Пес пришел к умирающему хозяину, чтобы сказать последнее "прости" Пес пришел к умирающему хозяину, чтобы сказать последнее "прости" Гениальные идеи вязаных подарков на Новый год! Гениальные идеи вязаных подарков на Новый год! О жизни, смерти и хорьках О жизни, смерти и хорьках Уникальные кадры Великой Отечественной войны Уникальные кадры Великой Отечественной войны Эти фотографии показывают каким образом исправляют недостатки творческие люди Эти фотографии показывают каким образом исправляют недостатки... Со своим уставом в чужую маршрутку Со своим уставом в чужую маршрутку Тот самый случай, когда твой начальник безнравственное чудовище Тот самый случай, когда твой начальник безнравственное чудовище Картинки с надписями Картинки с надписями Гифки дня Гифки дня Звёзды не ездят в метро? Кто вам сказал такую глупость? Звёзды не ездят в метро? Кто вам сказал такую глупость? Женщины, приговоренные к смертной казни в СССР Женщины, приговоренные к смертной казни в СССР Папа Римский заявил, что среди католических священников не должно быть сторонников гей-культуры Папа Римский заявил, что среди католических священников не должно... Смешные комментарии и высказывания из социальных сетей Смешные комментарии и высказывания из социальных сетей Страшные фотографии с жуткой историей Страшные фотографии с жуткой историей Подборка позновательных фактов Подборка позновательных фактов Эти люди просто хотели выглядеть модно, но что-то пошло не так Эти люди просто хотели выглядеть модно, но что-то пошло не так Провал в памяти Провал в памяти Гипнотизирующие и невероятно приятные глазу гифки о том, как делаются продукты питания Гипнотизирующие и невероятно приятные глазу гифки о том, как...

Истории

9385

Цветные стекла


Наряжая елку, каждый год перебираю коробку с елочными игрушками. Вот новые глянцевые бусы, бархатные банты, а вот старый стеклянный домик и арлекин с железной прищепкой у основания ног. Игрушки моего детства, какими же красивыми они казались мне тогда… Тогда все было другим – пахучие елки и мандарины, большие сугробы снега зимой, и чувства настоящие, другие. Или просто мы уже другие?...
У меня было хорошее детство. Если вспомнить сейчас, получится настоящий калейдоскоп из ярких стеклышек. Меня воспитывали втроем мама, бабушка и тетя. Все трое были одинокими, если точнее, мама разведена, бабушка овдовела, а тетя была незамужней. Вот такая нестандартная семья. Это не было легко, но было очень интересно. Об одном только отношении к мужчинам, привитом мне с детства, можно написать рассказ. Мы жили вчетвером, пока мне не исполнилось пять лет, потом все разъехались. Интересно, что самые яркие детские мои воспоминания именно из этого счастливого периода.
Они очень часто забывали забрать меня из детского сада, потому что надеялись друг на друга. В итоге воспитательница забирала меня к себе домой, а потом за мной кто-нибудь приезжал. Воспитательница моя меня обожала, потому что я была очень развитым ребенком, к тому же мы были тезками. Читать я научилась в 4 года, с тех пор больше, чем книги, меня мало что волновало. Я не дружила с детьми ни в школе, ни в детском саду. Для девочки, которая перечитала сначала все детские, а затем все взрослые книги в доме, включая «Мертвые души» и прозу Пушкина, другие дети казались какими-то малоразвитыми, что-ли. В общем, ввиду того, что дети не могли поддержать разговоров на актуальные темы любви, гуманизма, счастья, веры в бога и т.д., взрослые мне были гораздо более интересны.
Бабушка.
Бабушка моя была очень молодой, потому что рано родила маму, а мама очень рано родила меня. По тем временам бабушка сделала отличную карьеру, она была председателем какого-то там комитета, объездила полмира (социалистическую его половину), привозила мне ходячие и говорящие куклы, немецких пупсиков и прочую поебень. А еще она была настоящей красавицей, как из кинофильмов, и очень строгой и гордой. Я обожала свою бабушку, а другие бабушки и женщины из нашего дома ей завидовали и недолюбливали.
Однажды я взяла у бабушки из кошелька четвертной и накупила кулек шоколадного мороженого по 28 копеек. Потом, рыдая, я смывала это мороженое в унитаз и, сквозь сопли и слезы, пыталась объяснить, что я не украла, а просто взяла. Мы же не чужие, все-таки…
Еще у бабушки было много неинтересных книг. Когда я спрашивала, зачем нужны такие книги, она отвечала, что в нагрузку дали. Это «в нагрузку» было очень непонятно для меня. Зачем человека грузить книжками глупыми? И зачем эту нагрузку брать?
А когда мне было года три, меня остановили бабушки, сидящие на лавочке возле подъезда: - Оленька, а что это за дядя к вам вчера приходил?
- А, это бабушкин новый ебарь, - радостно выпалила я – смотрите, он мне сережки подарил.
Пиздюлей, которых я отгребла тем вечером, я не забуду никогда. С тех пор я не откровенничала больше с соседями.
Из всех мужчин, которые ухаживали за бабушкой, я больше всего любила Севу. Сева подарил мне трехколесный велик, умел ловить раков и вообще был очень добрым. Но бабушка сказала, что он алкоголик и портит ее репутацию. Когда он ночью кричал под окнами «Вера, я тебя люблю», я горько плакала. Потом он сошел с ума. Когда я выросла, разыскала его в Павловской.
Тетя.
Моя любимая, замечательная тетя работала администратором Киевской государственной филармонии, запредельно умная, начитанная, эрудированная, интеллигентная, тонко чувствующая и духовно-богатая, она все время старалась вырастить из меня «Леди». Мне запомнилось ее выражение лица, когда ей сообщили в детсаду, что я сказала на мальчика «пидарас».
Звали мою тетю Аллой и была она слегка полненькой. О детской доброте, как известно, можно слагать легенды… В общем, я, любя, называла свою тетю просто – Алжир. Она не обижалась. Она вообще вела себя со мной, как с личностью: варила для нас двоих кофе по утрам, давала почитать «Новый мир» и обсуждала со мной прочитанное, таскала за собой в филармонию, когда я болела и не ходила в детсад, а в обеденный перерыв мы шли обедать в ресторан «Днепр».
