководителем. На тот момент ему не было и 30. Авторитет он приобрел моментально. В иерархии биологических профессий он был герпетологом, т.е. специалистом по пресмыкающимся или гадам. Директором школы и районным отделом образования были выделены финансы, и вскоре в школе появился живой уголок, который по тем временам был лучшим в Москве, а возможно, и в Союзе. В этом мини зоопарке было много редкого и интересного из мира флоры и фауны нашей планеты, в том числе были и пресмыкающиеся, но естественно, не ядовитые.
Это же школа, а не подвалы инквизиции. И за всем этим колхозом под чутким руководством Евгеньича ухаживали мы - школьники, ученики 8-11 классов. Но занятия в кружке не ограничивались чисткой аквариумов, террариумов и клеток с птицами. В каждые каникулы осуществлялись экспедиции в различные регионы необъятного СССР с целью пополнения уголка новыми видами животных. Довольны были все: мы были в восторге, наши родители спокойны, Евгеньич целеустремлен. Потом мы выросли, и каждый, выбрав себе профессию по душе (инженер, медик, контрразведчик, мент, повар, летчик и т.д.), пошел своей дорогой. Но, не смотря ни на что, каждый год 1 сентября и 25 декабря мы собираемся у Евгеньича дома за большой скатертью на полу (в его маленькой хрущевке за столом все не помещаются), и общаясь как старые друзья, вспоминаем былое и по очередности рассказываем о чем-то новом.
И вот в одну такую встречу мы обратили внимание на небольшую ссадину на лице нашего дорогого Учителя. На наш вопрос: «Евгеньич, чё это у тебя на щеке?», он улыбнулся краешком губ и произнес: «Давайте выпьем, а потом расскажу». Выпили, закусили свежеприготовленным пловом и приготовились слушать. Прежде чем начать, рассказчик предупредил:
- Ребята, вы знаете, что я никогда не ругался и не ругаюсь матом, но в данном случае вы меня простите, придется для свежести красок выражаться нецензурно.
- Да какие вопросы, Евгеньич, - отмахнулись мы. - Начинай! Хлеба и водки много, а народ требует зрелищ!!!
Учитель закурил свою любимую «Приму» и приступил к повествованию:
«Вы знаете, что каждый день, несмотря на праздники и выходные, я прихожу в школу кормить своих питомцев, да и задерживаюсь порой до полуночи. А чтобы не беспокоить охранников школы, я получил добро от директора нашей бурсы входить в школу с черного входа, в аккурат расположенного возле кружка. Вчера я задержался на подработке... Да-да, не смотрите на меня так. У меня помимо животных еще два питомца: жена и сын, которые, к сожалению, еще не готовы включить в свой рацион питания мотыля, крыс и мадагаскарских тараканов. Ну так вот. Подошел к двери, а морозом замок прихватило, и любые мои потуги открыть дверь оборачиваются неудачей. Вдруг сзади топот, крик: «Стоять, не двигаться!!!» и толчок в спину. Бум, и я на животе лицом на асфальте. Рука заломлена так, что большим и указательным пальцами могу вшей на темечке ловить. Кое-как голову повернул и не ошибся - менты. И тут состоялась такая конструктивная беседа:
- Кто такой? - спросили блюстители порядка.
- Учитель, в этой школе работаю, - ответил я.
- Документы?
- Паспорт в кармане, - сказал я и попытался свободной рукой достать свой аусвайс, но получил кулаком по спине.
Меня подняли с земли, поставили на ноги и проверили паспорт.
- Так, Пивкин Роман Евгеньевич, 196.. года рождения, - начал вслух читать документ прапорщик. - А где здесь написано, что ты учитель в этой школе?
- А там не написано, - вежливо, боясь получить опять тумак, сообщил я. - Об этом есть отметка в личном деле, которое находиться у директора этой школы.
- А чё здесь делаешь после 19-00, школа уже закрыта? - спросил молодой сержант, похожий на орангутанга.
- Животных пришел кормить.
- Каких животных? - удивился сержант.
- Разных. Вам по классам, видам и подвидам назвать? - спросил я с полной готовностью перечислить мой зоопарк.
