По-настоящему полезные товары, за которые не жалко отдать кровно заработанные По-настоящему полезные товары, за которые не жалко отдать кровно... «Встреча племен радуги»: собрания современных хиппи «Встреча племен радуги»: собрания современных хиппи Модель отправилась в турпоход и делает пикантные снимки на лоне природы Модель отправилась в турпоход и делает пикантные снимки на лоне... Смешные комментарии из социальных сетей Смешные комментарии из социальных сетей Уральский школьник сконструировал компьютерную мышь для безруких Уральский школьник сконструировал компьютерную мышь для безруких Гений из кондитерской Гений из кондитерской "Ониже" на парковке "Ониже" на парковке Красота и удивительная фантазия мастеров  дверных ручек Красота и удивительная фантазия мастеров дверных ручек Забытые профессии древней Руси, которые удивят современного человека Забытые профессии древней Руси, которые удивят современного человека Медведица ловит лосося и кормит своих медвежат Медведица ловит лосося и кормит своих медвежат 12 чернушных комиксов с тонким исландским юмором 12 чернушных комиксов с тонким исландским юмором Про рафинированное подсолнечное (и не только) масло Про рафинированное подсолнечное (и не только) масло Гифки дня Гифки дня Ужасы викторианской хирургии: подробные иллюстрации Ужасы викторианской хирургии: подробные иллюстрации Первый налёт на Берлин Первый налёт на Берлин Смешные картинки с надписями Смешные картинки с надписями Восхитительные иллюстрации от бразильской художницы Каролины Гарибы Восхитительные иллюстрации от бразильской художницы Каролины Гарибы Шикарные, поистине  королевские платья Шикарные, поистине королевские платья

Яков Григорьевич Куценко (3 фото)

1272
3

В олимпийской истории — а для советских спортсменов она началась в 1952 году — у штангистов есть особая причина для гордости. Я имею в виду не выдающиеся мировые рекорды и не чемпионские титулы наших славных супертяжеловесов, а то, что до сих пор тяжелоатлетам чаще, чем представителям других видов спорта, оказывалась высокая честь в день торжественного открытия Олимпиад пронести знамя Советского Союза. И первым подобная честь была оказана Якову Куценко. Вот как он сам вспоминал тот неповторимый день.

"В жизни мне много раз приходилось слышать сигнал фанфар. Этот гордый звук не сравним ни с чем.
В руках у меня наш Государственный флаг. Все мы, советские спортсмены, женщины и мужчины, в белых костюмах, на лицах воодушевление, и все очень красивые..."
Именно таким красивым человеком я впервые и увидел нашего знаменитого чемпиона, воспитанника киевского "Локомотива" Якова Куценко.
Прошли годы, моя молодость взяла верх над опытом грозного соперника. Яков Григорьевич стал нашим главным тренером и сделал на этом трудном посту очень многое для утверждения авторитета советской школы тяжёлой атлетики. Но годы оказались не в силах отнять у этого человека главное — красоту. В последнее время мы, к большому сожалению, не видим Якова Григорьевича Куценко у помоста больших соревнований: он тяжело болен. Но и удар судьбы не лишил этого человека душевной красоты и обаяния.
"В спорте надо жить ярко", — утверждает современная песня. В юности киевского паренька Яши Куценко звучали другие песни. Вместе со своими друзьями он пел о Каховке и Магнитке, которую строил в составе ударной комсомольской бригады.
Уезжал на Урал, надо признаться, Яша с некоторой грустью. Дело в том, что он бредил цирком, борьбой. Кумирами украинского хлопца были Иван Поддубный, Иван Шемякин, Иван Заикин, Данила Посунько, Ян Цыган (Куксенко). Яков не пропускал ни одного представления, где выступали эти выдающиеся мастера борьбы. Забегая вперёд, сообщу, что Яков Куценко с некоторыми из них, в том числе и со знаменитым "дядей Ваней" Лебедевым, не только познакомился, но и сдружился.