- Здравствуйте. Что будете заказывать?
- У вас есть осетрина?
- Нет.
- Алжир, пошли отсюда, тут нет ничего.
Официант в ахуе.
Осетрину Алжир привозила мне из командировок в Москву, как и лимоны, хороший кофе и бананы, дозревавшие у меня под кроватью.
Время дефицитов. Мы помним это время только хорошим, потому что были детьми. Это ведь не нам нужно было изворачиваться, чтобы что-то «достать». У меня под кроватью спели бананы и я была самым счастливым ребенком на свете. А еще это было замечательное время потому, что ты ребенок, ты уже достаточно много знаешь, но еще не понимаешь какой говенный этот мир на самом деле.
Еще я выучила на память поэму «Цыганы» Пушкина и Алжир разыгрывала ее со мной по ролям. Я, конечно же, – Земфира в сложенном ватном одеяле вместо юбки, она – Алеко.
А однажды, когда мне было четыре года, я потерялась на Крещатике. Алка шла с сотрудницей по трубе, я плелась за ними, глазея по сторонам. Завидев издали лоток с мороженым, конечно, начала ныть. Мне выдали 25 копеек, подождали чуток, увидели, что мне дают мороженое и пошли дальше. А у тетки не было 3 копейки сдачи. Ну, я стою, значит, и тупо талдычу: «три копейки мне на воду, три копейки мне на воду…». Пока дождалась свои 3 копейки, Алки уже и след простыл. Осмотревшись, подумала я, что добираться домой как-то надо. Не найдя милиционера, решила подойти к девочкам лет 16-ти: так, мол, и так, потерялась, фамилия, адрес и все такое,.. довезите домой, пожалуйста.
Оббегав безрезультатно весь Крещатик и заявив в милицию, приехала моя тетя домой, села на лавку возле подъезда и горько заплакала. Из окна первого этажа выглянула соседка.
- Аллочка, у тебя случилось что-нибудь?
- Олька потерялась, боюсь даже домой идти.
- Да что ты говоришь! Она час назад была тут, забрала какие-то открытки из почтового ящика и ушла гулять за дом.
У тети был приступ.
Ей вообще не везло со мной.
Еще раз ей стало плохо с сердцем, когда мама с бабушкой украли меня 3-летнюю из больницы, привезли домой на такси, поставили под дверь, позвонили, а сами спрятались. Открывает Аллочка дверь, а там я. В темноте. В одной пижаме. Поздний вечер. Зима.
Еще раз я пришла с качелей с разбитой головой, вся в крови, которая стекала по лицу и длинным волосам. Хичкок отдыхает. Помню, что люди на улице меня пугались. Она потеряла сознание, когда открыла дверь.
Реально не везло.
Мама.
Странно, но про маму вообще из того времени мало что помнится. Только отрывочные фразы типа « …у всех дети, как дети… ты же девочка…» и т.д. Еще мама никогда не готовила, мы ходили есть в кафе или, когда были деньги, в ресторан «Горище» через дорогу. Мне там очень нравилось: каменные лестницы, цепи, полумрак, как в старом замке.
Однажды я дралась во дворе с мальчиком. Чем он меня обидел, я уже, конечно, не вспомню, но обижать себя я никому не давала. Дрались жестко. Вокруг нас образовалось кольцо из других детей, каждый за кого-то «болел». Вдруг подбежала мама этого мальчика и начала орать, будто не в себе: «Еще раз тронешь моего сына, - убью,… тварь,… ноги повыдергиваю… Так своей потаскухе матери и скажи». Все вокруг онемели. Время остановилось. Мне показалось, что в этот момент вся моя кровь, вся, что у меня есть, оказалась в моей голове. В висках стучало. Так я впервые почувствовала ярость.
Через пару дней я насрала им под коврик.
Маме я ничего не сказала.
Папа.
Первый класс. Первое сентября. Первый урок – урок мира.
- Здравствуйте, дети! Давайте знакомиться. Меня зовут Лариса Андреевна. Давайте каждый из вас, по очереди, назовет свое имя и фамилию, скажет кем он хочет стать, а еще как зовут родителей и где они работают.
В голове пронеслось: «пиздец». Твердо зная, что обманывать плохо (этому учат все на свете книжки), следующие 10 минут я морально готовилась. Когда меня спросили, кем я хочу стать, я почему-то пизданула «строителем». Про это я, видимо, не успела подумать. Слегка недоумевая, учительница спросила:
- А кем работает твоя мама?
- Никем. Мама не работает.
Я бы, конечно, объяснила им, что моя мама – гламурная тусовщица, если бы мне тогда были известны такие слова. Но увы…
- А папа?
И тут я почти заорала на нее:
- А папы у меня нет!
Все вокруг снова замерло. Лариса Андреевна в ахуе, как и присутствовавшие родители. Занавес.
А вообще-то, у меня было хорошее детство. Есть еще много других стеклышек разных цветов: море, крики чаек, этот неповторимый кайф, когда горячий песок струится сквозь пальцы и в руках остаются только теплые черешневые косточки; любимые, зачитанные до дыр книжки – Стефан Цвейг и Франсуаза Саган; ежик, найденный в лесу и заботливо принесенный домой. Он укусил меня за палец, когда я хотела погладить его животик. Еще дохлый воробушек, которого я пыталась отогреть неделю (потом мама отняла и выбросила); мой ночник с расплавляющимся воском, похожим на разные забавные фигурки; верблюжье одеяло, распоротое, чтобы посмотреть, какая шерсть у верблюда; задохнувшиеся рыбки, щедро закормленные мной; соседская собачка Чики, которая прыгала всем на ногу и дрочила (до сих пор ненавижу пекинесов всеми фибрами души).
А когда-то на меня упала елка, наряженная уже, с игрушками. А из одежды на мне были только майка с трусами. Вот так лежала на животе, елка у меня на спине и орала не своим голосом.