- Не умничай, - без злобы бросил прапорщик, - пошли, покажешь свой зверинец.
- Прошу, господа, только помогите дверь открыть.
Сержант ловко одним движением лапы открыл дверь, мы зашли в помещение кружка. Я включил свет и мои церберы, как бы это сказать покультурнее, очень сильно впечатлились.
- Них@#я себе джунгли!!! - дуэтом выразили восхищение хранители закона, - и это всё твое?
- Школьное. По эту сторону рыбы, у той стены рептилии, возле кафедры насекомые и грызуны, а в той комнате кайман, сетчатый питон и птицы.
- А подержать можно? - спросил «Орангутанг».
- Запросто, - и я достал полутораметрового амурского полоза, безобидного родственника пустынного удавчика, - держите. «Орангутанг» взял змею в руки и стал с умилением ее разглядывать. И в этот момент, ребята, у меня спонтанно в голове родился план мести за разбитое лицо и удары по спине. Делая вид, что придерживаю ползучего гада, я незаметно, но сильно надавливаю животному в область клоаки. Если вы не забыли, это место у большинства пресмыкающихся является болевой точкой. Не долго раздумывая, полоз со всего маху смыкает челюсти на шнобеле молодого мента.
- Б-Л-Я-Я-Я!!! С-У-К-А-А-А!!! - на всю школу заорал укушенный сержант, из его глаз лились слезы.
Прапорщик, видя фрагмент документального фильма «Эти забавные гадюки» из передачи «В мире животных», отскочил к двери и передернул затвор АКМ. Я быстро закрыл полоза в его террариуме.
- У-у-у, ёпттыть, как больно, - ныл сержант.
- Да, плохо дело, - начал я игру и включил буйную фантазию. - Черт, не повезло вам, сержант. Это бомбейская ананасовая гадюка. Если сердце сильное, то выживете, но станете или импотентом или умалишенным.
- Так надо «скорую» вызывать, - выдвинул идею более мудрый прапорщик.
- Вызвать, конечно, придется, так как у него через полчаса начнется некроз носа, ушей, а потом и члена, - продолжал я нагло врать. - Только от медиков толку мало, так как в нашей стране нет вакцины от яда этого гада, да и времени тоже нет.
- У-у-у, - еще громче взвыл «умирающий».
- Может ему это... отсосать? - осторожно спросил старший по званию.
- Так его же в нос, а не в член укусили, - включил я дуру.
- В смысле яд из носа отсосать...
- А... Можно, конечно, а кто отсасывать будет? Да и поздно уже, яд давно проник в кровь.
- А-у-а-у-у-у, помогите мне, пожалуйста, - молился сержант.
И знаете, ребята, жалко мне стало этого парня. Думаю пора заканчивать этот цирк. Но надо поаккуратнее, а то в данной ситуации я позавидую партизанам, замученным в застенках гестапо. И здесь пришла новая залихватская идея, суть которой заключалась в совмещении полезного (спасение сержанта) с приятным (чревоугодие).
- В принципе, когда меня в песках Туркмении укусила эфа, - погнал я пургу, - то мне промыли рану спиртным и заставили выпить водки. Алкоголь на 89% расщепляет радикалы яда на безобидные ферменты.
- Помогло? - забыв про нос, поинтересовался «Орангутанг».
- Ну как видите. Живой, в светлом уме, жена не жалуется, сыну 12 лет, подумываю о любовнице.
- Николаич!!! - заорал сержант прапору. - Беги!!! Денег не жалей, похороны обойдутся дороже.
- Про закуску не забудьте, - закричал я вслед убегающему бойцу, - вашему коллеге калории тоже необходимы.
Прапорщик убежал за противоядием. Я усадил сержанта на стул, промыл перекисью водорода небольшую ранку и для глумления стал малевать раненый нос зеленкой. Не успел я сделать последний мазок в области переносицы, как прибежал запыхавшийся прапорщик с «вакциной».
- А что лучше, коньяк или водка? - спросил гонец, выставляя на стол 2-х литровую бутылку «Столичной» и пузырь «Наполеона».