После того как работа на Магнитке закончилась, юный Куценко не покинул суровый край. Он отправился на Западный Урал, на строительство Кизиловской электростанции. Это был 1933 год. Работа до позднего вечера, мороз, неустроенный барак — и глушь вокруг. Однажды кто-то затащил в барак две двухпудовые гири. Яков взял да и выжал их двенадцать раз, а затем, к неописуемому восторгу строителей, сделал стойку на дужках.
— Слушай, Куценко, — обратился к нему бригадир. — ты же настоящий артист... Может, выступишь на нашем вечере?
Концерт прошёл под гром аплодисментов. Куценко не только выступил сам, но ещё и подготовил выступление группы акробатов и силовых жонглёров. "Труппа" не подвела своего режиссёра... А через несколько месяцев, когда монтажные работы практически завершились, друзья-комсомольцы проводили Якова в родной Киев. Он уехал поступать в физкультурный техникум.
Штангистом Яков Куценко стал не сразу. Он боролся, занимался на гимнастических снарядах, боксировал, даже прыгал с трамплина. Позднее, став чемпионом страны, на вопрос: "Как вы начали заниматься штангой?" — Куценко своим ответом обескуражил журналиста: "Начал с того, что... невзлюбил этот вид спорта".
Первым, кто "вытолкнул" на помост будущего выдающегося тяжеловеса, оказался директор техникума Шипуков. Яша появился в клубе "Пищевик" на тренировке штангистов. Здесь он впервые увидел чемпиона страны легковеса Александра Донского. Когда маленький богатырь Донской ловко толкнул штангу весом 105 кг, на Куценко это впечатления не произвело. И только когда он, Яков, — самый сильный парень курса — едва поднял 70 кг, то понял, что поднимать штангу — дело непростое. Тогда-то Куценко разозлился и решил... тренироваться серьёзно.
Выбор вида спорта был сделан Яковом Куценко окончательно и навсегда — тяжёлая атлетика. В ней Якова привлекло многое. Например, то, что штанга является совершенно точным мерилом возможностей человека: кто больше поднял, тот и сильней. Кроме того, Якова заворожила эстетическая сторона тяжёлой атлетики — красивый, сильный человек спорит с земным притяжением, побеждает железо, поднимает тонны металла.
В довоенные годы тяжёлая атлетика пользовалась в нашей стране исключительной популярностью. Практически с первых лет Советской власти стали регистрироваться рекордные достижения. И достижения эти нередко превышали результаты лучших штангистов мира. В тяжёлом весе тон задавали Аркадий Касперович, земляк Куценко, и Серго Амбарцумян, богатырь из Еревана. Последнему принадлежали все рекорды страны в пятиборье, а результат Серго в рывке левой рукой — 95,8 кг — превышал мировой рекорд немца Рисса.
Первый выход Куценко на большой помост состоялся в городе Кадиевка, где проводился чемпионат Украины 1936 года. Клуб был переполнен: шахтёры знают толк в нашем виде спорта. Касперович был невысоким, но очень техничным и упорным атлетом. Он толкал 150 кг, вес для того времени немалый. В первом же движении — жиме — юный Куценко смог опередить грозного соперника на 5 кг. В рывке спортсмены разошлись мирно, подняв одинаковый вес. Борьба достигла кульминации в толчке. Оба атлета покорили штангу весом 130 кг, что и сделало Якова Куценко чемпионом УССР. Но ему этого успеха показалось мало, и он попросил судей дать ему возможность побить рекорд ленинградца Николая Кошелева в рывке левой рукой. Яков Григорьевич очень любил это движение. Под гром аплодисментов Куценко зафиксировал 84,5 кг.
— Я знал, — поздравляя его с победой, сказал Касперович, — что твоё время придёт. Вряд ли устоит и Амбарцумян.