Это было 31 декабря, как сейчас. Вспоминаю почему-то каждый год :)
Автор: Синеглазка (алкоголическая подорва)
Обитаемый остров
Обитаемый остров.

Художественный фильм по мотивам культового (среди Режиссера Бондарчука) произведения бр. Стругацких.
Максимально упрощенная версия сценария.
(темный экран, фирменным голосом канала СТС)
- Далекое-предалекое будущее. Добро, разум, политкорректность, лигалайз и фрилав победили на всей планете. Президентом Мира стала Валерия Ильинична Новодворская. А у каждого студента-недоучки есть свой космический корабль. И на фоне всего этого мы вам покажем мега-супер-фантастический блокбастер, после просмотра, которого всем станет ясно, что Спилберг, Лукас, Кэмерон и прочие, по сравнению с Режиссером Бондарчуком – пацаны и хлюпики.
зрители ( вжимаясь в кресло): - ну нихуя себе!
(на экране появляется Первый Спецэффект фильма, он как бы говорит нам, что Режиссер Бондарчук смотрел х/ф «Матрица» и ему очень понравились металлические кальмары с кучей щупалец. Внутри Спецэффекта Максим Камеррер болтает по телефону с бабушкой)
Бабушка: - а еще дедушка спрашивает, не ты ли спиздил его именные часы!?
Максим (светя в камеру огромным будильником на запястье): - я не брал!
(зум наезжает на гравировку на циферблате хронометра «Почетному участнику у XXI Марша Несогласных, Аполинарию Феоктистовичу Камерреру. С любовью от Г.Каспарова, А.Стругацкого и В.И.Новодворской»)
Бабушка: - и мою челюсть новую вставную, кто взял!? Я ее только-только отбелила!!! Негодяй!
Максим (светя в камеру ослепительной улыбкой в тридцать два клычка): - я не брал!
(На экране тем временем Первый Спецэффект фильма налетает на Второй. Все гремит и сверкает. Камера трясется. Максим кричит не забывая ослепительно улыбаться. Первый Спецэффект падает на Планету Сарракш, как бы намекая нам, что Режиссер Бондарчук смотрел х/ф «Черная дыра» и ему очень понравилась сцена аварийной посадки звездолета в пустыню)
продюсер Роднянский ( в зале, потирая ладони):
- а не окупится, попилим на телесериалы!!! Получилось же с «Кодом Апокалипсиса-2», неплохой сезон «Прекрасной Няни» вышел…
(На экране Максим идет по лесу, не забывая ослепительно улыбаться. В кустах шныряет кто-то волосатый, с большим носом, в кепке и тренировочных штанах)
Максим: - эй беженец! Маршрутка далеко останавливается!?
Беженец Голованян: - мая рюсский нэ панимать! Савсэм нэдавна приехаль!
(убегает, в кадре появляется местный ппс-ник)
Ппс-ник (козыряя): - абыр-абыр-абырвалг!!!
Максим: - чего!?
Ппс-ник: - абыр! Пардон, не отошел после вчерашнего. Проверка паспортного режима. Регистрация, деньги, мобильные телефоны есть!?
Максим: - чего!?(не забывая ослепительно улыбаться)
(на экране Максима отводят в опорный пункт милиции, немного для порядку дуплят и решают отравить в районный центр. За время поездки происходят 1) Важный Проясняющий Многое Разговор с конвоиром и 2) Спецэффект Номер Три. В течение всех перечисленных процедур Максим не забывает ослепительно улыбаться)
зрители (в зале поглядывая на будильник Максима на экране):- эй! Ну когда уже драйв, мочилово и сиськи будут!?
Режиссер Бондарчук (в первом ряду): - ну, подождите еще немного, я же должен объяснить, что к чему, тем, кто не успел прочитать Культовую Книгу!?
зрители (фигея): - какую еще книгу!?
(на экране панорамы районного центра. Они как бы говорят нам, что Режиссер Бондарчук смотрел х/ф «Метрополис», «Пятый элемент», «Эквилибриум» и «Через тернии к звездам»… и ни хрена в этих фильмах-таки не понял)
Конвоир: - ты Макс извини, говорят в КПЗ места сейчас нет, оттого определим тебя в вытрезвитель. Народ там добрый, даже можно сказать, душевный.
Максим: - чего!? (не забывая ослепительно улыбаться)
(на экране вытрезвитель, Максиму делают клизму, промывание желудка и мочат в сортире… пардон в ванне, которая как бы говорит нам о том, что Режиссер Бондарчук смотрел х/ф «Звездные Войны: Империя наносит ответный удар» и ему доставило разглядывать Марка Хэмилла в трусах и желе)
Писатель Лукьяненко, (в первом ряду, Режиссеру Бондарчуку): - а вот кстати у меня тоже много Культовых Книг есть, можно по ним чего-нибудь снять. Так же, чтобы обязательно кто-нибудь в трусах и в желе, и желательно помоложе!?
(на экране показывают крупным планом лицо Бледного Хмыря)
Бледный Хмырь (себе под нос): - а не позвать ли мне чувака Косящего под Зорга!? Эй, как там тебя!? Дуй сюда!!!
(входит Чувак Косящий под Зорга, весь его вид как бы говорит нам о том, что Режиссер Бондарчук, не однажды смотрел х/ф «Пятый Элемент» и его неподецки перло от Гэри Олдмена)
Бледный Хмырь: - давно хотел тебя спросить, ты косплеер сцука штоле!?
Чувак Косящий под Зорга: - эээ, чего!?
Бледный Хмырь: - короче, бери мою тачилу, и дуй в вытрезвитель! Найдешь там пацана с будильником и вставными зубами, и мухой обратно!
зрители (между собой): - куда мы попали!? Это блин похлеще «Голого Пистолета 33 и 1/3» будет. По-моему это была комедия…
(на экране Максима забирают из вытрезвителя, катают на машине, у Чувака Косящего под Зорга начинается ломка во время которой Максимка благополучно теряется. Некоторое время зрителю демонстрируются виды город, как бы говорящие нам, что Режиссер Бондарчук смотрел х/ф «Бегущий по лезвию бритвы», «Бессмертные: война миров» и «Вспомнить все». Максим заходит в кафе для кибер-готов, просто готов, геев и эмо)
Кибер-гот в Шляпе: - чьих будешь!? VNV-Nation слушаешь!? Evil’s Toy? Хотя бы Him!?
