Ведьма с Уолл-стрит (1 фото)

1201
1

Эта история об одной из самых богатых женщин истории, биография женщины, вошедшей в книгу рекордов Гиннеса, как самой жадной из тех, которых только видела наша планета – Гетти Грин, более известная как ведьма из Уолл-Стрит.
Родилась в 1834 году, штат Массачусетс, город Нью-Бедфорд, США. Отец владел большим китобойным предприятием, параллельно занимался торговлей с Китаем. Мать много болела, именно поэтому воспитанием дочери занимались дед и отец Эдвард Мотт Робинсон. В 6 лет, дочурка начинает интересоваться бизнесом и вместо сказок Корнея Чуковского, читает деловые газеты. Уже в 13 лет – она полноценный бухгалтер, занимается финансами семьи. Ничего не предвещает беды, интерес в раннем возрасте, чем бы то ни было, помимо развлечений это, безусловно, хорошо.
Эдвард (отец) был тираном, как результат, Эбби (мать) вместе с Генриеттой переезжают к сестре Сильвии. Но это не помешало юной «ведьме» по собственному желанию проводить время с отцом. Гетти превратилась в миловидную девушку, став одной из самых завидных невест Бэдфорда. Поначалу женихи не заставили себя ждать, но вскоре число их поубавилось. Озадачивал даже не настороженный взгляд Гетти Робинсон, видешей в них (и не без основания) лишь охотников за чужим богатством, а ее бедная, похожая на сиротскую, одежда и застиранное платье, старые туфли со стоптанными каблуками и даже непарные, спущенные на щиколотки носки. И еще охлаждали жениховский пыл слухи о ее неимоверной бережливости. Редкие домашние приемы у Гетти были постоянной темой городских сплетен. Говорили, что она тушила праздничные восковые свечи из спермацета кашалотов (дорогостоящий фирменный продукт) еще до ухода последнего гостя, а на следующий день продавала их недогоревшие останки. Использованные столовые салфетки, если на них не было явственных пятен. Гетти вспрыскивала водой, проглаживала утюгом и снова пускала в ход. Как-то раз отец разрешил ей поехать на зиму в Нью-Йорк для первых шагов в свете, поручив заботам тамошней родственницы и снабдив тысячью долларов для прибретения подобающей одежды. Вскоре дочь вернулась домой в том же платье в котором уезжала. На отцовский вопрос последовал радостный ответ: «Я вложила деньги в банковские акции». И Гетти прижала к груди драгоценный пакет.
Между тем пик доходов от китобойного промысла был пройден. Нефтепродукты из России и Румынии начинают заполнять рынок, и вслед за ними в домах американцев загораются вместо свечей керосиновые лампы. Уже ничто не задерживало Эдварда Робинсона в Бедфорде. В 1860 году в возрасте пятидесяти лет умерла жена, никогда не отличавшаяся отменным здоровьем. И он переезжает в Нью-Йорк вместе со своим миллионным состоянием и намерением его расширить (просим учитывать, что тогда доллар "весил" раз в 20 больше, чем сейчас — ред.). Гетти — рядом с ним, готовая в любой момент встать на пути повторной женитьбы. Не забывает она время от времени и посещать тетю Сильвию, чтобы напомнить угасающей старой деве о любящей племяннице.
Однажды ее познакомили с немолодым уже джентельменом, которого звали Генри Грин. За его плечами была нео6ычная, полная приключений жизнь. Он был родом из состоятельной вермонтскои семьи, предки которой восходили к английским пилигримам первой волны. В роду американских Гринов были конгрессмены и судьи, а родной дядя пребывал мэром Бостона. Сам же Эдвард, говоривший на нескольких языках, в том числе китайском, объездил полмира. На восемнадцать лет он задержался на Филиппинах, где и сделал немалое состояние на торговле шелком, чаем, табаком и гашишем. Знакомство с ним для Гетти произошло в непростое для нее время. В июне 1865 года скончался отец, сделав ее единственной наследницей своих миллионов. Не успело улечься сложное чувство горечи от потери близкой души, замешанное на ощущении финансового комфорта, как через месяц пришло сообщение о смерти тети. На похоронах Сильвин рядом с Гетти стоял и поддерживал ее Эдвард Грин. И эта поддержка была весьма кстати во время чтения завещания, и6о Гетти пошатнулась, услышав его. Все последние годы она была у6еждена.что если не все тетушкино наследство (более двух миллионов), то по крайней мере львиная его часть достанется ей, единственной из остающихся в живых Хоулэндов. Каков же был шок, когда в самом конце списка рядом с ее именем прозвучало « 65 тысяч долларов в качестве ежегодного дохода от образуемого коммерческого фонда». Весь же основной наследственный капитал, поделенный на мелкие части, безвозвратно уходил в виде подарков третьестепенным родственникам, бедным городским вдовам, сиротам и просто знакомым. Удар был сильным, но не сокрушающим: через короткое время Гетти начала судебный процесс, ставший самым долгим и самым громким наследственным делом в истории страны.
В июле 1867 года, в самый разгар судебной тяжбы Генриетта Робинсона 32-х лет, и Эдвард Грин, 44-х лет, обвенчались. Священник, скрепивший их союз традиционными богоугодными словами, и не подозревал, что в сумочке у невесты лежит брачный договор, по которому жених навсегда отказывается от какой-либо собственности невесты. А вскоре молодожены на восемь лет покинули Америку, направившись в Лондон, оставив полдюжины адвокатов продолжать схватку.