Осенью того же года у Куценко произошла очная встреча с могучим Амбарцумяном. В Ленинграде собрались все "звёзды" советской тяжёлой атлетики. Яков нещадно истязал себя на тренировках, готовясь всех удивить. Амбарцумян, напротив, особо не усердствовал, надеясь на свою силу и вес — 120 кг. Железнодорожник же был намного легче — 86 кг. Борьбы в городе на Неве не получилось. Куценко не только "загнал" себя на тренировках, но и перегорел задолго до выхода на помост.
"Я вышел на помост и почувствовал, как дрожат колени. Казалось, все зрители видят мою трусость" — так описал позже Куценко своё состояние. Но именно в Ленинграде Яков Куценко многое понял. Чтобы побеждать, нужно готовиться постоянно, продуманно и целенаправленно.
Победа пришла на следующий год в Тбилиси. Конечно, Яков и на этом чемпионате страны побаивался Серго: уж больно силён и авторитетен был Амбарцумян. Но у Куценко тоже имелся свой козырь: после неудачи в Ленинграде локомотивец установил всесоюзный рекорд в толчке — 154,5 кг. Борьбу за золотую медаль абсолютного чемпиона вели три атлета: Петров, Амбарцумян и Куценко. Лидерство после жима захватил Петров — 117,5 кг. Амбарцумян поднял 115 кг, но это было для него очень мало и он явно расстроился. Киевлянин же зафиксировал 112,5 кг.
В рывке соперники поменялись ролями, теперь уже Куценко завладел инициативой на помосте: безупречно вырвал 120 кг. Амбарцумян был в нокдауне, штанга не слушалась гиганта — его результат равнялся всего 110 кг. А Петров находился в отличной форме, он поднял 112,5 кг.
В толчке на штангу поставили 150 кг. Кто сильнее? Петров и Амбарцумян спасовали перед этим весом, и только Куценко толкнул снаряд. Победа!
Завоевав звание абсолютного чемпиона СССР в 1937 году, Куценко, неизменно выступавший под флагом общества железнодорожников, добивался этого почётного титула ещё 13 раз — непревзойдённый рекорд в истории отечественной тяжёлой атлетики. Среди рекордсменов страны заслуженный мастер спорта Яков Куценко занимает также очень высокое место — шестое. Этих рекордов им было установлено 58.
После окончания Великой Отечественной войны советские спортсмены вышли на мировую арену. Первопроходцами оказались штангисты. Весной 1946 года команду советских тяжелоатлетов пригласили в Париж для приёма в Международную федерацию и для участия в чемпионате мира.
Советских богатырей радушно встречали жители столицы Франции, а также спортивные деятели во главе с Жаном Дамом. Газета "Фигаро" на первой странице поместила репортаж с заголовком "Десант русских высадился в Париже".
Первым от советской команды вступил в борьбу полулегковес Моисей Касьяник. Он взошёл на пьедестал мирового первенства с бронзовой наградой. В лёгком весе честь нашей команды защищали сразу два атлета — Владимир Светилко и Георгий Попов. И оба они выступили достойно, пропустив вперёд лишь американца Стэнли Станчика.
Из советских штангистов наибольшей популярностью пользовался Григорий Новак. Приземистый, с рельефной мускулатурой, Григорий выделялся среди всех участников. Состязания в тот день затянулись. Часы показывали полночь, когда к рекордной штанге весом 125 кг вышел наш Новак. Куценко так написал об этом в своей книге "В жизни и спорте":
"...я смотрел на него и (в какой раз!) удивлялся его физическим данным".
Григорий выжал 125 кг и попросил добавить... ещё 15 кг. Что творилось в ночном зале, когда он одолел и этот вес! Наш атлет победил с великолепной суммой 425 кг и стал чемпионом мира — первым советским чемпионом мира.