Максим: - да я все больше как-то «Ласковый Май»
Кибер-гот в Шляпе: - выйдем на люди поговорим!?
(на улице на Максима нападает толпа кибер-готов, просто готов, геев и эмо вооруженных вантузами, пробками от ванной на цепочках и страпонами. Зрителю показывают драку, она же Четвертый Спецэффект, весь вид которой как бы говорит нам, что Режиссер Бондарчук смотрел х/ф «Матрица» и «Самый лучший фильм». Максим вваливает всем люлей одним пальцем и не забывает улыбаться. Появляется Главная Телка в Фильме)
Главная Телка в Фильме: - ты такой самый-самый! Пойдем со мной. Если будешь пусей, раскрою тему сисек!
Максим: - чего!?(не забывая ослепительно улыбаться)
зрители ( в зале, перешептываются): - ну дела налаживаются. Хоть на сиськи-письки посмотрим.
Режиссер Бондарчук (в зале многозначительно ухмыляется): - ага, прям щас!
(лирическая сцена между Главной Телкой и Максимом, бретелька спадает с правого плеча героини, потом с левого. Потом… на экране появляется Режиссер Бондарчук в стрингах и халате украшенных стразами Сваровски)
Режиссер Бондарчук (игриво подмигивает): - привет противные! Меня зовут Прокурор, я гламурный! И пока Максим мацает за всякое Главную Телку в Фильме, вы будете смотреть как я принимаю ванну…
(плещется в ванной, пускает пузыри и сучит лапками)
зрители (охуевше):- Сууууууууууууууууукаааааааааааааа !!!!
(спальня Главной Телки в Фильме, раскрывается дверь входит мужик, приглядевшись зрители узнают конвоира сдавшего Макса в вытрезвитель)
Конвоир: - Рада!!! Опять!?
Максим (вскакивает спросонья): - какая Рада!? Верховная!? Ющенко опять ее распустил!?
Конвоир: - лягай сынку, бачу шо не москаль.
Максим: - где-то я тебя мужик видел… только не помню где… стоп! Анапа!? 87-й!? пансионат «Весна»!?
Конвоир: - совсем у парня крыша едет. Всегда говорил, бабы и выпивка до добра не доведут. Давай-ка я тебя заберу из этого гнезда разгульной жизни. К нам в казарму. Суровый мужской коллектив быстро из тебя всю это дурь-то повыбьет!
(на экране суровый быт инопланетной армии. Зрителю как бы дают понять, что Режиссер Бондарчук смотрел все фильмы серии «Звездный Десант», все орут)
Ротмистр Чукча: - Вы говно. Армия, даже из таких пидаров как мы сделает настоящих мужчин!
Максим: - чего!?(не забывая ослепительно улыбаться)
Ротмистр Чукча: - Хуле лыбишься!? На тебе пистолет. Вышиби мозги Гоше Куценко и еще троим нифига не значащим статистам!
зрители (в зале, наперебой): - херасе! Пристрелить Гошу Куценко!? А можно мне!? Нет мне!!!
Максим: - чего!?(не забывая ослепительно улыбаться)
Ротмистр Чукча: - такие люди в армии нам ни к чему (стреляет Максиму в голову)
Режиссер Бондарчук ( в зале):- ну как вам сюжетный поворотец!?
(экран гаснет, из зала уходит треть зрителей)
Режиссер Бондарчук( охуевая): - стоять! Куда!? Это же еще не конец…
(на экране появляются Максим и трое нифига не значащих статистов у костра)
Максим: - … вот так я выжил. Одна пуля срикошетила о бабушкину челюсть (ослепительно улыбается в камеру), две о дедушкины часы (зум на будильник) и остальные четырнадцать прошли навылет но никаких особенно жизненно важных органов не задели.
Семья Сценаристов Дяченко (в зале, оглядываясь на зрителей): - мы, между прочим, это предложение полгода сочиняли. а Режиссер с Продюссером забраковали 888974 варианта сценария.
(в это время на экране последовательно происходят Спецэффекты под номерами Пять и Шесть, которые как бы намекают, что бюджет вобщем-то подходит к концу, и самое бабло уже истрачено. Максим попадает в камеру к Гоше Куценко и Ппс-нику, знакомому нам по началу фильма . Вид Гоши Куценко как бы говорит, зрителю, что Режиссер Бондарчук смотрел х/ф «Поле битвы: Земля» и остался без ума от прически актера Траволты)
Ппс-ник (Гоше Куценко): - абыр, абыр, абырвалг! Уже пол-фильма тут сидим, и ни одной бабы. Давай-ка я новенького-то огуляю.
Гоша Куценко: - бездуховно это. К тому же он меня не убил. Хотя и предлагали. Нету на то согласия моего.
Ппс-ник: - тогда пошли в лес, волосатого по кустам ловить. Авось обломится чего…
Беженец Голованян (за кадром): - нэт! Нэ надо! Ви жэ абищали больши так нэ делать!
(на экране бамбуковые заросли, как бы говорящие зрителю, что съемочная группа во главе с Режиссером Бондарчуком не зря провела время в крымском Никитском ботаническом саду. Из-за деревьев выглядывают Спецэффекты номер Семь и Восемь. Своим наличием они как бы выражают надежду, что неискушенный зритель понятия не имеет о существовании х/ф «Терминатор», «Терминатор 2» и «Терминатор 3»)
Спецэффект номер Семь: - а я вообще-то тут на полставки. Обычно я на детских утренних Железного Дровосека играю.
Спецэффект номер Восемь: - а помнишь как мы на съемках «Подземелья ведьм» отожгли!? Катурадж… фу ты блядь, Массаракш!!!
