Шагающие дома: что и как двигали в Москве (3 фото + 1 видео)

934
3
1

Москва — чемпион среди европейских столиц не только по количеству снесенных и сносимых исторических памятников, но и по числу зданий, передвинутых внутри города. Анна Векшина рассказывает краткую историю перемещений!

Технология передвижения
О том, как двигали разного рода сооружения, известно довольно много. Впервые острая надобность что-либо подвинуть возникла в XV веке. Талантливый инженер Аристотель Фиораванти взялся перевести колокольню Санта Мария Маджоле в славном городе Болонья, которая мешала постройке зданию городской администрации. Чтобы не сносить святыню (которая, кстати, была все-таки снесена через 400 лет) предусмотрительный инженер заключил колокольню в клетку из мощных деревянных брусьев, чтобы исключить возможность возникновения трещин, а передвигали башню на полозьях с помощью системы канатов и блоков. Для того времени зрелище это было действительно впечатляющее, ведь колокольня была примерно с девятиэтажный дом, и переехала она аж на 13 метров. Кстати, в биографии Аристотеля Фиораванти вообще есть, где покопаться и чему удивиться. Например, что именно ему Россия обязана строительством Успенского собора в Кремле. Но это, как говорится, совсем другая история.
С тех самых пор принцип передвижения особенно не изменился: сначала дом укрепляют специальной металлической рамой по линии запланированного среза фундамента. Для придания особой жесткости раму соединяют поперечными и диагональными связями. Это необходимо для домов с внутренним каркасом, например с колонным залом, которые при движении могут сместиться. После того, как рама установлена, дом срезают с фундамента, под раму укладывают ходовые балки и рельсовые пути. Затем дом поднимают на домкратах, опускают на специальные катки и везут по рельсам до нужного места. Сам переезд — или лучше сказать перекат — дома занимал немного времени, а вот подготовка к нему — недели или даже месяцы.

Дом на Каланчёвской улице
Каланчёвская улица, 32/61
Русский опыт по перевозу и передвижению домов появился ещё до революции. Мы не будем здесь описывать все упоминания о переносе деревянных церквей и домов, а расскажем о первом опыте переноса каменного московского дома. Тем более, что он и поныне стоит на том месте, куда его переставили. В 1897 году принялись активно расширять Николаевскую железную дорогу, на пути которой и встал жилой дом. Владелица дома, англичанка Джейн Макгилл, приняла решение перенести его примерно на 100 метров от железнодорожных путей. Проект такого необычного переезда разработал инженер И. М. Федорович, он же и руководил всеми работами. Всю мебель из дома, конечно, вытащили, а также разобрали все печи и установили в цокольном этаже специальную металлическую раму из стальных кованых вагонных осей, чтобы придать ему больше крепости и устойчивости. Сам дом подняли с помощью домкрата, срезали с фундамента и двигали по рельсам. В общем-то все прошло успешно. Дом передвинули, Федорович сделал в Императорском Русском техническом обществе подробнейший доклад о своей деятельности и намеревался и дальше использовать свой опыт при расширении железнодорожных узлов. Однако применить свои знания и смекалку
ему так и не пришлось
.
Дом же стоит и поныне по адресу Каланчёвская улица, 32/61, но попасть туда нельзя — дом хоть и пережил две мировые войны, революцию, большевиков и Лужкова, сейчас заброшен и уже вот-вот будет готов сдаться Собянину.й домов по столице.
Настоящий бум передвижки, перестановки и переездов разразился в советское время. До этого места в городе вроде как хватало, а если и не хватало, то в ход шел динамит. В случае с Храмом Христа Спасителя — просто много динамита. В 1935 году после окончательного принятия плана реконструкции Москвы, начался вывод трамвайных путей с магистральных улиц. Маршрут, который ранее проходил по Тверской улице, стали выводить на 2-ю Брестскую, параллельно пробивая окно к Садовому кольцу. Камнем преткновения стала фидерная подстанция, которая располагалась на нынешней площади Маяковского и питала целый район. Чтобы не организовывать альтернативу и не перекидывать фазы с одних трансформаторов на другие, подстанцию решили попросту подвинуть. Что и было успешно проделано под руководством инженера Э.М. Генделя. После столь успешного опыта было решено взяться за дело более масштабно и организовать «Трест по передвижке и разборке зданий». Главным инженером был назначен Гендель, под руководством которого было передвинуто более 30 зданий в Москве.

Дом на Садовнической
Садовническая улица, 77с.1
Сам дом в форме буквы «г» был возведен в 1929 году. Причём длинная ножка располагалась вдоль Нижней Краснохолмской улицы, а короткая лежала вдоль Садовнической. Краснохолмская улица в то время выходила как раз на старый Краснохолмский мост, который в 1937 году должен был быть заменен на новый.
Причём новый мост по плану должен был пройти аккурат по длинной секции дома. Э.М. Гендель решил разделить этот дом на две части, короткую оставить на месте, а длинную передвинуть и развернуть на 19 градусов. Интересно ещё и то, что дом двигали фактически без выселения. Более того — работали все инженерные системы: вода, канализация и даже телефон с радио. Сам дом передвигали на катках, ехавших по 37 рельсам. После передвижки обе части дома снова соединили и так и простоял он до 1967, пока не был разрушен взрывом бытового газа. В настоящее время одна из частей его сохранилась, а вот на месте другой красуется современное стеклянное здание.