- Без разницы, - сглотнул я слюну, - главное, чтобы крепость была не менее 40 градусов.
- А не маловато будет? - засомневался пациент.
- Увидим в процессе вакцинации, - резюмировал я и поставил на стол приборы.
Помимо «медикаментов» на столе возникла высококалорийная и насыщенная витаминами закуска: пара банок красной икры, свиной бекон, нарезка семги, сельдь в винном соусе, маслины, лимоны и яблоки.
По рации прапорщик отверг проникновение в школу с целью кражи и сообщил на базу о необходимости ужина. Мы приступили к трапезе, т.е. к спасению борца с преступностью. Через полчаса «больной» сообщил, что чувствует себя удовлетворительно, через час мы втроем кормили рыб и птиц, до которых я еще не удосужился дойти, а через два часа мы пели песни. Домой доблестный наряд привез меня около полуночи и возле квартиры вручил пакет с оставшейся не раскупоренной бутылкой коньяка. А правду я им, друзья, так и не сказал. Струхнул...».
Роман Евгеньевич потушил сигарету, поднял налитую рюмку и произнес:
- За вас, ребята! Оставайтесь людьми!!!
- Нет, Евгеньич, - сказал Андрей, подполковник ФСБ, - за токсикологию!
Урок баллистики
Поздний вечер. После двух суток, проведенных на службе, возвращался домой. Двое суток не спал, нормально не ел, о гигиене забыл. Была реализация информации: задержания, допросы, обыски. Одна мысль радовала, что завтра добрым и заботливым руководством объявлен выходной. По дороге заглянул в магазин, но денег хватило только на хлеб и «Доширак». А мне хотелось с устатку на сон грядущий пропустить 100 грамм снотворного. Ладно, обойдемся. Выйдя из лифта на своем этаже, я увидел живой «сюрприз». На ступеньках лестничной площадки, положа огромный пластиковый дипломат на колени, сидел мой друг Петя и проверял тетрадки. В левой руке он держал бутылку пива.
- Здорово, Петруха.
- О, Санек, привет, - обрадовался Петя, убирая тетради в чемодан, - Ёб@#ый ты гогошар, сколько тебя можно ждать? У вас в ментовке профсоюза что ли нет?
- У нас ненормированный рабочий день.
- Да в пи#ду такие дни!!! Это все жиды над русским народом издеваются!!! Кровь пьют нашу славянскую, - сел на своего конька Петя.
- Петь, тебя мать опять из дома выгнала? - прекратил я националистическое выступление друга.
- Да. Я только на одну ночь, а завтра помирюсь, - сказал антисемит и открыл дипломат. В правой стороне кладезя знаний лежали школьные тетради, в левой - бутылка «Кубанской», буханка черного и батон «Докторской».
- Заходи, - сказал я, увидев мзду за ночлег.
Прошли в комнату. Я лениво стал раздеваться. А Петя уселся на диван и стал рассказывать о том, какие дети сволочи, как его не уважает еврейка-директриса, а Министерство образования - это масонская ложа. Заставить замолчать его было невозможно. Да и знал я, почему он не любит детей Иакова. Еще в институте его бросила девушка и вышла замуж за молодого и талантливого аспиранта-иудея. Вот Петя с катушек и съехал.
Я присел на диван рядом с Петей, задумался о завтрашнем выходном, достал ПМ и стал вытаскивать обойму. И... прозвучал выстрел. Петя замолчал. Я поседел, ощутил сердце в районе пятой точки и увидел перед глазами друга в белом и с крыльями ангела.
- Б@я, Саня, не шуми, - заорал оглушенный Петя, - Мне на урок завтра, а ты над ухом палишь.
Я скосил глаза влево. Петя, как ни в чем не бывало, сидел на диване и чесался пальцем в ухе. Я вскочил и начал лапать его руками по всему телу, ища пулевое отверстие.
- Саня, ты чего, ох#@ел!!! - отбивался от моих, попахивающих «голубизной» телодвижений, русофоб, - У вас в ментовке е@ть что ли не кого?
- Петруха!!! Где тебе больно, где дырка!? - кричал я.