зрители ( в зале, откровенно зевая): - бля, ну долго там еще!? Нам еще на «Любовь-Морковь 2» успеть надо…
Режиссер Бондарчук (успокаивающе): - подождите, сейчас самое интересное начнется…
(на экране в кадр въезжает большой Гламурный Розовый Танк, он как бы дает понять зрителю, что это Личная Находка Режиссера Бондарчука, а также вызывает подозрения в его дальтонизме)
зрители( в зале охуевающе) - ЭТО ПИЗДЕЦ!
(еще одна треть зрителей встает и уходит, оставшиеся хором блюют между рядами, звучит пафосная музыка)
Максим (запрыгивая в большой Гламурный Розовый Танк): - ну до встречи в следующей серии…
зрители (окончательно охуевшие): - какой еще нахуй следующей серии!?
(темный экран, фирменным голосом канала СТС)
- каков запас хода у картонного Гламурного Розового Танка… куда можно спрятать дедушкин будильник… может ли бабушкина вставная челюсть сверкать еще ярче… покажет ли сиськи Главная Телка в Фильме… и какие еще фантастические блокбастеры видел в своей жизни Режиссер Бондарчук… ответы на эти и многие другие вопросы вы узнаете во второй части этого фильма. Несите в кассу. Му ха ха…
зрители ( хором):- Блядь!
(занавес)
http://d-a-z-bastard.livejournal.com/1099015.html
Было дело

- Ирка, милая, любимая… - Я ныла в телефонную трубку как профессиональный нищий. – Ирка, не будь ты скотиной, возьми меня!
- Хуй тебе. – В шестой раз ответила Ирка, но по её голосу я поняла, что ещё щущуть – и она сломается. – Я тебя с первого класса знаю. Свинью такую. Ты мне всю дачу загадишь.
- Не загажу! – Я истово перекрестилась, и сообщила об этом Ирке: - Вот те крест на пузе. Ира, я перекрестилась, если чо.
- Ничего святого в тебе нет. – С горечью сказала Ирка, и процедила сквозь зубы: – Завтра в девять утра чтоб была на Выхино, у автовокзала. Вовке своему скажи, чтобы он какие-нибудь шмотки взял, переодеться. Будет мне яблоню выкорчёвывать, пользы ради.
Я положила трубку, и завопила:
- Вованище, мы едем!
Муж, стоящий у меня за спиной, даже не вздрогнул. Только нашёл глазами бумажную икону с Николаем Чудотворцем, мученически на неё уставился, и прошептал:
- Есть Бог на свете…
Те, кто начал свою супружескую жизнь в квартире с прилагающимися к ней родителями – меня поймут. С родителями жить трудно. Даже если это твои собственные родители. На третьем году семейной жизни я крепко сторчалась на валерьянке, а Вовка стал испытывать проблемы с потенцией. Половая жизнь нашей ячейки общества неумолимо угасала, и впереди маячила перспектива развода и дележа имущества, состоящего из телевизора и холодильника с магнитиком в виде жопы.
Иначе и быть не могло. Вовкину потенцию сильно повредила моя мама, каждую ночь входящая в нашу спальню со словами «Одурели что ли – трахаться на ночь глядя? Отцу завтра в шесть вставать, а они пыхтят на весь дом!», и имеющая нездоровую привычку хвалиться своим подругам Вовкиными яйцами: «А какие яйца у моего зятя! Он вчера сидит на кухне в трусах, картошку чистит. Ноги раздвинул – а из трусов такой царь-колокол вывалился – я охуела. Повезло моей дочушке, повезло»
Мои попытки поговорить с родительницей «по душам» дали прямо противоположный результат. Теперь мама каждую ночь входила к нам в спальню, где-то в промежутке между петтингом и минетом, и громко докладывала: «Завтра суббота. Папе на работу не надо – можете трахаться». А подругам своим стала рассказывать, что у Вовки, как оказалось, яйца очень мелкие, а большими они ей вначале показались, потому что у неё очки на плюс шесть. И дочушке её не повезло.
С Вовкиными родителями мне жилось бы намного хуже, потому что папа у него полковник в отставке, и наше первое с ним знакомство началось и закончилось тем, что папа посмотрел на меня как Собчак на Катю Гордон, и отчеканил: «Такое жидкое говно нам весь генофонд испортит. Ни рожи, ни кожи, ни сисек, ни писек. Наплодит тебе хомяков-рахитов и вот таких медуз беспозвоночных, а потом с первым попавшимся гомосеком свалит. А я твой зоопарк кормить не буду».
В общем, выбора не было, и после свадьбы мы с Вовкой стали жить у меня, получив в подарок от родителей набор кастрюль, и предупреждение: «Только попробуйте замок в дверь врезать. Мне внуки ещё не нужны»
Нам внуки тоже пока были не нужны, но ебаться, в общем-то, хотелось. Вовке даже каждый день. Поначалу. Но, спустя два года, Вовке уже не хотелось ничего, кроме как отравиться. А мне постоянно хотелось валерьянки. Вначале мы пытались наладить половую жизнь в гостях у друзей, но друзья быстро догадались зачем мы к ним приходим, и два часа кряхтим в ванной, и перестали нас приглашать после того, как мы им сорвали раковину, и нечаянно забрызгали зеркало.
Оставалась только Ирка. Ирка, и Иркина дача. У Ирки мы в гостях не были ни разу, и общих знакомых, которые могли бы ей насплетничать про зеркало и раковину, у нас тоже не было. Тем не менее, Ирка никогда не приглашала меня в гости, памятуя о том, как четыре года назад она оставила мне ключи от своей квартиры, в которой жила голодная кошка, нуждающаяся в регулярном питании, а я за три дня Иркиного отсутствия затопила ей квартиру, сломала телевизор, разбила стекло в серванте, и потеряла кошку. Кошку мне Ирка не простила до сих пор, и мою просьбу взять меня и Вовку с собой на дачу - сразу восприняла в штыки. Но она ж меня с первого класса знает. Я ж без мыла в жопу влезу. Поэтому впереди нас с Вовкой ждали незабываемые выходные, полные секса, разврата и разнузданных оргий.
В Выхино наша супружеская пара была уже в восемь утра. На тот случай, если Ирка передумает, и захочет уехать без нас. Наши глаза лучились счастьем, карманы были туго набиты гандонами, и мы крепко держали друг друга за руки как два еврея перед входом в газовую камеру.