Соревнования, как всегда, завершали тяжеловесы. Было три часа ночи. Яков Куценко и Серго Амбарцумян, не имевшие опыта таких соревнований, нервничали. Впрочем, не сладко приходилось и их соперникам. И только американец Джон Дэвис олицетворял собой спокойствие. Мог ли Куценко победить "Чёрного Аполлона", как звали в США этого стройного гиганта? Возможно, мог — но, повторяю, слишком мал был у Якова Григорьевича опыт международных встреч, а тут ещё пришлось состязаться в такой вот полночной обстановке...
...За год до войны Куценко было присвоено звание заслуженного мастера спорта. На всесоюзном помосте ему в то время не было равных. Шаг за шагом наш абсолютный чемпион улучшал технику, совершенствовалась его методика тренировок. На горизонте обозначалась уже фантастическая сумма троеборья — 500 кг.
22 июня 1941 года в Киеве должен был состояться большой спортивный праздник в честь открытия республиканского стадиона. Афиши призывали побывать на состязаниях штангистов Новака, Попова, Куценко, Хотимского, которые пойдут на побитие рекордов. Но спортивный праздник не состоялся.
...Яков Куценко был направлен военкоматом в танковое училище. В холодном, продуваемом ветрами Кунгуре он изучал боевую технику. Потом была работа на тагильском заводе — ремонт тех же танков, вернувшихся с поля брани. Работать иной раз приходилось до 20 часов в сутки. Лишь в 1944 году по решению правительства группу ведущих спортсменов демобилизовали и направили в освобождённые районы страны налаживать спортивную жизнь. В поездках Яков Григорьевич часто нам рассказывал о своей встрече с родным Киевом. Город лежал в руинах, обезображенный, растерзанный фашистами.
Под треск декабрьских морозов в незастеклённом Дворце физкультуры состоялся спортивный вечер. Яков Григорьевич, конечно же, был далёк от своей лучшей формы. Но огромная радость приближавшейся победы над фашизмом, дорогие, милые лица родных, знакомых, друзей дали ему тот психологический заряд, который позволил совершить невозможное: он толкнул 171 кг. Это был мировой рекорд!
Точно такой же вес — 171 кг — Куценко покорил и в Париже сразу после чемпионата мира. Но до этого на помосте Дворца "Шайо" состоялся этот самый чемпионат мира 1946 года.
Американец Дэвис в тот вечер был великолепен. Ленивой, чуть небрежной походкой Дэвис подходил к штанге. И вдруг преображался — становился собранным, ловким, гибким. Набрав в сумме 435 кг (вспомните, такой вес Куценко поднимал ещё в 1940 году.) 1, Дэвис стал победителем. Яков проиграл чемпиону 15 кг. Серго Амбарцумян оказался четвёртым с суммой 380 кг.
Через несколько дней штангисты перекочевали в "Пале де спорт". Здесь было намечено провести вечер на побитие рекордов. Всё тот же Дэвис толкнул 150 кг, затем 160 кг. Но на сей раз в его движениях не было лёгкости. Следующий подход чемпиона к весу 165 кг успеха не принёс. Куценко же, после того как толкнул этот вес, попросил установить на штангу 171 кг — на полкилограмма больше мирового рекорда молодого египтянина Гейссы, который напряжённо следил за попыткой советского атлета. Поднимаясь на эстраду, Яков, споткнувшись, неожиданно упал.
Но и страх, и сомнения отступают, когда спортсмен хочет доказать, что его рекорды не "красная" пропаганда, что это реальность. Окрылённо, уверенно взялся Куценко за гриф, чтобы через несколько мгновений торжествовать победу над холодным металлом.
Так блестяще дебютировали советские штангисты на первом для всех нас чемпионате мира. "Мы увидели команду, которую будет невозможно победить" — такое мнение высказал знаменитый Кхадр эль Туни из Египта, которого на родине после выступлений встречали артиллерийским салютом.