В Лондоне, Эндрю возглавил 3 городских банка, куда инвестировал свои средства. Супруги поженились в роскошном отеле, среди посетителей которого числились: Эндрю Карнеги и Марк Твен. Гетти не была против, ведь все расходы брал на себя муж. Дела шли хорошо, наша дамочка не упускала возможности заработать на спекуляции на разнице курсов доллара США и английских фунтов стерлингов. Здесь и родились двое их детей : первенец Нэд и дочь, названная Сильвией в качестве знака недругам о своей родственной привязанности к памяти несчастной тети.
1875 год. Финансовый кризис, охвативший деловые столицы мира двумя годами ранее заставил вернуться в Нью-Йорк.
Супружеская пара поселилась в самом дешевом номере самого дешевого отеля, который только можно было сыскать. Эдвард вкладывался в покупки акций, и преуспевал в этом, но ряд непродуманных сделок, и через 10 лет он оказался банкротом. Погрязши в долгах, его финансовое положение могла поправить Гетти, но, конечно же, она этого не сделала.
Само ее имя было уже неразделимо с Уолл-стритом. Пройдошистые брокеры фондовой биржи не упускали из виду ее колоритную фигуру, зная, что акции, купленные Генриеттой Грин, завтра подскочат в цене. Прежде, чем их приобрести она тщательно изучала всю подноготную фирм. и лишь зная о них не меньше владельцев, покупала. Ее главными интересами долго оставались два : стремительно растущая сеть железных дорог и городская недвижимость. География этих приобретений охватывала всю страну. Где только не приобретала она землю: Нью-Йорк, Канзас, Чикаго, Сан- Франциско. . . После ее смерти выяснится, что миссис Грин владела в десятке штатов более, чем восемью тысячами участками и домами, построенными на них.
Гетти Грин вывела для себя правило успеха: покупать дешево – продавать дорого; быть упорным, проницательным и бережливым. За последним, «ведьма» подразумевала нездоровую скупость.
Так, крайне редко меняла нижнее белье – только когда то полностью изнашивалось, никогда не пользовалась горячей водой, ведь в то время она была дорога, постоянно ходила только в одном платье. Когда она нанимала прачку, настаивала на том, чтобы та стирала лишь подол платья и грязные пятна, чтобы сэкономить мыло. По прочтении газет с биржевыми сводками, она отправляла своего сына Нэда на улицу продавать газету. Прививала бережливость и детям, каждую неделю брала с собой на рынок, где торговалась за каждую копейку, покупала поломанное печенье, потому как оно стоило дешевле. Чтобы не тратиться на зимнюю одежду, подкладывала под летнюю нарезанные листы бумаги. Когда в аптеке фармацевт сообщал ей, что лекарство стоит пять центов, а пузырек к нему столько же, Гетти неизменно шла домой и возвращалась с собственной «посудой». Свою собачку кормила бесплатными костями из бакалейной лавки. А чего стоит одна из любимых привычек «ведьмы» - посещение мест общественного питания с целью подбросить в суп камень. Болты – это было накладно, и они стоили денег. Поэтому женщина собирала на дорогах обыкновенные камни… Вечная овсянка в рационе миссис Грин. Что же касается напитков, то запивала еду женщина…обыкновенной водой из под крана. Когда же случались редкие приемы гостей, она «благородно» позволяла им и себе полакомиться рафинадом…
Однажды скаредность обернулась несчастьем, разрушившим жизнь сына. В редкую для Нью-Йорка снежную зиму одиннадцатилетнему Нэду были куплены санки. Осчастливленный мальчик, о6ычно закомплексованный, вихрем покатился с горки и... санки перевернулись, падение, тяжелейшая травма ноги. Надев на сына и на себя самые ветхие из возможных одеяний, Гетти направилась на поиски врача. Она полагала, что нищенский вид смягчит сердца ненавистных лекарей-стяжателей и они окажут помощь бесплатно. Не тут-то было. Подвела пресса, точнее собственная популярность: врачи ее узнавали и с гневом отказывались от подобного волонтерства. Гетти решила, что и домашние средства будут хороши. Боли с годами только усиливались. Запущенная болезнь вскоре привела юношу к ампутации ноги выше колена. Была ли она матерью-чудовищем? Нет, пожалуй. Гетти Грин была просто чудовищно скупа.
Однажды её двоюродная сестра решила оставить у неё детей – девочку десяти лет и мальчика восьми лет. На их удивление Хетти Грин согласилась. По приезду родители были в шоке, когда увидели, что их дети были истощены и часто падали в голодные обмороки. Мало того что Грин морила их голодом, так ещё и устроила их в прачечную на 14-часовой рабочий день.
В последние годы жизни Генриетта переживала еще одну болезнь - манию преследования. Страх покушения на ее жизнь не давал покоя. Она получила лицензию на ношение оружия и никогда не расставалась с ним, а к знакомым всегда ходила со своей собственной едой и спиртовой горелкой.
В 1916 году Гетти умерла от сердечного приступа. Ей был 81 год. Двое детей унаследовали ее состояние, равное головокружительной сумме — сто миллионов долларов (более 2 миллиардов по нынешним деньгам). Нэд довольно быстро растратил свою часть, вырвавшись из под материнского пресса. Бездетная Сильвия посвятила себя щедрой благотворительности.
Во всех изданиях книги рекордов Гиннесса, тщательно фиксирующей «самое-самое», в разделе «Богатство» и сегодня можно увидеть фотографию Генриетты Грин с подписью: «величайшая в мире скряга».

Источник: d3.ru

Понравился пост? Поддержи Фишки, нажми:
1
3
Новости партнёров

А что вы думаете об этом?
Фото Видео Демотиватор Мем ЛОЛ Twitter Instagram
Отправить комментарий в Facebook
Отправить комментарий в Вконтакте
3 комментария