Ирка появилась у билетных касс в восемь сорок пять, что подтвердило мою догадку о её непорядочности.
- Что ж ты так, Калинина, а? – Я подскочила к Ирке со спины, и хотела укоризненно хлопнуть её по плечу, но одну мою руку мёртвой хваткой держал Вовка (подозреваю, что это была судорога щастья), а второй я придерживала свой карман с гандонами, чтобы они не выпали Ирке под ноги, и не спалили мои намерения. Поэтому я стукнула Ирку лбом по горбу.
- Вы тут со вчерашнего дня торчите? – Глаза Ирки пробежались по нашим измождённым лицам, и остановились на половинке чебурека, который Вовка грустно жевал без помощи рук. – Небось, и билеты уже купили?
Я выразительно постучала по своему набитому карману, а Ирка явно начала что-то подозревать.
- Наш автобус отходит в девять тридцать. Можете сходить поссать. До Рязани поедем без остановок. В автобусе семечки не грызть, на пол не блевать, и соплями на стекле слово «Хуй» не писать. – Ирка уставилась на меня немигающим взглядом, и я поняла, что она в деталях помнит ту школьную автобусную экскурсию в Ярославль. И наверняка не простила мне кошку.
В автобусе я демонстративно уступила место у окна Вовке, а сама уселась ближе к проходу, положив руки на колени так, чтобы Ирка их видела до самой Рязани. Но впечатления на Ирку это не произвело.
- Не вздумай блевать на пол. – Подруга протянула мне два пакета. – Вовке тоже дай. Наверняка он такой же блевун как и ты. Раз на тебе женился.
Так, с добрыми напутствиями и с двумя пакетами, мы отправились в путь. Путь был долгим, Рязань – это даже не Мытищи, заняться было нечем, и я всю дорогу развлекала себя тем, что нашёптывала Вовке в ухо всякие грязные и непристойные вещи, но перегнула палку, и Вовка дважды воспользовался пакетом. Это тоже меня немного развлекло, а Ирка по-учительски покачала головой, давая мне понять, что в моём муже она не ошиблась.
На дачу мы приехали к часу дня, и сразу поинтересовались где мы будем спать. Ирка покосилась на мой карман, сказала, что я озабоченное животное, и указала нам с Вовкой нашу комнату. В тот момент, когда я сняла трусы, оставшись в футболке и панамке, и вывалила на кровать все гандоны, дверь тихо скрипнула, приоткрылась, и в образовавшейся щели появился Иркин рот, который жалобно сказал:
- В этом посёлке живут сплошь научные работники из папиного института. Все люди очень уважаемые, все меня хорошо знают. Умоляю, ведите себя прилично. Вы уедете, а мне тут ещё жить. Пожалуйста…
В Иркином голосе была такая неземных масштабов грусть, что я непроизольно надела трусы обратно, скомкала в руках панамку, и запихнула под кровать гандоны.
- Бог терпел, и нам велел. – Философски высказался Вовка, и спросил у Иркиного рта: - Чо там с яблоней твоей надо делать?
- Выкопать и выбросить. – Грустно сказал рот. – Только у меня лопата сломалась. Вы переодевайтесь, а я пойду к соседу, лопату у него попрошу.
Рот исчез, дверь закрылась, я всхлипнула, Вовка мужественно пошевелил челюстью, и крепко меня обнял:
- Ничего, у нас ещё вся ночь впереди. Ночь, полная страсти, огня, и изысков. Чо ты там в авобусе говорила про жопу?
Я потупила взор, и промолчала.
Стемнело. За домом пылал костёр, на котором мы казнили Иркину засохшую смоковницу, мы с Вовкой пили пиво, а Ирка – молоко.
- Хорошо сидим… - Я сдула пену, вылезающую из моей бутылки. Прям на Вовку.
- Хорошо… - Ирка слизнула молочные усы, и посмотрела на часы. – Чёрт! Уже одиннадцать! Мне ж к Марии Николаевне надо!
- Кто такая? – Лениво поинтересовалась я, прижимаясь к Вовке, и пытаясь незаметно завладеть его второй бутылкой. – Научная работница-душегубка? Убийца лабораторных собачек и обезьянок? Чикатило с вялыми сиськами?
- Не надо так про Марию Николаевну! – Иркины губы задрожали. – Не надо! Это папина двоюродная сестра!
- А чо она тут делает? – Мне нравилось доводить порядочкую Ирку до инсульта. С первого класса нравилось. Наверное, поэтому меня Ирка и не любила. – Никак, папанька твой злоупотребил служебным положением, и выбил своей сестричке шесть соток в Рязани, обделив, возможно, какого-нибудь гения науки, лауреата Нобелевской премии, и обладателя Пальмовой ветви?
- Какая же ты, Лида… - С горечью облизала молочные усы Ирка, и покачала головой. – В тебе есть хоть что-то человеческое?
- Говно. – Прямолинейно ответила я. – И много. Так что тут делает Мария Николаевна?
- Живёт. – Отрезала Ирка. – Живёт и болеет. Я ей хожу давление мерять. И щас пойду.
Подруга порывисто встала, зачем-то осмотрелась по сторонам, нырнула в дом, вынырнула оттуда с тонометром подмышкой, и демонстративно ушла, хлопнув калиткой.
Наступила тишина. Где-то, непонятно где, тихо пердели сверчки, звенели комары, и казнилась Иркина яблоня. А нам с Вовкой было хорошо.
- Накажи меня, товарищ Фролов! – Я наклонилась к Вовкиному уху, и вцепилась в него зубами. – Я плохая колхозница, мои свиньи потравили твой урожай, и я шпионю на вьетнамскую разведку!
- Ах ты, вредительница! – Вовка задрожал. – Я исключу тебя из партии! Товарищескому суду тебя отдам на растерзание! Без трусов.
- А ещё я утаила от государства пять тонн сахарной свеклы, и продала колхозную корову в Америку! Накажи меня за это, председатель комсомольской ячейки!