В июле 1947 года Яков Куценко и его товарищи дебютировали на чемпионате Европы. Этот памятный турнир проходил на помосте хельсинкского зала "Мессухали". Все советские атлеты вернулись на Родину с наградами. Такого успеха до сих пор не знала ни одна тяжелоатлетическая команда. Пять штангистов стали чемпионами континента, в том числе два железнодорожника — Израиль Механик и Яков Куценко. Наш тяжеловес попытался установить мировой рекорд — заказал для толчка 174 кг. Но в этот раз снаряд не покорился. Однако по сравнению с парижским чемпионатом мира Куценко уверенно шагнул вперёд — в сумме троеборья локомотивец набрал 432,5 кг.
Свой успех Яков Куценко повторил три года спустя. На помосте знакомого Дворца спорта "Шайо" разыгрывались одновременно награды чемпионата мира и Европы. Нашему замечательному штангисту исполнилось уже 35 лет. Он был ещё силён, но чувствовал, что близится время прощания с любимым спортом. Не радовала даже победа над главными европейскими силачами: в борьбе за звание чемпиона мира он много уступил всё тому же Дэвису. Однако мы, штангисты, были совсем другого мнения. Куценко боролся с соперником до конца, мужественно, стойко. Но годы, как говорится, брали своё.
Лебединой песней Якова Григорьевича нужно считать 1949 год. Куценко выступал азартно, в охотку и в то же время продуманно, без суеты. Его сумма 447,5 кг была более чем внушительна, во всех трёх движениях он установил новые рекорды: 142,5 кг, 135 кг и 170 кг. Но вскоре Яков Григорьевич получил травму ноги (по всей вероятности, мышцы стали терять эластичность). Но Куценко переборол себя и через какое-то время вернулся к интенсивным тренировкам. Незадолго до чемпионата мира в Париже он набрал в сумме 455 кг.
Наше соперничество с Яковом Григорьевичем началось в 1951 году. Куценко снова победил на чемпионате страны в Харькове, мне же досталась бронзовая медаль. Поднял я тогда совсем немного — 407,5 кг в сумме троеборья. Но и победитель собрал не очень для него внушительную сумму — 422,5 кг. Это был шаг назад, и Куценко прекрасно сие понимал. Время было моим союзником, я искал пути к силе, экспериментировал на помосте. Отсюда и срывы, как, например, на чемпионате в Каунасе, где Яков Куценко вновь победил.
С большим помостом Яков Григорьевич простился в 1952 году. Чемпионат страны проходил на арене любимого им цирка. Куценко обошёл меня на 7,5 кг и завоевал свою четырнадцатую золотую медаль. Именно так красиво и завершились выступления на помосте этого выдающегося атлета.
Такие люди, как Яков Григорьевич Куценко, достойны подражания. Его имя навсегда вписано в историю отечественной "железной игры" и всего советского спорта.
"В детстве он был слабым и хилым" — так нередко начинаются в наше время очерки о спортсменах. И я долго думал: как избежать трафарета? Но, что поделаешь, если Яков Куценко действительно родился очень слабым?
Роды были тяжёлыми, мать после этого долго болела, и за ребёнком несколько лет ухаживали соседи. А время в 1917-1918 годах, как известно, было смутным, власть в Киеве переходила из рук в руки: её захватывали то контрреволюционная Центральная Рада, то немецкие войска, то гетман Скоропадский, то деникинцы, то белополяки. И лишь в июне 1920 года Киев был освобождён, и в городе наконец восстановили Советскую власть.
Голодные годы, болезни и бесконечные лишения уменьшили семью Куценко: из тринадцати детей осталось только четверо. Яков рос, ничем не выделяясь среди других ребят. Он был долговязым, тощим пареньком, в меру сильным и ловким, но отнюдь не помышлявшим стать богатырём. Впрочем, дома много говорили о популярной тогда французской борьбе, о возвращении из гастролей по Америке Ивана Поддубного и о других важных событиях. Отец Якова, высокий, красивый и очень суровый человек, пользовался большим авторитетом в своём посёлке и всегда был окружён друзьями — во всяком случае так эти люди себя называли. В доме постоянно собирались рабочие — они много пили и громко, ожесточённо спорили, обсуждая насущные дела.