- Да от#@ись ты, педрила, - взвизгнул друг и отскочил к двери, - в ж@пе у меня дырка, а болит у меня душа. Душа!!! За Родину, за матушку Русь.
Я еще раз оглядел с ног до головы стоящего Петю и поднял с пола гильзу. Руки тряслись, как у хронического алкоголика. Ладно, надо успокоиться.
- Петруха, бери кейс и пошли на кухню, - скомандовал я.
На кухне несостоявшийся труп разлил по стаканам и мы выпили.
- Даже водку уже изготавливают не по истинно русскому рецепту, - вздохнул Петя и продолжил строить планы создания Мирового антисемитского ордена, в который могут войти только истинные славяне и негры. Последних он приравнивал также к жертвам еврейского произвола.
После второго стакана я сказал:
- Ша! Идем искать пулю.
- Какую? - спросил антисемит.
- Которая пять минут назад вылетела из ствола и укрылась в недрах моей квартиры и которая, между прочим, чуть не спасла всех евреев планеты от второго холокоста и доморощенного фюрера.
- А ты разве не холостым стрелял? - икнул Петя.
- Нет! - сказал я и двинулся на поиски. Друг пошлепал за мной.
Судя по тому, как я сидел в момент выстрела, пуля должна была влететь или в грудь педагога, или в дверь туалета. Однако, облазив сантиметр за сантиметром, мы не обнаружили ни одного входного отверстия. Зато нашли заначку в 100 рублей и позолоченную запонку. Подключили математический склад ума Петра, который через 10 минут, произведя расчеты, выдал заключение:
- Саня, б@я буду, это рикошет.
- Я это и без тебя понял, но в какую сторону и под каким углом?
- Х#й его знает, я математик, а не криминалист.
- Чертовщина какая-то, - изумился я, - да и хер с ней, пошли водку пить.
Прошло 2 года. Из длительной командировки вернулись мои родители и затеяли капитальный ремонт. Вечером, когда я вернулся со службы, ко мне со странным вопросом обратилась матушка:
- Саша, что здесь произошло?
- В смысле?
- Что здесь произошло, когда мы были в командировке?
- Ничего плохого. Ты знаешь, что я люблю тишину, а посему больше трех не собирались.
- Не юродствуй, я не об этом. Кого ты пристрелил в квартире или от кого ты отстреливался, - строго спросила бывший оперативный сотрудник КГБ УССР, а по совместительству моя мама.
- Сын, скажи правду, - встрял в разговор отец. - Признайся, станет легче.
Легче не становилось. Я стоял как столб и не понимал, чего от меня хотят родители.
- Что это, - спросила мать и раскрыла ладонь. На ее руке лежала сплющенная 9 мм. пуля от ПМ.
- Елки-палки, мама, - рассмеялся я, - где ты ее нашла?
Мама рассказала, что когда они с отцом штукатурили стену на кухне, то под подоконником она и обнаружила застрявшую в стене пулю. Я метнулся на кухню и убедился в правдивости ее слов. И только тогда я понял. Пуля при выстреле попала в круглую медную ручку двери туалета и ровно под углом в 90 градусов срикошетила в стену под подоконником.
Этот сплющенный кусок металла я до сих пор всегда ношу при себе, как талисман, спасающий меня от моей же халатности и постоянно напоминающий мне о бренности бытия. А мой ангел хранитель Петя, утопив антисемитизм в пучинах бытовых проблем, растит двух очаровательных дочек. Вот так, други мои.
© Важняк
Про начальство

Как только сотрудник становится начальником, он сразу же начинает командовать. Независимо от того – умеет он это делать, или нет. Это никого, кроме подчинённых не касается. Стал начальником – трахай всех. За что? Найдём. Как? Жёстко. Где? В кабинете. Вопрос не в том: как, где и за что. Подчинённый должен всегда ощущать в своей нерадивой заднице уверенный член своего руководства и чувствовать себя неполноценным и недоношенным индивидуумом. В противном случае он не сможет должным образом выполнять поставленные перед ним задачи по охране общественного порядка и борьбе с преступностью. Способов убеждения у начальства хватит на пять пятилеток вперёд. Между прочим, умению насиловать личный состав учат в Академии МВД. Есть такая интересная дисциплина, как «Управление в органах внутренних дел». Она в полной мере раскрывает все «сексуальные» возможности руководителя перед своим батраком.