- Щас накажу… - Трясся Вовка, сдирая с меня джинсы вместе с трусами, и опрокидывая на спину. – Я тебе покажу как государственное имущество проёбывать, проститутка революционная!
Под моей спиной хрустели ветки, и вкусно пахло, из чего я сделала вывод, что лежу я в кусте чёрной смородины, и Ирке весть о кончине её куста не добавит здоровья.
Хрустели ветки, и мои тазовые кости, уже сросшиеся в результате долгого отсутствия вагинальной пенетрации.
Хрустели кости, и Вовкины суставы.
Мы очень громко хрустели, иногда оглашая окрестности криками:
- Я буду наказывать тебя до тех пор, пока не вернёшь всё что спиздила!
- Я не могу, Володя! Отпусти меня! Не мучай!
- Нет! Я буду тебя ебать, пока ты не сдохнешь! Ты должна быть наказана!
Всё это время я лежала на спине, зажмурив глаза, чтобы чего доброго не окосеть от того, что куст я давно сломала, и теперь бьюсь головой о бетонную плиту, которыми на Иркиной даче были обложены все грядки, чтоб земля не расползалась. Когда Вовка взвыл, и прекратил движения, я посчитала, что опасность косоглазия миновала, и открыла глаза.
И тут же получила дополнительный оргазм, от того, что увидела над собой усатое еблище незнакомого мужика. Еблище смотрело на меня в упор, ловило ртом воздух, хваталось за сердце, и шептала что-то похожее на «лопата».
- Вова… - Простонала я, поднимая за волосы Вовкину голову от своей груди. – Вова… Там маньяк-извращенец… Я боюсь!
Вовка посмотрел на моё лицо, сгруппировался, ловко вскочил на ноги, умудрившись при этом не оставить во мне свой хуй навсегда, и принял какую-то боевую стойку. Глаза усатого еблища окинули взглядом Вовку, проследили за коротким полётом гандона, сползшего с Вовки, и упавшего еблищу на ногу, и оно снова простонало:
- Лопата…
- А… Вовка дружелюбно улыбнулся еблищу. – Ира у вас лопату брала? Щас-щас-щас, одну минутку. Не уходите никуда, я щас принесу.
- Вова, я с тобой! Я выбралась из кустов, натянула футболку почти до колен, и Квазимодой поковыляла за мужем. – Я с ним не останусь. Он на меня смотрит очень странно.
- Ещё б он не смотрел. – Вовка вытащил из земли лопату, и постучал ей по бетонной плите, отряхивая засохшую землю. – У него, поди, в последний раз баба была, как Олимпиада – в восьмидесятом году. А тут – нна тебе: сиськи-письки, и кино для взрослых в режиме реального времени. Эй, сосед! – Вовка отряхнул лопату, и обвёл участок глазами. – Лопату забирать будешь?
Усатое еблище исчезло.
- Чойта он? – Вовка кивнул на пустое место, где минуту назад ещё стояло еблище. – Дрочить побежал, что ли?
- А нам-то что? Пусть дедок перед смертью себя побалует. Надо будет потом к нему Ирку с тонометром отправить. А то как бы не помер с непривычки, гипертоник.
Ещё полчаса прошли в полном блаженстве. Я допивала Вовкино пиво, и болтала ногами, сидя на скамейке, Вовка ворошил в костре угли какой-то арматуриной, в воздухе витал запах щастья и жжёной резины, которую мы подобрали возле смородинового куста, и тоже казнили на костре.
Беда пришла внезапно. И выглядела она как усатое еблище с милиционером.
- Вот она, вот! – Кричало еблище, тыкая в меня пальцем, и с ненавистью глядя на Вовку, который замер с бутылкой пива в одной руке, а вторая зависла на полпути к его губам, с которых он собирался стереть пивную пену. – Вот она, девочка бедная, жертва грязного животного! Вы только посмотрите на него! Он же явно олигофрен! Эти глаза, этот тупой, жестокий взгляд, да у него пена изо рта идёт! – Еблище обрушило на Вовку взгляд, полный ненависти.
- Разберёмся. – Осадил еблище милиционер, и подошёл ко мне. – Ну что, заявление писать будете?
- Я?! – Я ничего не понимала? – Я?! Я?!
- Немка, что ли? – Еблище посмотрело на милиционера, и перевело: - Это она «Да» говорит. Три раза сказала.
- Какая нахуй немка?! – Ко мне вернулась речь, а Вовка вышел из ступора, и и вытер пену. – Вы ебанулись тут все, что ли?! Да я сама щас этого гуманоида усатого засажу на всю катушку! Какого хуя вы вообще врываетесь на частную территорию? Чо за милиция? Покажите документы! А то знаю я, блять, таких милиционеров!
- Где хозяйка дачи? – Вопрошал милиционер.
- Он её убил! Убил её, животное! – Верещало еблище.
- Идите все нахуй отсюда! – Орала я, размахивая руками, и напрочь забыв что на мне нет трусов.
- Где тут городской телефон? Я звоню в ноль один, в ноль два, и в ноль три. – Вовка адекватнее всех среагировал на ситуацию.
- Стоять! – Рявкнул милиционер, и достал из кобуры пистолет. – Документы свои, быстро!
- Какие… - Начал Вовка.
- Вова! – Истерично заорала я, и вцепилась ногтями в усатое еблище.
- Мать твою! – Заорало еблище.
- Всем стоять! – Крикнул милиционер, и выстрелил в воздух.
И в этот момент на участок вошла Ирка…
- Хорошо отдохнули, блять… - Я сидела в пятичасовом утреннем автобусе, увозящим меня и Вовку обратно в Москву, и куталась в Вовкину куртку.
- Да брось. – Вовка грыз семечки, и незаметно сплёвывал шелуху на пол. – По-моему, смешно получилось. Ирку жалко только.
- Нихуя смешного не вижу. И Ирку мне не жалко. Предупреждать нужно было.
- Откуда ж Ирка знала, что этот мудвин сам за своей лопатой попрётся, а тут мы в кустах: «Я буду тебя ебать, пока ты не сдохнешь, ты должна быть наказана!» Кстати, соседа тоже жалко. Просто так сложились звёзды, гыгыгы. – Вовка заржал, и тут же поперхнулся семечкой.