У Якова было одно большое увлечение: он любил рисовать. Случай помог этой страсти укрепиться. Однажды вечером, возвращаясь домой, Куценко увидел на одной из тёмных улиц посёлка лежавшего на земле пьяного человека. Яков поднял его и помог добраться до дома. Пьяный оказался художником из кинотеатра "Эхо" но прозвищу "Репин". Когда-то он был известным художником, его картины выставлялись даже в Париже, но потом в жизни художника что-то случилось, и он, одинокий, спившийся, оказался в Барановке, на окраине Киева.
На следующий день Яков уже бесплатно смотрел фильм. Узнав о том, что мальчик немного рисует, Пётр Андреевич — так звали художника — стал учить его своему искусству и давать несложные поручения: домалевать штаны ковбоя на рекламе нового фильма или подкрасить глаза красотке. Но Яша любил рисовать природу, его часто можно было увидеть у Днепра. В Яшиных альбомах рядом с пейзажами соседствовали бытовые сценки, увиденные на берегу, и на рисунках всё чаще стали появляться рыбаки, рабочие, кузнецы, люди с крепкими, округлыми мышцами. Мальчика привлекала красота человеческого телосложения.
Шло время, и надо было начинать настоящую трудовую жизнь. В пятнадцать лет Куценко поступил в фабрично-заводское училище. Потом уехал строить Магнитку, Там, вдали от дома он, как ни странно, избавился от болезней, мучивших его в Киеве, подрос и окреп. И, вернувшись через два года домой, поступил в физкультурный техникум. Здесь-то и началась его дружба со штангой.
В 1935 году двадцатилетний полутяжеловес Яков Куценко добился своего первого большого успеха: на чемпионате Украины он нанёс поражение рекордсмену страны Аркадию Касперовичу.
— Поздравляем! — обступили Якова товарищи. — Молодец! — и повлекли его в раздевалку.
Однако Куценко не спешил по примеру остальных участников скрыться от толпы, хотя и очень устал.
— Рано ещё поздравлять, ребята...
Яков подошёл к судьям и попросил их установить на штангу вес 84,5 кг.
— Для чего тебе это? — спросил кто-то, всё ещё не понимая, о чём идёт речь.
— Хочу побить всесоюзный рекорд Николая Кошелева.
Зал стих, когда судья вызвал Куценко на сцену. Тот не спеша подошёл к штанге, расправил плечи. Зрители затаили дыхание. Куценко, захватив штангу точно посередине, энергично оторвал её от помоста... Все движения были выполнены точно и красиво. И вот уже, выпрямляя ноги и туловище, атлет встал, а ещё через мгновение зал потряс шквал аплодисментов. 2
На следующий день заслуженный мастер спорта Ян Спарре в коротком комментарии к сообщению о рекорде написал:
"У нас появился исключительно талантливый спортсмен, которому явно суждено стать лидером советских полутяжеловесов. На мой взгляд, ни Анатолий Касперович, ни кто-либо из других атлетов не смогут оказать ему в этом разряде достойного сопротивления."
А поэтому странным и даже легкомысленным показалось всем специалистам и болельщикам решение Куценко оставить в покое побеждённых им чемпионов и перейти в тяжёлую весовую категорию, чтобы вступить в спор с уже знаменитым в ту пору армянским богатырём Серго Амбарцумяном.

Понравился пост? Поддержи Фишки, нажми:
0
5
Новости партнёров

А что вы думаете об этом?
Фото Видео Демотиватор Мем ЛОЛ Twitter Instagram
Отправить комментарий в Facebook
Отправить комментарий в Вконтакте
5 комментариев