Начальник – есть существо неодушевлённое. Ему глубоко наплевать какого рода перед ним стоит сотрудник: юноша, мужчина, девочка или женщина. Со всеми он имеет «анально-оральные» отношения и считает себя половым гигантом. Если у меня не было руководства, то я ощущал бы себя девственно-наивным подростком с угрями на лице. А так - я уже в меру испорченный и уверенный в своих интимных возможностях, состоявшийся офицер милиции, умеющий грамотно выслушать от начальства все «комплименты» про свою сексуальную ориентацию и при этом не вспотеть. Порой, во время очередной головомойки, я думаю о чём-нибудь возвышенном: как я проведу выходные или во сколько мне обойдется ужин со своей женой в ближайшем ресторане. Кстати, очень помогает!
Теперь приведу пару диалогов, однажды состоявшихся у меня с моим глубокоуважаемым руководством, по вопросам служебной дисциплины и профессиональной деятельности:
- Силеверствов, зайди!
- Сейчас…
- Не сейчас, а пулей, б@ядь такая!!!
- Угу…, - зашёл, испугался и прикрыл за собой дверь.
- Почему опоздал?
- Да, пробка, а в ….
- Меня это не е#ёт. Ты почему, сука, опоздал!?
- Виноват.
- Что у тебя по разбою в квартире Садчиковых
- Работаю, товарищ полковник! Пока ничего нового. Отрабатываю версии и …
- Я тебя, распи@дяй, ещё раз спрашиваю, что у тебя по разбою в квартире Садчиковых!!?
- В смысле???
- Ты что, мудило, из себя дурака корчишь?
- Работаю, товарищ полковник.
- Сколько версий?
- Две. Или наводка по работе Садчикова-старшего или окружение сына наркомана, но …
- Неси, упырь, план раскрытия этой х#йни.
- Так Вы его позавчера утвердили и собственноручно расписались.
- Неси план, я его ещё раз утверждать буду.
- Есть. Разрешите идти?
- Пи#дуй.
И отданная команда была мною выполнена незамедлительно.
Но иногда бывают беседы с руководством более объёмные, содержательные и интеллигентные, в процессе которых ты, порой, чувствуешь себя загнанной в угол лошадью с красиво украшенной головой и мыльным крупом…
- Александр Александрович, будьте любезны зайти ко мне.
- Сию минуту, товарищ генерал.
- Попрошу, Сан Саныч, не заставлять меня ждать.
- Ни в коем разе. Только документы отнесу в кабинет.
- Не стоит себя утруждать беготнёй – я Вас приму и с кипой бумаг в Ваших безобразных руках.
- Слушаюсь, товарищ полковник! – приняв позу покорного осла, проголосил я и уставился на кончики своих поношенных туфлей.
- Александр Александрович, когда у Вас отпуск, – пропел начальник и посмотрел в мои уставшие глаза.
- По плану в июле, но я…
- Я думаю, Александр Александрович, что знойный июль пагубно отразится на Вашем здоровье и предлагаю Вам тёплый ноябрь. А если Вы не раскроете до конца месяца грабёж в отношении гражданки Алефтиновой, то в свой законный отпуск Вы отправитесь в жарком январе. Вопросы?
- Не имею
- Идите, пожалуйста, вон!
- Есть, товарищ полковник.
- И принесите мне план по раскрытию данного преступления.
- Есть.
- Пи#дуйте, коллега!
- Есть.
Вы, уважаемые читатели, ознакомились с двумя диалогами моих бывших руководителей. Каждый из них до сих пор продолжает учить уму-разуму подрастающее поколение новообразовавшихся сотрудников милиции. Я полагаю, вы поняли, какие возвышенные отношения царят в милицейской епархии и усвоили тот урок, что самое наиважнейшее в органах внутренних дел – это планирование своей профессиональной деятельности. Каждодневное, еженедельное и месячное планирование своих действий. Но как бы вы не старались, ваш руководитель всегда окажется умнее вас и в конце беседы произнесёт: «Пи#дуй!». А вы скажете: «Есть!» и помчитесь за планом. Такова сущность службы в милиции, которая круглосуточно стоит на страже закона и конституционных прав и свобод граждан.