Расширение Тверской и перенос Савинского подворья
Тверская, 6 с.6
В стремлении придать Москве новый облик строители коммунизма как-то не очень обратили внимание на то, что при расширении Тверской улицы, многие дома выступают за «красные линии». Устремившись к новому, светлому и чистому, часть домов просто уничтожили, а некоторым суждено было переехать на другие места вглубь квартала. Всего было передвинуто около десятка зданий, и заодно со всей честной компанией и памятник Пушкину. Самая масштабная работа по передвижению была связана, конечно, с бывшим Саввинским подворьем, весившим 23 тысячи тонн. Это был самый тяжелый дом из всех, которых когда-либо перевозили. В общей сложности потребовалось около 2100 катков. Само передвижение дома состоялось ночью, пока жители спали. Интересно и то, что во время переезда к дому были присоединены все временные коммуникации, так что для самих жителей переезд оказался в общем-то незаметным.
Сегодня Саввинское подворье полностью спрятано от любопытных глаз во дворе за Сталинскими домами по Тверской улице и новым зданием МХТа со стороны Камергерского переулка. Говорят, что в основании дома до сих пор замурованы вагонетки, на которых ехал дом в новую жизнь.
Здание Моссовета
ул. Тверская, д. 13.
Еще один рекорд тверской улицы — переезд здания Моссовета, который также не вписывался в генплан города. С ним-то и возникло много проблем. Во-первых, оно было построено в форме буквы «п», а во-вторых, претерпело надстройку в целый этаж с чердаком. Кроме того, внутри здания находился большой двухсветный зал, то есть, по сути, огромное пространство без каких-либо несущих перегородок. В случае неудачи, дом просто мог бы сложиться, как карточный домик. Остается добавить к этому, что во время переезда здание продолжало работать безостановочно, то есть внутри находились люди, а также обязательно должны были работать все коммуникации и телефон. В отличие от Саввинского подворья, здание Моссовета передвигалось вместе с подвалом, а потому был вырыт огромный котлован и пути прокладывались почти на четырехметровой глубине. Сам переезд занял фактически около 40 минут, а подготовка а нему — около месяца. Переезд состоялся в общем-то удачно: здание и по сей день стоит там, куда его передвинули, но после всего этого мероприятия в стенах и перекрытиях появились трещины, так что позже при реконструкции пришлось встроить в него 24 металлические колонны.
Здание Глазной больницы
Мамоновский пер., д. 7
Один из самых интересных переездов был связан с домом Нарышкина, в котором квартировала (и, кстати, до сих пор находится) глазная больница. Здание нужно было не просто сдвинуть с Тверской, а вообще убрать в соседний переулок. То есть тринадцать с лишним тысяч тонн нужно было сначала развернуть почти на 80 градусов, потом провезти сто метров и, в конце-концов, надвинуть на выстроенный заранее цокольный этаж. Вся операция прошла успешно — дом и ныне там. Так и стоит на своем новом фундаменте, принимает пациентов.
После войны «переезды» домов с места на место прекратилась, а деятельность «Tреста по передвижке и разборке зданий» была направлена на восстановление разрушенных в войну зданий. Конечно, бум передвижников закончился, однако некоторым интересным проектам все же предстояло случиться.
Дом Сытина
ул. Тверская, д. 18Б.
В 1979 году состоялся переезд дом книгоиздателя Сытина, который загораживал новое здание «Известий». То ли жаль отцам было сносить этот уникальный памятник модерна, то ли за зданием стояла богатая история с располагающейся там ранее редакций «Правды», но дом все-таки переехал. Метров на тридцать с лишним сторону, ближе к площади Маяковского, где, кстати, и по сей день стоит, правда последние несколько лет закрытый либо рекламной растяжкой, либо строительным тентом.МХТ им. Чехова

Камергерский пер., 3, стр. 1
Одним из последних зданий, которое справило новоселье в 1983 году, было здание МХТ им. Чехова. Сам театр был построен в форме буквы «т», причем в «перекладине» короткой части располагался зрительный зал, а в «ножке» — сцена с поворотным кругом. Её то и задумали перенести, при капитальной реконструкции. Сцену сначала отрезали от основной части здания стальным тросом. Везли её все тем же проверенным способом — на рельсах вглубь квартала на 27 метров. Однако чуть позже выяснилось, что то расчётное пространство, на которое рассчитывали строители, оказалось слишком небольшим для проведения монтажных работ. Техника туда пролезть не могла и пришлось бы использовать только лишь ручной труд рабочих, а высота стен театра достигала 30 метров. Поэтому коробку сцены сначала сдвинули на 20 метров, а потом вернули назад примерно на половину пути.
Современные инженеры ищут новые методы совершенствования этого довольно хлопотного и затратного процесс: например, в Европе предпочитают применять специальные тележки с установленными на них же домкратами. При использовании таких тележек пропадала необходимость в укладке рельс и шпал. Правда, в нашей стране, которая фактически единственная в мире переживала такой масштабный бум передвижки, интерес к этим технологиям угас. Сейчас у нас, как и в начале 30-х годов, использование динамита остаётся основным методом работы с существующей застройкой.

Источник: urbanurban.ru

Понравился пост? Поддержи Фишки, нажми:
2
0
Новости партнёров

А что вы думаете об этом?
Фото Видео Демотиватор Мем ЛОЛ Twitter Instagram
Отправить комментарий в Facebook
Отправить комментарий в Вконтакте