Я с чувством ударила его по спине:
- Никогда в жизни больше в Рязань не поеду. Мне кажется, об этом ещё лет десять все говорить будут.
- Да брось. Порнуху любую возьми – там такое сплошь и рядом.
- Вова, я не смотрю порнуху, к тому же, такую грязную. Тьфу.
Полчаса мы ехали молча.
- Знаешь, - я нарушила молчание, - а я всё-таки до сих пор не пойму: зачем Ирке надо было говорить соседу, что к ней на дачу приехала подруга с братом? Муж с женой, заметь, законные муж с женой – это что, позор какой-то?
- Ты сильно на неё обиделась? – Вовка обнял меня за плечи, заправил мне за ухо прядь волос. – Всё равно помиритесь. Подумаешь, горе какое: сосед поцарапанный, Ирка с приступом астмы, и Марья Николаевна с инсультом. Не помер же никто. Помиритесь, зуб даю.
Я отвернулась к окну, ковырнула в носу, и начала писать на стекле слово «Хуй»
Автор: Мама Стифлера

Понравился пост? Поддержи Фишки, нажми:
2
13
Новости партнёров

А что вы думаете об этом?
Фото Видео Демотиватор Мем ЛОЛ Twitter Instagram
Отправить комментарий в Facebook
Отправить комментарий в Вконтакте
13 комментариев
4
regwet 8 лет назад
Да и первая вполне. У нее есть тема, настроение и сообщение обществу. Вам ото лишь бы что-нибудь обгадить!
4
regwet 8 лет назад
А мне очень понравились, что вторая, что третья. Они ржачные и позитивные!
94
ldma 8 лет назад
Тфь, ****ь, ребята! Сами вы гамно! Исключитель ради поддержки первой истории я и зарегистрировался! История №1 - отлично!
183
MUTILKA 8 лет назад
про игрушки ёлочные .....такаяж ***ня....такая ностальжи берёт....
14
burn7 8 лет назад
походу все 3 гавно!!!!
14
burn7 8 лет назад
первая история полный маразм!!!
−399
Миссия провалена или что-то пошло не так Миссия провалена или что-то пошло не так
Свежая подборка автоприколов Свежая подборка автоприколов
12 киноштампов, которые смешат ученых (13 фото) 12 киноштампов, которые смешат ученых (13 фото)
Чем больше ты работаешь, тем… больше ты работаешь! Чем больше ты работаешь, тем… больше ты работаешь!
Дочь Брюса Уиллиса: крепкий орешек с волосатыми подмышками... и грудью Дочь Брюса Уиллиса: крепкий орешек с волосатыми подмышками... и грудью
В берлинском метро мигрант без всякой причины сбросил девушку со ступенек В берлинском метро мигрант без всякой причины сбросил девушку со ступенек
Все ушли, а он остался. 17 фото последнего жителя деревушки со 150-летней историей Все ушли, а он остался. 17 фото последнего жителя деревушки со 150-летней историей
Игра слов, игра слуха, игра зрения -  взрыв мозга Игра слов, игра слуха, игра зрения - взрыв мозга
Жестокий, но действенный способ воспитать разбалованных котов Жестокий, но действенный способ воспитать разбалованных котов
Смотрите бесплатно в своём спортзале: девушки превращают любую тренировку в шоу! Смотрите бесплатно в своём спортзале: девушки превращают любую тренировку в шоу!
Сбитый машиной койот не переставал улыбаться спасателям Сбитый машиной койот не переставал улыбаться спасателям
Если бы скорая вдруг стала прозрачной Если бы скорая вдруг стала прозрачной
Российский адреналиновый маньяк сорвался с 30-метровой высоты, схватившись за электропровода Российский адреналиновый маньяк сорвался с 30-метровой высоты, схватившись за электропровода
Внутри питона: вскрытие бирманской змеи шокировало ученых Внутри питона: вскрытие бирманской змеи шокировало ученых
Блогеры создали модный журнал для тех, кому за 100... килограммов Блогеры создали модный журнал для тех, кому за 100... килограммов
Российские королевы тверка Российские королевы тверка
Такое увидишь нечасто! Два пассажирских самолета одновременно заходят на посадку Такое увидишь нечасто! Два пассажирских самолета одновременно заходят на посадку
Модели с дефектами внешности: уродство или изюминка? Модели с дефектами внешности: уродство или изюминка?
Снегурочка в стиле шок: детский аниматор оказалась примой столичного порнотеатра Снегурочка в стиле шок: детский аниматор оказалась примой столичного порнотеатра
Черная модель воссоздает снимки знаменитых кампаний, подчеркивая однообразие индустрии моды Черная модель воссоздает снимки знаменитых кампаний, подчеркивая однообразие индустрии моды
Конфликт с участием дочери депутата в Екатеринбурге. Новое видео и комментарии сестры Конфликт с участием дочери депутата в Екатеринбурге. Новое видео и комментарии сестры
Лучший в мире босс отправил всю фирму отдыхать на Мальдивы Лучший в мире босс отправил всю фирму отдыхать на Мальдивы
Эти товарищи смогут продать даже снег в январе Эти товарищи смогут продать даже снег в январе
11 фотографий диких зверей, которые вызовут у вас смешанные чувства - от веселья до страха 11 фотографий диких зверей, которые вызовут у вас смешанные чувства - от веселья до страха
Лондонская студия делает глобусы по старинной технологии Лондонская студия делает глобусы по старинной технологии
Карта мира, которая расскажет, в чем ваша страна "самая-самая" Карта мира, которая расскажет, в чем ваша страна "самая-самая"
Теории заговора, оказавшиеся правдой Теории заговора, оказавшиеся правдой
Лоботомия: немного истории и страшных фотографий Лоботомия: немного истории и страшных фотографий
Имперский марш на палочке для кофе Имперский марш на палочке для кофе
Жительница Тольятти всю зиму ходит в летней одежде и легкой обуви Жительница Тольятти всю зиму ходит в летней одежде и легкой обуви