© Важняк Сороденович Ментовский
Феечки

-Ну почему мне так не везет???!!! Ыы-ы-ы-ууу!!! - рыдала навзрыд Галинка, уткнувшись носом в подушку, мокрую и без того насквозь, от пролитых слез. - Гоо-о-о-оспади!!! Ну почему?! Ы-ы-ы-у-у-у!!! Помоги...
- Ну?! - раздалось откуда-то из темного угла Галинкиной комнаты.
- А?! - удивилась девочка, шмыгнув носом.
- Ну, фигли надо?! - прорычал некто неведомый из мрака.
Уголек сигары красной точкой вспыхнул в полумраке спальни.
- А ты кто? - усаживаясь на кровати, и утирая тыльной стороной ладони нос, поинтересовалась Галинка, забыв испугаться.
- Фея! - сказал незнакомец, шагнув из темноты навстречу девочке.
Вот тут Галинке следовало бы точно испугаться, но она только икнула.
- Ну, фигли надо?! - повторил свой вопрос фея, точнее фей, почесывая левую ягодицу. - Давай рожай быстрее, у меня жопа от этого платья чешется.
Галинка снова нервно икнула, пытаясь усвоить неокрепшей детской психикой картину феяявления. Перед ней стоял небритый лохматый тип, со следами недельного пьянства на лице и соответственным запахом, в розовом пышном платьице до колена, сплошь украшенном розочками, рюшечками и оборочками. Голову венчала сияющая диадема. В левой руке фей сжимал полупустую бутылку дешевого коньяка. В уголке рта покоился зажатый губами "огрызок" сигары. Не в меру волосатые ноги были обуты в кеды 42-го растоптанного размера. Завершали картину адового фейства линялые носки, с непередаваемым ароматом химического оружия.
- Какая ж ты фея?! - по слогам выдавила из себя Галинка, дав зарок никогда больше не пить пиво с пацанами после уроков.
- Йолы! Добрая конечно! - сообщил фей, снова почесывая зад.
- Ма-а-а-аамочки! - завизжала Галинка, вспоминая о всех лекция о вреде наркотиков и той единственной затяжке, на которую ее уболтала подруга Ленка на новый год.
- Ты дура? - поинтересовался фей, скребя щетину на подбородке.
- Угу. - абсолютно искренне ответила Галинка.
- Короче, либо рожаешь че тебе надо, либо я пошел и можешь хоть на колготках повесится!
- А ты, правда, фея? А где волшебная палочка? - собрав в кучу, все мужество и воспоминая о феях из детских сказок, спросила девочка.
- Ща покажу! Допросишься! - заявил фей, угрожающе приподнимая подол платья.
- Не надо!!! Верю!!! - вскрикнула Галинка, и снова нервно икнула.
- Я жду! - притопнул ногой фей. - Все же чешется!
- Короче... - девочка насупилась, на глаза снова навернулись слезы. - В общем, у нас это... дискач в школе, а меня мать не пускает пока хату не уберу. Поможешь?!
- Гавно вопрос. - заключил фей, придирчиво осматривая окружающее его пространство, заполненное грязными девчоночьими вещами, обертками от сникерсов, рваными колготками и останками косметики.
- Правда?! - поинтересовалась Галинка, утирая снова нос.
- Не, блин, прикалываюсь! Для того, блин, и приперся. Ща все сбацаем! - заключил фей, отхлебывая коньянка. - Это... как его?! Ну это... бля... сорри... Короче ты волшебные слова знаешь?
- Ну, это... трах-тиби-дох! - выпалила Галинка.
- Это тебе еще рано! - заключил фей, грозя пальцем с обломанным ногтем, и снова почесал зад. – О! Вспомнил! Крякс-блякс-шмякс!!!
После этих слов в шкафу-купе что-то крякнуло, вздрогнуло, его дверцы разъехались, выпуская на свет огромные осьминожьи щупальца.
- А-аа-а! - заорала Галинка, прыгая на руки, офигевшего от такой наглости фея.
- Блин! Ты точно дура! Чуть в платье не наклал! А ну слез с меня сейчас же! Еще в педофилии обвинений мне не хватало. - зло забурчал фей, стряхивая, повисшую на его шеи Галинку.
- Нет!!! Пока это тут, не слезу! - заключила девочка, цепляясь за волосы фея и обнимая его ногами.
А щупальца меж тем хватали одежду и прочее, устилающее пол комнаты и утаскивали в нутро шкафа. При виде плаката с Димой Биланом, украшающем стену, щупальца переглянулись и единогласно пришли к выводу по поводу его принадлежности к мусору.
- А ну не тронь! - заорала Галинка, слезая с фея и замахиваясь на щупальца розовым бюстгальтером, валявшимся на кровати. Враг отступил, однако, вырвав из рук девочки злополучный лифчик.
- Ну, вот и порядок! - заключил фей через некоторое время, когда последний фантик от чупа-чупса канул в шкафу, дверцы которого с треском захлопнулись. - Только в шкаф теперь не лазай.
Галинка таращила по сторонам глаза и икала уже не переставая.
- Ну, я пошел! - сказал фей, разворачиваясь спиной к девочке. - Пока! - добавил он и почесался, задрав платье.
- Ыы-ы-ы-у-у-у-уу! - завыла Галинка снова.
- Че?! Опять?! Ну йолы-палы... Ща чем беда?
- А мне идти теперь не в чем! - быстро успокоившись заявила девочка, оправляя челку, попавшую в нос.
- А ты не опухла ли, деточка?! - поинтересовался фей, роняя сигару.
- Нет! - четко выкрикнула Галинка, заискивающе глядя на фея.
- Нет ну йоба... йоханый бабай! - всплеснул руками и соответственно останками коньяка добрый фей.
- Ыыыы-ы-ыыу-у-уу! - переходя в ультразвук завыла Галинка.
- Тс-с-с, дура! Это ж не моя специализация... Ща помощь позову! Только заткнись, будь добра!
- Угу! - кивнула Галинка.
Фей, хрустя суставами, уселся на пол в позе лотоса, закрыл глаза и завыл - Пыыыы-ы-ыво-о-о-о!!! Пыво-о-о-ооо!!! Пыво-о-о-оо-о!
Воздух в комнате стал тяжелым и мутным, запахло селедкой. Посреди комнаты из ниоткуда материализовался некто. Некто был невысокого роста, бородат, одет в обтягивающие треники, заправленные в носки, некогда белую, ныне замусоленную до желтых пятен, майку и хрустальные туфельки на шпильке. В руке некто сжимал внушительных размеров воблу, коей и рассекал воздух имитируя удар о стол. Постепенно осознавая происходящее новоявленный некто, замедлил свои взмахи, а после и просто прекратил их, уставившись большими грустными глазами на фея.
- Ну ёб... - начал было он.
- Тут дети! - рыкнул фей, прижимая к губам палец.
- А пиво? - совсем погрустневшим голосом, спросил некто.
- Нет. - развели руками фей и Галинка.
- Пока. - коротко заявил некто и начал растворятся.
- Стоять! - заорала девочка и пригнув вцепилась в ногу незнакомца, срывая туфлю.
- Она что дура?! - поинтересовался некто.
Фей утвердительно кивнул.
- Отдай обувь казенную! В мумий тролля превращу! - заявил некто.
- А вот он, - указывая на фея, сказала Галинка - Обещал, что ты мне прикид забацаешь!
Фей кивнул, стыдливо опустив глаза.
Некто тяжело вздохнул, посмотрел на воблу, на девочку, на фея, почесал затылок.
- Ладно. Че ты хочешь?
- Что нить от Гучи!
- А в попе не слипнется?! - поинтересовался некто, на этих словах фей почесался снова.
- В самый раз! - решила играть ва-банк Галинка.
- Распустили молодежь... - грустно произнес Некто.
Галинка смотрел на него снизу вверх глазами преданного не выгулянного пуделя.
- Крестная, лучше дай, что хочет, а то зае... достанет! - рыкнул фей, затягиваясь сигарой.
- Уже понял. - заключил крестная. - Гамас-тропас-шмакус-кабрус-гучус-на-халявус!
Галинку подхватил, неведомо откуда взявшийся ураган и закружил по комнате. В кольцах мини смерча вспыхивали стразы сваровски.
Фей передал бутылку с коньяком крестной. Оба волшебных существа с интересом наблюдали за метаморфозами, творящимися с Галинкой. Наконец, ураган утих, и пред ними предстала их подопечная в новом облике. Розовом облегающем платье, с черными кружевными вставками, в аккуратных кожаных туфлях на шпильке, маникюром и прической.
- Это я сразу, чтобы сто раз не слушать - указывая на прическу сказал крестный.
- Ураа-а-а-а!!! - заорала Галинка, исполняя ритуальный танец индейцев Чироки, кружа по комнате.
- Валим! - заключили феи, переглянувшись.
- Ыу-у-у-у-уууу! - завыла Галинка.
- Опять! - хором вскрикнули феи.
- Щаз-то что? - нервно икнув, поинтересовался фей.
- А у Таньки из 10Б сиськи в три раза больше... а у меня... Ыы-ы-ы-ыу-у-у! - разревелась Галинка.
- Блядь! - не в силах больше сдерживать свои эмоции заключил фей, залпом, допивая останки коньяка.
- Спокойно, коллега! - сказал крестный.
- Ага-ага!!! - закивала головой Галинка, предвидя чудо.
- Снимай носки. - заявил крестный фею.
- Это последние чистые! - огрызнулся фей.
- Ыы-ы-ы-ыууу!!! - затянула Галинка, искренне веруя, что волшебные чудо-носки являются самым неотъемлемым элементом пластической магии.
- На-на-на подавись! - закричал фей срывая носки.
Крестный взял носки в обе руки, вручив фею свою воблу, он обошел Галинку несколько раз, придирчиво рассматривая девчоночью фигуру. Затем оттянул край декольте платья и засунул в бюстгальтер попарно носки. Хорошенько утрамбовал, поправил и отошел, дабы насладиться творением своих рук.
- Э?! А че наколдовать слабо?! - разочаровано поинтересовалась Галинка.
- Слабо. - сказал крестный, забирая у фея воблу. - Валим по быстрому...
- Ыыы-ы-ыыууу!!!
- Блядь!!! - теперь уже не сдержал себя крестный. - Пошла ты...
- А на чем я поеду на дискач?! А?! Лимузин давайте!!! - злобно наступая, потребовала Галинка.
- Угу! - переглянулись феи и щелкнули пальцами.
В воздухе снова запахло селедкой и замелькали стразы. Галинку подхватил волшебный ветер, поднял к потолку, едва не стукнув о люстру, и резко бросил на кровать.
- НОГИ! - нечеловеческим голосом заорал фей, прыгая в темный угол, где, по всей видимости, у него был заготовлен портал. Крестный растаял в воздухе.
"Суки!!! Стоять!!!" хотела заорать Галинка, но ей мешал носок фея, плотно заткнувший рот.
Где-то под окнами громыхала нечеловеческая музыка из сотового телефона.
- Гаа-а-аааляяя! - перекрикивая телефон, заорал Колька. - Га-а-а-аляяяя! Пошли на дискач!
- Ща! - гаркнула ему Галя, в открытую форточку, выудив изо рта носок. А про себя подумала "Вот, я все таки дура, надо было с Бред Пита начинать просить".
The End

(с)Moandor

Понравился пост? Поддержи Фишки, нажми:
1
10
Новости партнёров

А что вы думаете об этом?
Фото Видео Демотиватор Мем ЛОЛ Twitter Instagram
Отправить комментарий в Facebook
Отправить комментарий в Вконтакте
10  комментариев
190
vorkutin777 8 лет назад
UNIVERHELP.ru - СПАСЁТ УЧЁБУ!
93
Vbnz3100 8 лет назад
прочетено-------> зачет
227
BPhoeniX 8 лет назад
202
mishelnew 8 лет назад
гыааааааа Фей!!!